«Здесь и сейчас» построили в 12 эскизах

Навязшие в зубах слова о духе творчества на выставке, кажется, возвращаются к своему смыслу. Фото агентства «Москва»

Проект «Здесь и сейчас» появился по инициативе столичного Департамента культуры и в сотрудничестве с Московским музеем современного искусства. В прошлом году его пилотная серия, которую курировала Катя Бочавар, стала, по словам организаторов, «дайджестом институциональных инициатив в сфере городских культурных проектов». Дайджест, включивший 50 проектов на двух манежных ярусах, получился весьма многословным. Нынешний выпуск, выстроенный Юрием Аввакумовым в концептуальном и буквальном смысле слова – 12 сооружений из фабричных палет напоминают и сквозные башни, и ульи, внутри которых варится дело, – представляет, согласно подзаголовку выставки, «Атлас творческих студий Москвы». «Здесь и сейчас» – по версии 2019 года – гораздо компактнее, и это пошло проекту на пользу. Выставка будет сопровождаться образовательной программой.

За прошедшие с открытия «Здесь и сейчас» дни мне попался один отзыв, что, мол, смотреть там нечего. По-моему, это не так. Юрий Аввакумов, перебирая значения слова «студия», «перелистывает» эпохи Античности, Возрождения и так доходит до сегодняшнего дня, не забывая и «штудию» как не только изучение, но и исследование. Его сквозные башни-ульи из палет (попросту – деревянных поддонов, какие используют для транспортировки) выглядят метафорой временности и времени, которое способно помнить, но может и уничтожать. Которое отражает процесс. Метафорой времени и творческого зерна, из которого что-то, если повезет, выкуклится. Тут, как он говорит, аллегории мастерских, а сам он «не худсовет» и специально никому ничего не навязывал.

12 искусств и резидентов – это живопись и преподающая в Суриковке Айдан Салахова (проект «Апофеоз классики»); архитектура и Школа-студия Владислава Кирпичева EDAS (проект «EDAS. Краткое содержание»); мозаика и Александр Корноухов (вместе с историком искусства Алексеем Лидовым они создали проект «Сакральное искусство мозаики»). За скульптуру отвечают Анатолий Осмоловский и институт «База» (скульптура здесь аудиовизуальная с акцентом на первом слове – «Светящаяся башня знания»); фотография – это шутливое руководство от преподавателя Школы Родченко Сергея Браткова под названием «Скажи слово «Чиз» и съешь птичку». А уличное искусство – студия «ДЭЗ № 5» Михаила Лабазова (с выжимкой из проекта «Московское двороведение»). Театр представлен «Лекциями Дмитрия Крымова по сценографии» (напомним, Крымов вместе с Евгением Каменьковичем ведут в ГИТИСе свою мастерскую), а кино – «Мастерской коллективного кино» Андрея Сильвестрова (проект «Кино – документ или аттракцион?»). Графику показывают преподаватель Британской Высшей школы дизайна Виктор Меламед и его выпускники, а новые технологии – Платформа TECHNE, созданная на базе Государственного центра современного искусства Дмитрием Знаменским. Танец – это центр современного танца «Цех» Елены Тупысевой, а мода – Светлана Тегин и Tegin Fashion House (проект «Храм моды Tegin»).

Студийцы тут, как видно, очень разные, но именно разнообразие привлекательно в «Здесь и сейчас». Это может быть павильон Виктора Меламеда: Юрий Аввакумов рассказал, что прежде тот не делал инсталляций – а жаль, это удивительное качество графики, которую можно «раскатать» на огромную стену. Студенты Меламеда обратили стены в огромные декорации, позволив зрителю гулять внутри рисунков, а сам он поставил в центре загогулину, которую нужно вращать, наблюдая за узорами тени, отбрасываемой на этюдник. Потому что графика может появиться из любых линий. И это могут быть легкие, детские безо всякой скидки на возраст и по-настоящему импровизационные работы дэзовцев. Как в хармсовском духе придуманный «Конфугоголь» Вари Лавровой – силуэты Гоголя, позабывшего свою забронзовелость классика и памятника, делают разминку, пока никто не видит: «Туда махнет, сюда махнет и все мысли неправильные испарились, сел он на снег и написал наконец-то «Мертвые души» (студийцы ко всем выставкам комментарии пишут сами).

Эскизность – нерв проекта. Это может быть эскиз, абрис танца, а может быть эскиз или макет «визионерской архитектуры», придуманной детьми в студии Владислава Кирпичева. Или эскиз как дух творчества вообще, когда в динамиках звучит голос Дмитрия Крымова, а в павильоне стоит бык из какого-то старого аттракциона, и смелый зритель должен на нем удержаться. Получится/не получится – в искусстве, как и в жизни. Эскизность на выставке – про пульс идеи, про то, что есть или забрезжило, про то, что исчезнет, башни разберут, палеты вернут на склад. Навязшие в зубах слова о духе творчества здесь, кажется, возвращаются к своему смыслу, поскольку как раз благодаря эскизности оказываются дальше всего от невыносимо звучащего «вхождения в вечность».

Другое дело, что Манеж как площадка остается местом с программой неровной, хаотичной – или без собственной программы. И когда в аннотации к нынешнему проекту пишут, что это «ежегодный масштабный смотр актуального московского искусства», то у интересующихся современным искусством в памяти еще вполне свежо, как Манеж был определен площадкой для основного проекта VI Московской биеннале современного искусства в 2015-м, но потом внезапно решение отменили, чем спутали организаторам смотра все планы. Можно вспомнить и другое: что изящные выставки, подобные нынешней «Здесь и сейчас», оказываются в том же Манеже, что в другое время года – идеологически выдержанные экспозиции. Это уже, конечно, разговор отдельный, к «Здесь и сейчас» прямого отношения не имеющий – имеющий к тому, что творится здесь и сейчас. 

Источник: ng.ru

Крутилки мерседес

крутилки мерседес

podmotkaspidometra.ru

Камеры видеонаблюдения в ростове

систем видеонаблюдения! Доставка! Монтаж

rostovsat.com

Добавить комментарий