Заслуживают ли силовики критику президента за «репрессии против коммерсантов»

Выступая с 15-м по счету ежегодным Посланием Федеральному собранию, президент Владимир Путин в очередной раз пожурил правоохранителей, продолжающих «кошмарить» и без того измученный кризисом и налогами бизнес. «При расследовании экономических дел нужно ограничить поводы для продления ареста. Человек сидит за решеткой, его в течение нескольких месяцев не вызывают на допрос. Прокурор спрашивает: почему? Следователь в отпуске. Нужно с этим разобраться», – отметил Путин. В итоге соответствующие поручения получили как Генпрокуратура, так и Верховный суд. Причем надзорное ведомство уже пообещало разобраться с необоснованным затягиванием сроков расследования уголовных дел, а суд – с долгосрочными арестами предпринимателей. Однако, судя по статистике, можно сделать вывод, что о каких-то массовых репрессиях в отношении отечественных бизнесменов речь не идет.

По данным Верховного суда России, в 2018 году были осуждены всего 1,3 тыс. предпринимателей (0,2% от общего числа осужденных), а в отношении еще 400 уголовные дела были прекращены. Из общего числа приговоров почти 40% были вынесены по мошенническим статьям УК – 159–159.6. При этом суды лишали бизнесменов свободы лишь в 15% случаев, а чаще всего назначали им условный срок (34%) или судебный штраф (31%). Иначе говоря, были к ним весьма лояльны.

Не заметно лютости в отношении бизнесменов и со стороны правоохранителей. Удельный вес экономических преступлений в общем числе зарегистрированных не превышает 6%. По итогам прошлого года правоохранительное давление на бизнес в плане налогов ослабло почти на 12%, растратчиков – на 7%, а на мошенников всех мастей – на 3,5%.

Приятный бонус в прошлом году бизнесмены получили и от самого президента. Принятый с его подачи Федеральный закон от 27.12.2018 № 533-ФЗ (вступил в силу 8 января) расширил перечень преступлений, уголовные дела по которым подлежат прекращению при условии возмещения причиненного ущерба. В этот перечень были включены мошенничество, сопряженное с неисполнением договорных обязательств, и преступления небольшой тяжести: мошенничество в других сферах, присвоение авторства (плагиат), нарушение изобретательских и патентных прав, присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс был дополнен статьей 164.1, определяющей исключительные случаи изъятия электронных носителей информации по экономическим делам, а также порядок копирования содержащейся на них информации.

В этой связи возникает резонный вопрос: отчего же негодует президент? Или же просто делает вид, что негодует, желая потрафить бизнес-сообществу, без поддержки которого ему вряд ли удастся осуществить запланированные преобразования? Вряд ли ему не докладывают о намеченных арестах крупных бизнесменов или иностранцев, которые впоследствии лихорадят информационное пространство. Тем более что многие фигуранты таких дел имеют высокопоставленных покровителей из числа чиновников, компромат на которых зачастую и интересует руководителей спецслужб.

При этом, выступая на ежегодных коллегиях силовиков, президент регулярно призывает их очистить экономику от засилья криминала. Естественно, что те воспринимают его наказы не иначе, как руководство к действию, наращивая темпы своей работы. В итоге получается замкнутый круг: мало выявляешь – никакого тебе повышения, премий и наград. На этом, собственно, и погорели экс-глава ГУЭБиПК МВД Денис Сугробов и его подчиненные.

Не меньше вопросов вызывает и применяемый сейчас подход к защите прав бизнесменов. Где частные определения судей в адрес руководства следственных органов на необоснованную волокиту или неудовлетворительную организацию предварительного расследования уголовного дела, повлекшие его прекращение за отсутствием состава преступления или истечением сроков давности? Почему бездействуют прокуроры, наделенные правом обжалования судебных решений, в том числе вступивших в силу, в случае неверного применения положений уголовного закона?

Иначе говоря, журить правоохранителей за преследование бизнесменов имело бы смысл только в случае их сознательного саботирования президентской инициативы по оздоровлению делового климата в стране. Сейчас же речь следует вести о рутинном выполнении положений о декриминализации экономики, содержащихся в ведомственных планах и прошлогодней Стратегии экономической безопасности России до 2030 года. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий