Зачем китайские драконы пробираются в Арктику

Фото Andy Wong — Pool/Getty Images

Исполнился год с тех пор, как в Китае вышла в свет Белая книга, в которой он официально объявил себя околоарктической державой. «Географически Китай является страной, близкой к Арктике, и одним из континентальных государств, ближайших к Северному полярному кругу», – говорится в ней.

Похожие заявления звучали из Пекина и раньше, часто вызывая недоумение у полярных стран. Белая книга на этот счет разъясняет, что природные условия Арктики и их стремительные изменения оказывают прямое воздействие не только на климат Китая и его экологию, но и на его задачи в сельском хозяйстве, рыбоводстве, лесной отрасли и др.

Впрочем, сколько ни называй себя околоарктической страной, береговая линия северных морей ближе к границам Поднебесной не окажется. Поэтому Китай вынужден как можно теснее сотрудничать со странами Арктического совета (АС). Этими соображениями объясняется резко возросшая активность Пекина на самом высоком уровне. Так, председатель КНР Си Цзиньпин посетил Финляндию, председательствующую в АС, где Китай с подачи России стал постоянным наблюдателем, и Исландию, председательство к которой перейдет в 2019-м, а также Аляску. 

Китайская программа арктических исследований считается одной из самых диверсифицированных в мире. Совершив за два десятка лет восемь экспедиций на Северный Ледовитый океан, КНР продолжает строить полярные научно-исследовательские суда. Она обзавелась постоянно действующей исследовательской станцией на Шпицбергене. В 2012 году единственный китайский ледокол «Снежный дракон» впервые прошел по Северному морскому пути (СМП). Сейчас своими силами Китай строит «Снежного дракона – 2» и настроен сделать экспедиции в Заполярье ежегодными.

Все это направлено на то, чтобы закрепить за собой место полноценного субъекта в Арктике. Подтверждает это и пассаж из Белой книги, где сказано об усилении гидрографических работ в регионе «для повышения качества навигации, а также усиления безопасности и логистических возможностей Арктики».

Наибольший интерес Китай проявляет к СМП – водной магистрали на треть короче, чем традиционный маршрут доставки товаров из Азии в Европу через Суэцкий канал. По нему к 2025 году Пекин намерен транспортировать 20% своих грузов. Тем более что такие перевозки идеально вписываются в концепцию Нового шелкового пути.

На взгляд Китая, СМП и инициатива Си «Один пояс, один путь» – две составляющие одной стратегии, реализация которой укрепит его связи с остальным миром. «Стратегия Пекина не ограничивается «путем» и «поясом», – поясняют в столичном Университете Цинхуа. – Проект следует переименовать в «Один пояс, один путь, один круг». Под «кругом» подразумевается Полярный круг.

В освоении полярного шелкового пути у Пекина есть и геополитические причины. Это и разворачивание дополнительных сил ВМС США у берегов Китая, и укрепление военных союзов Вашингтона с Японией, Южной Кореей и Австралией, и создание очагов напряженности в Южно-Китайском море. США при желании могут стать угрозой для судоходства через Малаккский пролив – «бутылочное горлышко» пути, по которому проходит до 90% китайских грузов.

При этом в Вашингтоне обеспокоены растущими возможностями Китая в Арктике, что отчасти станет причиной визита госсекретаря Майкла Помпео в Исландию, запланированного на 15 февраля. «Китай, безусловно, создает потенциал для использования в будущем своих военных возможностей в Арктике», – подчеркнул в связи с этим высокопоставленный представитель администрации США.

Что касается России, то в свете расширения западных санкций она открыла дверь в Арктику для китайских инвестиций. Вместе с тем Пекин должен осознать стратегическую значимость Арктики для России и поэтому исключить любые действия, чтобы бросить вызов нашим интересам в Заполярье. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий