Уровень свободы – 0,75 Кудрина

Фото агентства городских новостей «Москва»

Глава Счетной палаты и бывший министр финансов Алексей Кудрин, выступая на форуме «Как попасть в пятерку», заявил, что российская экономика очутилась в «застойной яме», что ее драйвером уже не могут быть высокие цены на нефть. По мнению Кудрина, одна из причин застоя – политическая. «В неконкурентной политической ситуации зачастую достаточно просто оставаться некой вертикали власти, создавать некую вертикаль управления и с ней жить. Это тоже одно из последствий слабости развития в том числе политических институтов, сменяемости, ротации», – сказал он.

Алексей Кудрин воспроизводит дискурс, который вполне можно считать либеральным. Есть политические силы, элиты, а есть независимые и сильные институты, которые в совокупности и образуют государство. Ни одна элита не должна подчинять эти институты себе, их самостоятельность – залог доверия к ним граждан. Власть на всех уровнях должна быть сменяемой, именно в этом случае и не происходит сращивания общих правил игры с интересами конкретной политической силы. В системе без сменяемости и ротации не наблюдается естественной конкуренции идей и предложений, а в государстве со слабыми институтами проще реализовать краткосрочный бизнес-проект, а не заниматься долгосрочным инвестированием в экономику.

Руководитель Счетной палаты, впрочем, не доводит свои публичные рассуждения до логического конца. Что значит сменяемость как политический принцип? Она означает, что правящая элита не должна определять, кто может и вправе бороться с ней за власть в стране, а кто нет. Нормальная сменяемость, а вместе с ней и подтверждение легитимности действующей власти возможны в том случае, если выборы (тоже, к слову, независимый институт) совершенно свободны и прозрачны. Если два представителя одной элиты при декоративной конкуренции на выборах с некоторой периодичностью уступают друг другу два ключевых государственных поста, это сложно назвать сменяемостью власти. Но до такой конкретики Кудрин не договаривается, и едва ли это случайно.

Власть скорее всего осознает, что либеральная точка зрения в сложившейся государственно-политической системе выражена неоправданно слабо. Периодически возобновляется поиск формата для либералов, при котором у них могли бы быть партия, места в Госдуме, время в телеэфире. Может быть, такую партию должна выделить из своих рядов «Единая Россия». Может быть, нужно сделать системным какой-то независимый политический проект. Роль Алексея Кудрина в этом контексте кажется вполне понятной. Он олицетворяет тот либерализм, который власть могла бы допустить, воплощает в себе контуры, границы внутренней трансформации.

Кудрин – вполне искренний и убежденный либерал. При этом его государственная служба, по сути, бухгалтерская. Он отвечал за распределение финансов, имея свои предпочтения: например, желая дать меньше военным, а больше – науке. Теперь он следит за тем, кто и как расходует средства. Он в хороших отношениях с Путиным, но при этом был на Болотной. У него высокий авторитет и вместе с тем антирейтинг, что удобно власти и ограничивает амбиции самого Кудрина. Его политический тип – мудрец, а не пламенный трибун. Он ничем не напоминает Навального, Макрона или Трюдо. Это безопасный для власти вариант лидера политической партии, набирающей 5–7% и не рушащей систему изнутри.

Одновременно Алексей Кудрин с его высказываниями обозначает своего рода предел свободы мнения внутри системы. Можно было бы даже по аналогии с физическими единицами измерения ввести меру либерализма – 1 Кудрин. Допустимы выступления на 0,5 Кудрина, на 0,75 Кудрина. Но 1,25 Кудрина – это уже опасное отклонение от нормы, угрожающее системной стабильности. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий