Ученик Сергея Женовача дебютировал в «Современнике»

История взросления Соловьева (Шамиль Хаматов)

не лишена пикантных подробностей. С Татьяной

Лялиной (Лизой).

 Фото Сергея Петрова/ «Современник»

На Другой сцене «Современника», который окончательно вернулся на Чистые пруды, – премьера. Исторический роман Евгения Водолазкина «Соловьев и Ларионов» (по названию явно отсылающий к Бродскому) предложил для постановки молодой режиссер Айдар Заббаров, он же написал инсценировку. Фигура новая, сразу после выпуска из ГИТИСа (курс Сергея Женовача) Заббаров — нарасхват. Недавно выпустил в Театре Ленсовета в Петербурге «Казаков» Льва Толстого, а в Москве будет готовить уже вторую премьеру. В МХТ им. Чехова должны выйти весной-летом «Белые ночи» Достоевского. Заббаров – единственный из начинающих режиссеров, кого Женовач лоббировал в первый сезон своего назначения. Значит, уверен – тот не подведет.

Вот и премьера «Современника» показывает, что режиссер учился у мастера добросовестно. И традицию цельно и в то же время подробно работать с прозой впитал. А еще создавать вместе с художником атмосферу (сценография – Булат Ибрагимов): как будто запыленный, тусклый свет высвечивает полупрозрачную кафельную стену с выдвижными библиотечными ящичками, на нее ловко, с помощью видеопроекции, умещается морская волна, вместо земли на подмостках – бурый цвет поваленных шинелей.

Можно сказать, что ошибки, которая часто случается при работе над инсценировкой без драматурга, Айдар Заббаров (при участии исполнителя одной из главных ролей Максима Разуваева) избежал. Две линии романа, одна – про Гражданскую войну, Крым 20-х, другая – про 90-е годы там же, выстроены в ровной параллели. Другой вопрос, что то, что, возможно, держит внимание и легко прочитывается в книге, не воздействует так со сцены. Но монтируются сцены крепко, а некоторые даже изящно, плавно перетекая из одной в другую, театрально соединяясь через единую реплику или предмет.

Белый генерал Ларионов отступает со своими дивизиями в Ялте через Перекоп, когда в город входят красные, – короткие батальные сцены, помноженные на философские монологи самого Ларионова (Разуваев), всю жизнь он ведет мистический диалог со смертью, – выглядят и звучат искусственно, местами архаично, по-киношному. В какой-то момент даже, как ни парадоксально, тормозят действие. Во всяком случае, три с лишним часа с двумя антрактами, в которые уложена сценическая версия романа, ощутимы.

Более динамична современная линия, где события развиваются в 96-м году, спустя 20 лет после смерти загадочного генерала (красные его так и не убивают, и он доживает в Ялте до старости при советской власти). Шамиль Хаматов играет школьника с полустанка 715-й километр, вырастающего в историка Соловьева, волею случая он расследует таинственное спасение белого генерала в начале века. По мысли писателя, истории героев рифмуются, хотя и не так заковыристо, как может показаться в начале. Речь скорее о «нити времен» и мистике пространства единой страны – к финалу выясняется, что единственная подруга в его родном селе, — внучка генерала. Только вот вовремя разглядеть ее значимость в своей судьбе Соловьев не успевает. Он уезжает учиться в Ленинград, а потом, чтобы написать диссертацию по Ларионову – на место его жизни и смерти, – в Ялту. А с юности страдающая от невзаимной любви Лиза не дожидается его на Богом забытом полустанке. Так нить обрывается. Но приключения Соловьева в поисках архива Ларионова, познание его благородства и мудрости учат его высшему уроку жизни.

Лизу Ларионову играет Татьяна Лялина, актриса, которую сейчас, можно сказать, открыл Сергей Урсуляк, сняв многосерийную экранизацию романа Алексея Иванова «Ненастье». При всем, кстати, мыльном несовершенстве сериальной продукции для канала «Россия 1» один из сильнейших телевизионных фильмов ушедшего года. И по материалу очень глубокий. Новый взгляд на лихие 90-е, трагический разлом двух веков, когда власть трусливо отошла от проблем гражданского общества в сторону. В драматическом ощущении российского безвременья – несомненно, перекликающегося с Водолазкиным. Так вот у Урсуляка амплуа романтической героини Татьяны Лялиной замечательно раскрыто, в спектакле тот же образ дан двумя штрихами, но их не хватает.

Та же беда настигает и Шамиля Хаматова, которому, казалось бы, есть где развернуться – все-таки центральная роль. Но ни драматические, ни комедийные его краски полностью зрителя не захватывают. Партитура роли есть, а объема нет. И того, что в этом длинном сочинении должно было бы держать в напряжении, – подспудного эмоционального контакта с залом, внутреннего вопроса характера, четко отмеренной паузы перед шутливой репликой, в конце концов. Можно даже подумать, что пока артиста давит махина текста – он еще явно весь в голове не уложен и не прожит, — много сбоев и чисто речевых. 

Динамика линии историка Соловьева – в бытовых комедийных сценках, что хоть как-то уравновешивает «многозначительный» исторический сюжет. Ульяна Лаптева играет аккуратненькую сельскую библиотекаршу на 715-й станции и жеманную большегрудую работницу культуры Ялты, к которой Соловьев приходит, чтобы распутать клубок событий прошлого. 

Наталья Ушакова – взбалмошную Зою, сотрудницу ялтинского Музея Чехова, дочь последней спутницы генерала, жившей с ним в одной коммуналке. Тут Водолазкиным остроумно обыгрывается жанр бульварного романа с обязательной любовной интрижкой (как и жанр романа взросления). Сексапильная Зоя, за которой маячит бессменный ухажер-импотент (крошечная, но точная роль Кирилла Мажарова), пытается соблазнить интеллигента Соловьева, приманивая его заветным генеральским архивом. Архив тот всеми правдами и неправдами получает, а вот с крымской нимфой приходится расстаться, так и не одарив ее желаемым.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий