Вторую мировую войну выиграли американцы и англичане

Историю Великой Отечественной войны знает, пожалуй, любой, кто родился в СССР. Пусть не в лицах и деталях, но основные ее события закладывались в нас еще раньше, чем начиналась школьная скамья. А есть люди, которые могут рассказать про эту войну в таких мельчайших подробностях, слушая которые становится стыдно за свое незнание. Однако, судьба иной раз преподносит сюрпризы, способные в одночасье разорвать шаблоны и стереотипы, на которых строилась вся предыдущая жизнь…

*Я искренне надеюсь, что оценка этому посту будет дана исключительно после его прочтения.

Колумбия, Богота. Июнь 2018 год.

Наша беседа с Марио продолжалась уже более двух часов. Официантка ресторанчика, в котором мы сидели, еле успевала приносить кофе, который шел под разговор не хуже, чем водка. Узнав о моем кругосветном путешествии, мой визави сам вызвался на этот разговор, став тем самым инициатором нашего знакомства. Он – успешный колумбийский юрист, человек с хорошим образованием и подобающими статусу манерами вежливости и тактичности. Я – экстремальный путешественник, испытатель судьбы и романтик, отправившийся в кругосветку со 160$ и резиновым утенком в кармане.

 

Особый интерес у моего собеседника вызывали не столько мои рассказы о кругосветке, сколько тот факт, что я из России. По его словам, я был первым русским человеком, с кем он общался за всю свою жизнь. Мы говорили обо всем. О том, как у нас и как у них, о моих наилучших впечатлениях о Колумбии и о пресловутом мифе, благодаря которому эта страна ассоциируется исключительно с кокаином. О животных, природе, полетах в космос и в какой-то момент перешли на историю. Не помню, как мы подошли к теме Великой Отечественной войны, но то, что начал рассказывать про нее Марио, поставило меня в конкретный тупик. Дошло даже до того, что мне искренне захотелось разбить о его голову, стоящую на соседнем столике бутылку виски.

 

Но вопреки своему желанию, я ни разу его не перебил и дал закончить монолог, суть которого сводилась буквально к следующему: Вторую мировую войну выиграли американцы и англичане, а русских, там и близко не было. Точнее сказать, они там все-таки были, успев впрыгнуть в уходящий поезд раздела Европы в начале 1945-го года. Но это было еще не все. По его словам получалось, что союзники не только остановили фашизм, но и исключительно благодаря их помощи Советский Союз смог отстоять Москву. Правда, в каком году это случилось колумбийский юрист припомнить не сумел.

Я слушал его с открытым ртом, а мои глаза от удивления были такими, будто вместо каждой чашки кофе, мы вынюхивали по дорожке кокаина. Мне никак не удавалось понять, что произошло с тем эрудированным человеком, который за два часа общения не дал и повода усомниться в высокой степени своего интеллекта. Ведь не бывает так, чтобы на ровном месте такая интересная беседа опустилась до уровня откровенной ереси. Да и судя по его лицу, которое в отличие от моего оставалось таким же неизменным, то, что он говорил, ему самому абсолютно не казалось бредом…

Свой монолог я начал с того, что показал ему георгиевскую ленточку, висевшую на моем рюкзаке рядом с ленточкой российского триколора…

 

Поняв, что он поделился со мной всем, что знает о второй мировой войне, я решил эти самые знания немного расширить, так как справедливо предположил, что у меня по данному вопросу их несоизмеримо больше. Теперь молчать и слушать пришлось колумбийцу. Причем, судя по тому, что я особо не скрывал, что был им задет за живое, Марио понял, что сейчас действительно, лучше помолчать и послушать. Начали по порядку с Брестской крепости, битва за Москву, блокада Ленинграда, Сталинград, Курская дуга… Мой собеседник узнал, как за Урал эвакуировались не только люди, но и целые заводы, о винтовке одной на двоих, пяти патронах, о том, как подростки подделывали документы лишь бы попасть на фронт… Когда я прервался, чтобы заказать очередную чашку кофе, Марио неожиданно заявил, что нас в школах и институтах учат так, а их по-другому и попытался тактично вывести беседу из штопора. Видимо тогда он еще не понимал, что сиди на моем месте кто-то другой, ему бы скорее всего понадобилась помощь стоматолога, а может быть и черепно-лицевого хирурга.

Но после того, как я объяснил ему, что то, что им преподают, мы получали с детства из первоисточников в лице бабушек и дедушек, каждые из которых были на фронте или день и ночь трудились в тылу. Я рассказал ему о похоронке в каждой семье, о двадцати миллионах погибших только мирного населения, не говоря уже о боевых потерях. После всего этого, лицо стало меняться уже у Марио. Мы оба закурили и долго молчали…

 

Паузу нарушил он, причем сделал это так, как мог сделать только далеко неглупый человек… Марио начал с извинений. По выражению его лица было понятно, что он находится в полной растерянности, ведь все, что я рассказал ему, безальтернативно рушило все его стереотипы. Конечно, он сказал, что теперь будет долго перепроверять все услышанное, но мы оба понимали, что это лишь формальность, которая заведомо подтвердит мой получасовой монолог.

 

Весь следующий вечер я провел в размышлениях о том, что раз такое преподают в школах и институтах Колумбии, — это значит, что по данной программе учится вся Латинская Америка. А коли так, то, чему же тогда вообще учат в Штатах, Великобритании, Австралии? Что мир будет знать о той войне лет через двадцать, если человек с прекрасным образованием на 100% был уверен в правоте своих знаний? Я знал о фальсификациях истории, но то, что в наши дни она достигла таких вопиющих масштабов, при всей своей фантазии даже не мог представить. А ведь нацизм медленно, но верно в настоящее время возрождается в Европе, и вопрос образования играет в этом далеко не самую последнюю роль…

Источник: zen.yandex.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий