Времени для разговора с Москвой у Варшавы остается все меньше

Польские и российские высокопоставленные чиновники обменялись репликами по поводу проекта «Северный поток — 2», завершение строительства которого планируется до конца 2019 года.

Против его реализации давно уже выступает Варшава. Вот и сейчас в очередной раз свою озабоченность проявил председатель совета министров Польши Матеуш Моравецкий.

Он принял участие в конференции FOTAR в Гамбурге вместе с вице-канцлером и министром финансов Германии Олафом Шольцем. Моравецкий выступил в дискуссии под названием «Европейская перспектива будущего трансатлантических отношений» и сделал ряд заявлений. Как сообщается на сайте польского премьера, он заявил, что существует не так много стран, как Польша, которые одновременно «очень проамериканские» и «очень проевропейские». Своих собеседников он попытался убедить в том, что «Соединенные Штаты не являются противниками Европы. Мы хотели бы иметь мирные отношения со всеми, включая Россию и Китай, но мы видим проблемы со стороны Китая и России, а не с США». И потому, по его словам, в европейской безопасности важна проблема газопровода «Северный поток — 2». Моравецкий отметил, что знает позицию правительства Германии, что это бизнес-проект, «но никто не верит такому на восток от Одера». Поскольку по завершении строительства непонятно, что «остановит российского президента Владимира Путина от марша на Киев».

Сам по себе этот тезис не новый. Моравецкий его использовал уже в январе сего года во время переговоров в Варшаве с занимавшим тогда пост государственного секретаря США Рексом Тиллерсоном. Однако авторитетная польская газета Dziennik Gazeta Prawna уже тогда назвала слова своего премьер-министра об угрозе «Северного потока — 2» независимости Украины «преувеличенными», поскольку наличие трубы нисколько не помешало Москве попытаться «разбить Украину».

После этого утекло много воды и даже в Киеве признали на официальном уровне, что помешать строительству газопровода невозможно. Поэтому повторение Моравецким старого текста сегодня, на наш взгляд, связано с другим. Во-первых, изменилась политическая ситуация в Германии, где канцлер Ангела Меркель объявила о том, что не собирается выдвигаться на позицию председателя Христианско-демократического союза (перевыборы пройдут в этом году) и дорабатывает главой правительства в последний раз.

В условиях разгорающейся борьбы за власть, в которую сейчас вступают немецкие политики, Варшава хотела бы понять, с кем она будет иметь дело. Такого «хорошего канцлера», как Меркель, поляки не ждут. Но испытывают надежду, что ее преемником сможет стать сторонник мягкой евроатлантической интеграции и не из круга «понимающих Россию». Так что это им польский премьер посылал сигнал, желая узнать, кто на него отреагирует и как.

А, во-вторых, польская правящая партия «Право и Справедливость» (PiS) не может не понимать, что украинская стабильность держится на волоске, что предстоящая в 2019 году избирательная кампания по выборам президента Украины способна стать соломинкой, которая переломит спину верблюду, что возможно все, вплоть до дезинтеграции страны, ее распада и волн беженцев, которые начнут перехлестывать через украинско-польскую границу. Причем, безотносительно того, заработает к тому времени «Северный поток — 2» или нет.

Поэтому неудивительно, что пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя выступление Моравецкого, назвал его неудачным. «Подобные инсинуации — это, наверное, из разряда попыток политизировать проект, — подчеркнул Песков. — Много нападок, мы слышим прямые угрозы в адрес этого проекта со стороны США. Это не что иное, как проявление нечестной конкуренции и попытка заставить европейцев покупать невыгодное им более дорогое американское топливо, здесь все абсолютно ничем не прикрыто и даже нет попыток закамуфлировать такие проявления нечестной конкуренции».

Пресс-секретарь российского президента прав, подчеркивая изначальное коммерческое предназначение «Северного потока — 2». Однако в то же самое время он может, действительно, стать политическим фактором, если его таковым захотят сделать. И тут есть вопросы не только к Москве, но и к Варшаве, которая хочет под прикрытием Вашингтона проводить на восточном направлении собственную политику.

А в результате она вступает в конфликт, помимо России, с Германией, которая понимает, что с Украиной надо что-то делать, что предыдущая политика Меркель в отношении Киева была не менее ошибочной, чем ее решение принять в Европейский союз сотни тысяч, если не миллионы так называемых беженцев из Северной Африки и с Ближнего Востока. При этом по миграционной проблеме канцлер уже признала свои ошибки.

Рано или поздно, но Германии придется сделать то же самое в части ее подхода по Украине и начать вырабатывать новый курс. С кем? Варшава может оказаться в ситуации, когда ее мнения не будут спрашивать в принципе. Время для выдвижения прорывных инициатив для польских властей заканчивается, вскоре им придется действовать в условиях цугцванга, ведь завершение строительства «Северного потока — 2» — воспользуемся логикой Моравецкого — развяжет руки не только Москве, но и Берлину.

Чтобы предотвратить нежелательные последствия для себя, руководству PiS пора начинать говорить с Россией. В конце концов, до сих пор Варшава использовала газопровод, чтобы под предлогом его обсуждения обсудить собственные озабоченности с кем угодно, только не в Москве или Сочи и только не с российскими коллегами. Ну и чего поляки добились?

Источник: www.iarex.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий