Власть затягивает решение по «делу «Седьмой студии» (2)

Юрий Итин, Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников теперь по очереди дают показания в суде.
Фото агентства «Москва»

С момента обысков в «Гоголь-центре» и первых арестов «дело «Седьмой студии» прошло полтора года. 

Худрук «Платформы» в 2011–2014 годах Кирилл Серебренников, экс-гендиректор Юрий Итин, бывший руководитель департамента господдержки искусства Минкульта Софья Апфельбаум, которая курировала проект от ведомства, уже больше года находятся под домашними арестами. Экс-продюсер Алексей Малобродский, отсидев в СИЗО 10 месяцев, был переведен под подписку о невыезде только после того, как пережил предынфарктное состояние на очередном судебном заседании. Никто из фигурантов своей вины не признал, кроме бухгалтера Нины Масляевой.

Рассмотрение дела по существу началось в октябре с.г. Следственный комитет после годового расследования вынес обвинительное заключение по ч. 4 ст. 159 УК «Мошенничество в особо крупном размере», указывая, что была создана преступная группа, организовавшая проект как прикрытие для хищений и злоупотребившая доверием государства. Доказательства строятся на изобличительных показаниях Масляевой против своих коллег (ее дело – в отдельном производстве), но именно она недобросовестно вела финансовую отчетность и перевела на свой счет более миллиона рублей. Об этом в суде напрямую заявлял Малобродский. По словам подсудимых, госконтракт на реализацию проекта был «выполнен и перевыполнен». 

В деле 270 томов, и почти на каждом судебном заседании выясняется, что какие-то документы не имеют отношения к делу или сфальсифицированы, адвокаты нередко находят, что страниц с важными данными попросту недостает, а следователи не запрашивали те документы, которые бы по-настоящему проясняли детали дела. Ущерб государства оценивается в 133 млн руб. Но суд до сих пор не предъявил внятных доказательств того, что какие-то из заявленных мероприятий «Платформы» не были выполнены, то есть того, что субсидии от государства были потрачены  не на целевую деятельность. Если суммировать деньги, переведенные в наличную форму, и безналичные траты «Седьмой студии», получится именно та сумма, которую выделил Минкульт. Слабое место — в обналичивании бюджетных средств. Однако, как неоднократно говорила защита, это не равняется хищениям.

Минкульт в деле был объявлен потерпевшей стороной, но довольно быстро его адвокаты перестали посещать судебные заседания. А глава ведомства Владимир Мединский стал публично выражать надежду на то, что суд вынесет «предельно мягкий приговор». В то же время советник президента Владимир Толстой заявил, что дело осложнено уничтожением первичной документации (ее ликвидировала экс-продюсер «Платформы» Екатерина Воронова, сейчас в международном розыске). Задача защиты – чтобы прокуратура не утвердила обвинительное заключение и дело закрыли. Более реальный, но неутешительный исход дела профессиональное сообщество видит в том, что фигуранты получат условные сроки с учетом того времени, которое они уже отбыли при досудебной мере пресечения свободы. 

Но даже при самом плавном исходе дела у всех его участников останется судимость – пятно в репутации. Тем более что, к примеру, Апфельбаум – абсолютно несправедливо попала под обвинения. Ей инкриминируют пособничество преступному сговору, махинации с министерской документацией, в то время как вся финансовая отчетность проходила через Минфин, чиновница же занималась по большей части согласованием творческих отчетов проекта.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий