Владимир Путин ответил на вопрос главреда НГ о превентивном ударе (+ВИДЕО)

Скриншот видео с официального сайта президента РФ / /kremlin.ru

В день оглашения послания Федеральному собранию, президент РФ Владимир Путин встретился с представителями российских информагентств и печатных изданий. Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков поднял тему превентивного ядерного удара.

К.Ремчуков: Владимир Владимирович, а вот сегодняшнее сообщение про то, что центры принятия решений будут поражены. У меня два уточнения. Первое. Это означает, что, типа, и Брюссель, и Вашингтон, если мы сочтем, что там принимается решение? Это первое.

И второе. Означает ли это, что Вы объявили сегодня о нашем праве на превентивный удар, если мы рассчитываем, что угроза размещенных недалеко от нас ракет реальна?

В.Путин: У нас есть своя стратегия, концепция применения ядерного оружия, она не предусматривает превентивного удара. Мы говорим о сопоставимых величинах, связанных с угрозами для нас, сопоставимых величинах, прежде всего, по времени. А, может быть, если у нас будет больше времени, то и превентивных ударов не нужно. В этой связи и именно поэтому я и обратился к нашим партнерам, когда сказал, что считать-то вы умеете? Считать-то они умеют, пусть посчитают скорость наших перспективных комплексов, дальность их возможного применения.

Но есть еще один параметр. Специалисты должны это понять. Я не сказал, но могу вам сказать, не еще раз, а сказать впервые. Они должны посмотреть, где будут находиться носители. Я же сказал, что это морские носители: подводные лодки либо надводные корабли. И их можно поставить – при таких скоростях и при такой дальности их нет необходимости ставить в территориальных водах или даже в исключительные экономические зоны определенного государства – в нейтральных водах, просто в океане, в нейтральных водах. Никто не запрещает двигаться военным кораблям и подводным лодкам. Плюс, они еще не на территории, они же двигаются, их еще обнаружить надо. Да, это, может быть, не так сложно, но и не так просто, может быть. Поэтому вы посчитайте, девять махов – тысяча с лишним километров. И у нас в соответствии с современным морским правом исключительная экономическая зона – 400 километров, 200 миль. Посчитайте. Вот посчитайте: тысяча километров – девять Махов. Как быстро, за сколько минут это изделие может достигнуть той цели, которая будет для нее поставлена? Вот и все. И сравните: 10–12 минут – подлетное время до Москвы и сколько будет до центров принятия решения, которые создают для нас определенные угрозы? Это будет не в их пользу, во всяком случае, сегодня. Это уже точно совершенно. Вот именно это я имел в виду. Пусть посчитают. Это же не угроза. Если они нам создают такие угрозы, они должны знать, что за этим последует, чтобы потом не говорили, не обвиняли нас в излишней агрессивности или еще в чем-нибудь. Они объявили об этом – мы понимаем, что дальше может быть. А мы им говорим: «Ребята, а вы посчитайте. Считать умеете? Посчитайте, прежде чем принять такое решение, которое создало бы для нас дополнительные угрозы». Вот и все. Кстати говоря, в закрытом режиме мы, по сути, им по-честному это уже давно сказали.

Реплика: А доходит?

В.Путин: Не знаю. Это у них спросите. Я думаю, там же взрослые люди сидят и считать-то умеют, как я сказал. Ну, пусть считают и только после этого счета принимают соответствующие решения. Могу только это повторить. Посмотрим.

У нас в целом по военной линии неплохие контакты. Рабочий уровень. И есть над чем совместно работать, и работают наши специалисты. И на уровне руководства Генштаба регулярные контакты есть, встречаются. По Сирии же работают. Да, проблемы есть. Они создают все больше и больше этих проблем. Но есть и механизмы, и инструменты совместной работы над этими проблемами. Я надеюсь, что они будут использованы, для того чтобы в мире не создавалось никаких новых кризисов типа Карибского кризиса. Нет для этого никаких оснований, нет предпосылок для того, чтобы обострять настолько современную международную обстановку. Что, сейчас идет какое-то жесткое противостояние между двумя системами, как было во времена «холодной войны»? Ведь нет же. Ну да, есть взаимные претензии, разные подходы к решению тех или иных проблем, причем взаимные претензии. Но это же не повод для того, чтобы доводить дело до какого-то противостояния на уровне Карибского кризиса 60-х годов прошлого века. Думаю, что мы, во всяком случае, этого не хотим. Если кто-то хочет – ну, пожалуйста. Я назвал сегодня, что будет. Пусть считают.

С.Агафонов: Владимир Владимирович, в этой логике тогда же, если рассчитывать ход с той стороны, тогда это может быть и отгадка к Украине, скажем, и к Грузии другая? То есть если состоится там у них, то это не 12 минут подлетного времени, а шесть? Каков тогда наш ответ?

В.Путин: Так, Вы посчитайте, я же сказал, считать-то умеете: 9 махов – столько-то километров. Сколько это будет минут? Вот Вам и…

С.Агафонов: Нет, я про Грузию и Украину.

В.Путин: А я тоже. Это все просто как апельсин. Шесть на ум пошло, семь с ума сошло. Посчитайте, сколько это будет. И Грузия, и Украина большого выигрыша им не даст. Это все будет соответствовать уровню угрозы, создаваемой для нас.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий