В СССР русские лучше всего интегрировались в Прибалтике

Историк и журналист Павел Пряников вспоминает любопытное исследование 1992 года, проводившееся в тот момент когда в странах распавшегося СССР оказались многомиллионные диаспоры русских и русскоязычных. Оно показывает, в каких странах русские оказались лучше, а в каких хуже подготовленными к новой жизни.

«У этносоциолога Леокадии Дробижевой ещё в 1992 году («Русские в распадающемся Союзе», журнал «Российская история», №3 1992) приводились данные исследования о самоидентификации русских в союзных республиках и дома, на территории России, — пишет Павел Пряников в телеграм-канале Толкователь. — И оказалось, что среда меняет социально-культурные установки русских:

«Русские в республиках по нормам семейно-бытового поведения, культуре отличаются от русских, проживающих в России. Не случайно при опросах русских — мигрантов из Средней Азии и других республик интервьюеры часто слышали определение — это ташкентские русские или азербайджанские русские. То же можно услышать и в самой Средней Азии или в Грузии: это наши русские — так скажут о родившихся или долго живущих там русских местные жители, отличая их от русских России или недавних мигрантов.

«Местные русские» принимают многие нормы семейной жизни той этнической среды, в которой они живут. Например, доля русских, считающих недопустимыми разводы, в Таллинне — 31%, а в Ташкенте — 57%, недопустимость внебрачных детей в Таллинне — 14%, в Ташкенте — 26%.

Перенимая какие-то нормы бытового поведения в целом к культуре народов, в среде которых они живут, русские в республиках были адаптированы плохо. На это, прежде всего, влияла сама этническая среда — не случайно больше всего русских, знающих местный язык было в Литве, ведь там нелитовское население составляет всего 20%. В Таллинне свободно владели эстонским языком 14% русских, а в Ташкенте узбекским — 5-6%. Совсем не знали языка коренной национальности в Таллинне — 38% русских, а в Ташкенте — 69%.

Но зависело это и от престижа культуры местного населения в глазах русских. Не случайно, отвечая на вопрос о родине, не менее 25% таллиннских русских назвали Эстонию, в то время как в Грузии и Узбекистане доля русских с таким представлением не превышала 10%.

Живя в республиках, русские чувствовали себя частью державного этноса и 80% из них в Москве или Ташкенте отвечали, что их родина — Советский Союз. Это державное сознание было опорным в этнической идентификации русских. Отвечая на вопрос, что их роднит со своими народами, примерно 25% русских в Москве называли язык, примерно столько же — культуру, общность характера, исторической судьбы. В республиках идентификатор языка называли чаще, но всё же заметно реже, так же как и культуру, чем, скажем, грузины, молдаване. И при всём этом национальная самоидентификация у русских устойчиво и сильно выражена».

Источник: newizv.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий