. В псковских деревнях хозяйничают волки

    Людмила Савицкая

Из-за волков, нападающих на собак, их приходится защищать при помощи вот таких конструкций                                                                                                                                                                                  

В Псковской области – настоящая беда из-за волков. Серые хищники с конца лета пришли в деревни и загрызли уже несколько десятков крупных собак. Головы питомцев их хозяева находят даже на железнодорожных путях. Люди боятся ходить на работу, а детей – отводить в школу или выпускать из дома после пяти часов вечера. Власти признаются, что зависят от охотников, а те предлагают дождаться зимы.

 

Следы волков – кровь разодранной собаки на дорожке перед домом

С новым волком!

В деревне Морино Дновского района Новый год не заканчивается в январе: электрические гирлянды здесь висят с октября по май. На фоне покосившихся изб праздничные украшения выглядят странно, но местных это не смущает, ведь разноцветные лампочки, как верят, отпугивают волков.

Александр Логинов

– Гаврюшку, мою собаку, утащили. Наутро пошел с охотниками по следу – только голову нашли. Псковский охотовед сказал попробовать елочные гирлянды. Мы и вешаем. Весь участок сверкает, как стемнеет, – делится пенсионер Александр Логинов.

Волки прописались в деревне еще три года назад, но этой осенью особенно осмелели.

– Школьный автобус приезжает к нам около восьми утра. Водитель рассказывал, как ехал мимо магазина в деревню и увидел, что волк идет по обочине. Он не испугался ни света фар, ни людских голосов. Просто шел себе спокойно. А у нас же дети тут живут! Да и не только малышам страшно. Я, если бы увидела такого зверя вживую, не знаю, что бы сделала, – переживает местная жительница Марина Иванова.

У ее родителей волки съели двух собак. Третью удалось спасти. Волки за ней пришли ночью. Утром хозяйка Светлана Андреева пошла кормить Багиру (так зовут ее выжившую собаку. – РС) и увидела на дорожке лужу крови.

Выжившая собака Багира

– Собака в будке вся никакая сидела, только моргать могла. Я руку сунула, чтобы ее погладить, вытаскиваю, а ладонь в крови! Волк Багиру пытался из будки вытащить, но почему-то не смог, – рассказывает Светлана.

К Владимиру Каргапольцу хищники приходили трижды. От первой собаки осталась только цепь, от второй – голова в кустах на поле.

Владимир Каргополец

– Третья была большая, как алабай, и ее прямо у дома растрепали. Я потом на санях ее хоронить отвозил. А волки уже ничего не боятся, ходят по деревне, как по лесу, – ругается мужчина.

Если волков станет слишком много, то они на людей будут нападать. Но у нас нет разрешения на отстрел волка

У Светланы Кривовой лесные гости пытались оторвать лайке Лизе голову, но собака успела взвизгнуть: ее родственники выскочили из дома с фонарями и вилами и отбили животное. Но Лизу пришлось буквально сшивать по частям.

– Вокруг шеи всё было, будто ножиком разрезано, ухо разорвано, трахея порвана, кадык вырван – четыре часа операцию делали. Еще немного, и уже бы не спасли, – вспоминает Светлана. Восстановить голос Лизе врачи не смогли – вместо лая она сипит. Но хозяева все равно рады: зато живая. Другим везет меньше: расчлененных собак они находили даже на железнодорожных путях, которые делят деревню на две части. Раньше за рельсами располагалась воинская часть.

– Вор Сердюков закрыл, у нас столько молодежи из-за этого уехало! – вспоминают недобрым словом бывшего министра обороны местные жители.

Раненая собака Лиза, Морино

До Путина не дозвониться

В поселке Середка Псковского района про ноу-хау с новогодними гирляндами еще не знают. Здесь волков отпугивают криками и по старинке выставляют вилы.

– К Лене Васильевой с улицы Советской армии волк приходил прямо домой. Света не боялся. Мишка ее выглянул – а тот под фонарем сидит. Мужик так заорал, что волк испугался и удрал, – делится местная жительница Ирина Устинова.

Ирина Устинова

Волки в Середке за сентябрь-октябрь побывали уже на каждой улице и подходили к почте. Заборы и замки их не останавливают: здесь хищники умудрялись вытаскивать собак даже из-под сараев и гаражей. Их пугали только автомобили, да и то убегали от них с добычей в зубах.

– Муж услышал, что во дворе какая-то драка, выскочил, прыгнул в машину, а волки вместе с Фунтиком (кличка собаки. – РС) удрали. Мой так и не смог догнать их по темноте, – говорит Мария Полякова.

В деревне Алексеевка Островского района волки не только убивают собак, но и присматриваются к людям. Здесь рассказывают, как местный охранник пять часов сидел на крыше дома, потому что волчица с тремя детенышами караулила его у велосипеда. О погибших собаках уже почти не вспоминают: страшно за детей и за себя.

Будка, где жил пес Фунтик

– Как детей отпускать в школу? Волки идут на них. Просили сделать нормальную автобусную остановку, но её так и нет. Как быть? – нервничает Наталья Мигушина.

В Морино ее хорошо понимают: деревня длинная, от крайних домов до школы – три километра по темноте. Можно, конечно, дождаться деревенского пазика, но где гарантия, что звери не решат составить компанию на остановке?

Валерий Кротов

– Если волков станет слишком много, то они на людей будут нападать, не спорю. Но вот у нас нет разрешения на отстрел волка. Мы же в населенном пункте находимся, суд выпишет штраф! – разводит руками моринский охотник Валерий Кротов и жалуется, что ему и товарищам по промыслу еще не выплатили премию за отстрел хищников в прошлом году.

​Охотоведы советуют местным жителям огораживаться плотными заборами и строить для собак качественные будки. Эти советы здесь воспринимают как издевательство. Работы в поселке мало (психоневрологический интернат и школа, совмещенная с садиком), заплаты почти все на уровне «минималки», от которой после налогового вычета остается 9 тысяч 712 рублей.

Изба Тамары Ивановой

Пенсионеры, которых в Морино большинство, живут в шатающихся от ветра избах и, на всякий случай, не спят в плохую погоду – вдруг придется быстро выскакивать из-под обломков. Поэтому тут не до собачьих будок – свои бы дома подлатать. Например, семья Тамары Ивановой уже 20 лет просит у властей переселить их из аварийной избы.

 

Я теперь бабушку мою на улицу не выпускаю. Сейчас нельзя: опять, говорят, пять волков ходят в бывшей воинской части

– Я к Путину на горячую линию обращалась и в 2017 году, и в 2018-м позвонила – глухота. Вообще говорят: «Да, был звонок из Пскова, но почему-то вы в книжечку зеленую не попали», – чуть не плачет пенсионерка.

Хозяева еще живых собак укрепляют собачьи будки остатками рубероида, кто побогаче – покупают светодиодные гирлянды. О своей безопасности тоже беспокоятся:

– Я на работу хожу в красных варежках. Внутрь засовываю лампочку, получается, как будто красный фонарь. Может, волк его испугается, – надеется учительница Светлана Андреева.

Светлана Андреева

Другие более осторожны.

– Я теперь бабушку мою на улицу не выпускаю. А раньше мы каждый день в семь вечера прогуливаться выходили. Сейчас нельзя: опять, говорят, пять волков ходят в бывшей воинской части, – признается Александр Логинов.

Люди боятся не просто так: в темное время суток волки ходят спокойно по деревням. Частично решить проблему могли бы фонари, но на всю моринскую дорогу в три километра, от края деревни до школы их не больше пяти.

– Нам каждые выборы дороги и фонари обещают, мы уж привыкли, – смеются жители.

Во всех «волчьих» районах детей после пяти вечера из домов не выпускают. Небезопасно стало и в собственных дворах. В Морино признаются, что даже в собственную баню тайком берут с собой ружье. Тайком, потому что за такую нелегальную самооборону можно получить приличный штраф.

На три километра дороги в Морино – всего пять фонарей

Без снега мы слепы

– А что мы в волости можем предпринять по борьбе с волками? У нас сообщено в охотоведство, в лесничество. Сами мы не можем заниматься волками, – говорит ведущий специалист администрации сельского поселения «Выскодская волость» Лариса Гарусова.

Администрация Моринской волости, Дновский район

Раньше деревня Морино была центром одноименной волости, во время губернаторства Андрея Турчака ее оптимизировали – объединили с соседними. Теперь Гарусова раз в неделю ездит в Морино и выслушивает жалобы местных.

– Пыталась работать через район, на что они ответили нам смехотворно: мол, у нас всего две особи и нет угрозы по волкам. А они тут уже третью зиму, и даже летом ходят, – вздыхает чиновница.

Все жалобы из пострадавших деревень сейчас стекаются к охотникам, но и те осенью часто оказываются бессильны.

– Мы без снега полностью слепы. Мы не видим и даже не можем предположить, где волк ляжет на днёвку. А зимы в последнее время сами знаете какие, – откровенничает Николай Волков, федеральный охотничий инспектор Порховского лесничества (именно к нему де-юре приписан Дновский район). Впрочем, в Середке после громких материалов в СМИ четырнадцать охотников смогли убить двух волков, не дожидаясь снега.

Волчий след на деревенской улице

Волков считает, что хищники стали приходить в деревни во многом из-за исчезновения кабанов, которыми питались ранее. Парнокопытных в Псковской области активно уничтожают с 2013 года в рамках борьбы с африканской чумой свиней. У жителей Середки своя версия причин нашествия диких зверей.

– Мать говорит, что перед войной волки атаковали. По приметам, они одолевают к войне, к огромной войне волки лезут! – считает Ирина Устинова.

«Ну, если начнется, то в леса партизанить пойдем!» – отвечают ей в Морино.

Источник: www.svoboda.org

Источник: newsland.com

Добавить комментарий