В ЕС разработали механизм ухода из-под американского давления

Иранский парламент утвердил в понедельник проект создания Зоны свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Фото с сайта www.president.ir

Франция, Германия и Великобритания запустят в ближайшее время независимый от США механизм расчетов с Исламской Республикой Иран. Представитель МИД Ирана заявил в понедельник, что Тегеран ожидает от европейцев официального запуска специального платежного канала (SPV) уже в ближайшие дни. Представители Евросоюза обещали завершить эту работу к концу декабря прошлого года. Однако, по данным дипломатического источника агентства РИА Новости в Брюсселе, SPV начнет действовать только через несколько месяцев.

Точно о сути механизма известно мало. Речь предположительно идет о создании юридического лица, на базе которого и будет функционировать SPV. Источник агентства РИА Новости сообщил, что зарегистрировано оно может быть во Франции, а саму организацию может возглавить представитель Германии. Эта структура будет выполнять посреднические функции, содействуя торговле европейских компаний с Ираном, которому она позволит вести торговлю нефтью. Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини подчеркивала, что этот механизм позволит не только европейским компаниям продолжать торговать с Ираном в соответствии с законодательством Европейского союза, но и может быть открыт для других партнеров в мире.

После того как в мае 2018 года США объявили о выходе из ядерного соглашения по Ирану и возобновлении санкций к этой стране и ее партнерам, другие участники соглашения – Россия, Великобритания, Германия, Франция и Китай – заявили о необходимости спасти сделку, выступили против санкций и в совместном заявлении сообщили, что ЕС создаст финансовый механизм для поддержания расчетов с Ираном после введения США санкций. Однако полномасштабные санкции США включили (сделав исключения для нескольких крупных импортеров иранской нефти), Иран свои обязательства по ядерному соглашению соблюдает (о чем не устает напоминать почти еженедельно, см. «НГ» от 14.01.19). Соблюдать обязательства в рамках международной сделки по иранской ядерной проблеме руководитель Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи призвал ЕС и в прошедшее воскресенье. И действительно, механизма так и нет.

Глава МИД РФ Сергей Лавров недавно заявил, что Евросоюз давно обещал создать SPV, который не будет зависеть от США, от системы совершения платежей SWIFT. По словам Лаврова, Евросоюз каждый раз обещает, что «вот-вот эта работа будет завершена», но видно, что «у них пока работа идет туго».

Работа по созданию нового механизма, по словам европейских чиновников, идет нон стоп, без выходных. Осложняет ее не только то, что итоги ждут и в Иране, и в странах-импортерах, послабление для которых действует только полгода. С любопытством, вероятно, ждут результата и за океаном. Министр финансов США Стивен Мнучин уже заявил, что транзакции, проводимые через новый механизм, также будут целью санкций США. Некоторые эксперты полагают, что данный механизм может пригодиться и России, если США применят по отношению к РФ новые санкции.

Впрочем, это не значит, что Иран остановил внешнюю торговлю. У страны огромный опыт работы под санкциями, в том числе и европейскими, которые действовали до заключения ядерного соглашения в 2015 году.

Глава Ирано-швейцарской торговой палаты Шариф Незам-Мафи заявил, например, что Швейцария подготовила все необходимое для открытия независимого канала платежей, нацеленного на сохранение торговых связей с Ираном, сообщает Fars News. Канал будет использоваться для облегчения операций с нефтью Ирана с его основными азиатскими потребителями нефти – Индией, Китаем и Южной Кореей.

А посол Ирана в России Мехди Санаи уже в ноябре интервью телеканалу «Россия 24» отмечал, что Иран увеличивает использование национальной валюты в торговле с Россией и другими странами (подобные сделки не могут быть отследены американцами). По его словам, в торговле с РФ доля национальных валют превышает 20%.

Американский журнал Foreign Policy в декабре предполагал, что специальный механизм подразумевает услугу под названием «компенсация». Специальный механизм позволит координировать платежи таким образом, чтобы европейские экспортеры товаров в Иран получали деньги от европейских импортеров из Ирана, исключая необходимость межгосударственных транзакций. Просто экспортеры будут получать свои деньги из фондов, расположенных за пределами Ирана, в то время как импортеры будут получать деньги в Иране.

Эксперт-аналитик «Финам» Алексей Калачев считает, что новый механизм не заменит глобальную систему расчетов, которой является SWIFT. «SPV позволит покупать нефть у Ирана без прямого перевода средств, то есть эта система расчетов под конкретную позицию и без претензий на глобальную систему. Расчеты в ней должны быть не определяемы для финансового ведомства США, и тогда европейские контрагенты Ирана имеют шанс не попасть под вторичные санкции за несоблюдение антииранского нефтяного эмбарго», – говорит Калачев.

По мнению эксперта, риски все же остаются, так как вторичные санкции США могут быть в перспективе распространены на саму систему взаиморасчетов и на ее участников. «России такая система вряд ли понадобится: на РФ приходится более трети европейского импорта нефти и газа. Россия – слишком большой источник энергоресурсов, чтобы кому-то пришло в голову, что его можно перекрыть. Если ради рынка алюминия было сделано исключение из санкций для «Русала», то на ограничения России по поставкам нефти и газа никто и никогда не пойдет», – считает Калачев.

Эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов видит и глобальные перспективы нового механизма. «На первых порах считать SPV глобальной нельзя, так как будут задействованы всего несколько стран, но перспективы есть. В России есть собственный аналог SWIFT в виде системы передачи финансовых сообщений, к которой при желании могут быть подключены зарубежные партнеры. Наша страна в этом вопросе достаточно продвинулась, так что может обойтись и без SPV», – сказал «НГ» Гасанов.

«Европейский аналог SWIFT вполне имеет шансы занять достойное место в системе мировых взаиморасчетов. Уже сейчас в евро осуществляется более 40% всех мировых платежей, и доля расчетов в европейской валюте растет», – сказал «НГ» руководитель Центра аналитической информации TeleTrade Сергей Лысаков. Эксперт считает, что присоединение к данной системе России вполне оправдано, тем более в условиях стремления Европейского союза и России рассчитываться за энергоресурсы в евро.

Вместе с тем Лысаков обращает внимание, что американские санкции имеют вторичный эффект на европейские компании, банки и институты, которые ведут бизнес в США. «Только самые отчаянные европейские компании будут пользоваться SPV именно для обхода санкций США в отношении Ирана. Вероятность того, что тем или иным образом властям США станет известно об этом очень высокая. Тогда под угрозой окажется выход на американский рынок, займы в долларах, расчеты с американскими контрагентами. Не думаю, что зарегистрированные на территории ЕС компании пойдут на это. Если только будут использоваться специальные компании, аффилированность которых с материнскими будет проблематично доказать», – рассуждает Лысаков.

Но если удастся снять санкционные риски при расчетах через эту систему, тогда призывы еврочиновников будут услышаны, и система будет использоваться в полном объеме в торговле со странами Азии, Африки и Ближнего Востока, частично со странами Южной и Латинской Америки, – думает эксперт. А вот для России данная система расчетов может служить альтернативой только в ограниченном объеме. «Правила Евросоюза и его собственная санкционная политика в отношении РФ не позволят российским банкам осуществлять операции с «токсичными» странами, такими как Сирия и КНДР, да и с расчетами компаний, находящихся в Крыму явно возникнут проблемы. Для подобных расчетов нужно будет искать другие механизмы, в которых будут задействованы компании из третьих стран», – говорит Лысаков.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий