В 1936 году Георгий Лангемак уже провел расчеты для выхода в четвертое измерение

Елена, Ася и Георгий Лангемаки. Ленинград.
Март 1924 года. Фото из книги Александра
Глушко «Неизвестный Лангемак», М., 2012

«ЛАНГЕМАК, Георгий Эрихович (1898–1938) – сов. инженер-артиллерист, конструктор ракетных снарядов на бездымном длительно горящем порохе. В 1928–33 работал в Газодинамической лаборатории. Был одним из основных руководителей разработки ракетных снарядов, использованных с нек-рыми доработками в прославленных в Великую Отечественную войну 1941–45 реактивных минометах «Катюша». В 1934–37 был заместителем директора, главным инженером Реактивного научно-исследовательского института. Именем Л. назван кратер на обратной стороне Луны».

Такова первая биографическая статья в отечественной библиографии, посвященная выдающемуся конструктору ракетной техники Георгию Лангемаку. Опубликована она была в энциклопедическом издании «Космонавтика» в 1968 году (издательство «Советская энциклопедия»). В этом издании имени редактора не указано. Оно было засекречено. И только во втором издании, в 1970 году, на титуле появилось: «Главный редактор академик В.П. Глушко». Так, через 30 лет, пересеклись вновь судьбы двух конструкторов, коллег по Реактивному НИИ (НИИ № 3) и друзей – Лангемака и Глушко.

До этих пор имя Георгия Лангемака было вычеркнуто из истории отечественной космонавтики (кстати, термин «космонавтика» в научный и повседневный оборот ввел как раз Лангемак). 11 января 1938 года его, младшего из четырех детей принявших российское гражданство выходцев из Швейцарии, расстреляли в подвале московской комендатуры на Страстном бульваре. Статьи и книги Лангемака в значительной части были изъяты из оборота и уничтожены.

И это – работы человека, про которого министр обороны СССР, маршал Дмитрий Устинов скажет: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». А историк космонавтики, сын Валентина Глушко (1908–1989) – Александр Валентинович Глушко – напишет еще более эмоционально: «Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам» («Неизвестный Лангемак: конструктор «Катюш». М., 2012).

Удивительно, но это утверждение отнюдь не спишешь на понятный эмоциональный порыв. В середине 1930-х годов Лангемак заканчивает расчеты ракеты и траектории полета к звезде Эпсилон Ориона (около 800 световых лет от Солнца). А в 1936 году Лангемак провел расчеты… для выхода в четвертое измерение! Эту работу он показал своему хорошему знакомому, писателю Михаилу Булгакову. Под впечатлением от прочитанного Михаил Афанасьевич заканчивает сцену бала в романе «Мастер и Маргарита»… Все эти расчеты и вообще – все свои основные результаты в прикладном и теоретическом ракетостроении Лангемак, видимо уже предчувствуя сгущающуюся атмосферу тотального государственного террора в СССР, зашифровывает и прячет. Этот архив ученого до сих пор не обнаружен.

Но, конечно, главное дело в стремительной и трагической судьбе Лангемака – создание ракет и реактивных снарядов. В частности, им были разработаны реактивные снаряды РС-83 и РС-132. Именно эти изделия стали основными боеприпасами легендарного гвардейского реактивного миномета «Катюша». Пик этих работ пришелся на 1933–1937 годы, когда Лангемак занимал должность главного инженера Реактивного НИИ, созданного 21 сентября 1933 года приказом маршала Михаила Тухачевского. Директором был назначен Иван Терентьевич Клеймёнов, а его замом – Сергей Павлович Королев. Но еще в 1929–1933 годах Лангемаком разработаны и испытаны девять видов ракетных снарядов на бездымном порохе.

Бывшая сотрудница НИИ-3, доктор технических наук Л.Б. Кизнер вспоминала: «Лангемак прославился не только своими изданными работами, он в основном вошел в историю как самый крупный специалист по внутрикамерным процессам твердотопливных ракет. Именно ему первому принадлежит описание наблюдаемых явлений в двигателях такого рода. К выводам Лангемака сотрудники НИИ-3 пришли только спустя несколько лет после его смерти. И все это получилось из-за того, что нам не удавалось познакомиться с трудами Лангемака. Чисто случайно мне удалось увидеть его первую фундаментальную работу только через 60 лет после ее издания…»

Именно такую судьбу имела и книга «Ракеты: их устройство и применение» (М., 1935), написанная Георгием Лангемаком в соавторстве с Валентином Глушко. Хотя в предисловии к ней один из руководителей Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству (ОСОАВИАХИМ) Меркулов не скупился на похвалы авторам: «Предлагаемая книга двух крупнейших специалистов ракетной техники Г.Э. Лангемака и В.П. Глушко является ценным вкладом в литературу по ракетному движению и является одной из первых технических книг по данному вопросу.

Большая часть вопросов, трактуемых в этом труде, впервые рассматривается в советской литературе, и многие из них являются вполне оригинальными самостоятельными исследованиями, изложенными в доступной форме, что является большим достоинством книги. Книга послужит ценным источником технических знаний по ракетной технике и будет содействовать развитию научных исследований и массовому рабочему изобретательству в этой области». Увы…

В начале 1937 года начальник одного из отделов РНИИ А.Г. Костиков пишет письмо на имя комиссара госбезопасноти Николая Ежова, в котором обвиняет во вредительстве Клеймёнова, Лангемака, Глушкова и еще несколько сотрудников Реактивного института. И это будет не единственный его сигнал об обнаружении «врагов народа». Вот отрывок из заявления в партком ВКП(б) НИИ № 3 от члена ВКП(б) с 1922 года № 0050652 Костикова А.Г.:

«В основном, мне кажется, что методы руководства работой и вся наша система направлены на занижение темпов в работе и на неправильное ориентирование. <…> Таким образом, так сорвана по вине производства и вся работа в течение 1936 года. <…> Так происходило из года в год. Я утверждаю, что в производстве были явно приняты система абсолютно негодная, тормозящая развитие. Это тоже не случайный факт. Дайте мне все материалы и я со всей очевидностью докажу фактами, что чья-то рука, возможно по неопытности, тормозила работу и вводила государство в колоссальные убытки. В этом, конечно, повинны КЛЕЙМЁНОВ, ЛАНГЕМАК и НАДЕЖИН в первую очередь. Повторяю, эти факты можно умножить беспредельно, но сейчас я не в состоянии, а постараюсь изложить в следующем заявлении.

Член ВКП(б) – п/п (А. Костиков)».

По воспоминаниям Л.Б. Кизнер, в 1939 году, когда уже и Лангемак, и Клеймёнов после жестоких издевательств были расстреляны, Костиков добился включения в план работ НИИ № 3 специального пункта об уничтожении тиража книги Лангемака и Глушко. Надо заметить, что эта книга была переведена на немецкий язык и издана в Германии в 1941 (или 1942) год.

Как отмечает Александр Глушко, «…из всего тиража в 700 увидевших свет экземпляров сейчас осталось немногим более 10. <…> До недавнего времени (23 марта 2001 г.) существовал еще один экземпляр, но он погиб вместе со всей библиотекой орбитальной станции «Мир».

Как бы там ни было, арест Георгия Лангемака 2 ноября 1937 года прошелся катком по всему руководству РНИИ.

В начале 1938 года был арестован и шесть лет провел в заключении и «шарагах» Валентин Глушко.

28 февраля 1938 года без суда расстреляли старшего брата Георгия Лангемака, школьного учителя Виктора Лангемака – «как греческого шпиона Лангемаки».

13 октября 1938 года Особым совещанием при наркоме внутренних дел СССР жена Георгия Лангемака, Елена Владимировна Лангемак, как социально опасный элемент (она происходила из дворян), была сослана в Казахстан, в поселок Ермак Павлодарской области. Две дочери, Анна и Майя, были отправлены в приемник-распределитель. Через два месяца бабушке, маме Елены Владимировны, удастся забрать их к себе, в Ленинград…

Между тем в 1938–1941 годах успешно проходит испытания первая в мире реактивная система залпового огня «Катюша». 28 июля 1941 года указом президиума Верховного совета СССР «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» (за реактивный миномет «Катюша») присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот» № 13 А.Г. Костикову…

Справедливость была восстановлена только спустя больше полувека. 21 июля 1991 года Георгию Лангемаку наряду с другими творцами «Катюши» указом президента СССР посмертно было присвоено звание Героя Социалистического Труда. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий