Турция готова сдать повстанцев в обмен на курдские земли

Руины сирийского Идлиба теперь волнуют Турцию меньше. Фото Cem Genco/Anadolu Agency/Getty Images

Президент РФ Владимир Путин встретился со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, чтобы обсудить судьбу Сирии в свете решения Вашингтона вывести оттуда американский контингент. Для Анкары принципиально важно добиться контроля над северо-восточными землями, которые пока остаются в руках курдских формирований. В экспертной среде допускают, что Турецкая Республика может разменять находящуюся в руках повстанцев провинцию Идлиб на то, чтобы получить хотя бы еще часть сирийского Севера.

Еще до того, как стартовали переговоры Путина и Эрдогана, в российском МИДе дали оценку ситуации в Сирии. В частности, официальный представитель дипведомства Мария Захарова выразила серьезную озабоченность обстановкой в подконтрольной Турции провинции Идлиб. «Обстановка в одноименной зоне деэскалации стремительно деградирует, – сообщила дипломат. – Территория фактически взята под полный контроль группировкой «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ; альянс, в котором растворилась запрещенная в РФ «Джебхат ан-Нусра». – «НГ») за счет вытеснения отрядов умеренной вооруженной оппозиции».

«Продолжающиеся провокации террористов представляют угрозу для мирных граждан, сирийских военнослужащих и российской авиабазы Хмеймим», – заявила представитель МИДа.

Осенью 2018 года Россия и Турция подписали меморандум по идлибской зоне деэскалации. По словам помощника президента РФ Юрия Ушакова, эта договоренность «стала серьезным вкладом в поддержку режима прекращения боевых действий». Однако, как считают в Кремле, за последние месяцы число провокаций в этом регионе заметно увеличилось, поэтому «возникла необходимость провести новый обмен мнениями с турецким руководством». Сами власти Турции накануне встречи президентов оценили реализацию договоренностей по Идлибу положительно. В Минобороны республики заявили, что работа продолжается, «несмотря на провокации». В этом риторика Москвы и Анкары подозрительно похожа, что заставляет думать о готовности Турции сделать уступки по Идлибу, который находится в сфере ее ответственности.

Однако что необходимо получить Анкаре в обмен на сдачу Идлиба? Сейчас турецкая сторона добивается согласования с такими игроками, как РФ и США, карт-бланша на взятие Манбиджа, который остается в руках курдских вооруженных формирований. При этом американская сторона, по-видимому, ранее давала обещания обеспечить передачу этого района в руки протурецких сил. То, что американцы не выполнили «дорожную карту» по Манбиджу, министр национальной обороны Турции Хулуси Акар сообщил сенатору-республиканцу Линдси Грэму (штат Южная Каролина) в ходе их недавней встречи в Анкаре. Сам Эрдоган неоднократно отмечал, что операции, которые ведет Анкара на севере, будут продолжены.

«Контроль Идлиба важен Турции с точки зрения продавливания интересов оппозиции на политических переговорах, – заявил «НГ» эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. – Однако есть большие сомнения по поводу реальной заинтересованности Анкары в лоббировании интересов противников сирийского режима. Для турок более важно решение «курдской проблемы». На это указывает их пассивность во время последних операций радикальной коалиции ХТШ против умеренных фракций сирийской оппозиции. Поэтому не исключаю, что турецкая сторона сохраняет военные посты в Идлибе для бартера, чтобы заключить соглашение с Москвой по Манбиджу – важному городу с точки зрения завершения формирования антикурдской буферной зоны на севере Алеппо. Что касается востока Сирии, то это пока уравнение со многими неизвестными: по некоторым данным, в анонсированную Трампом 32-километровую буферную зону могут быть введены пешмерга Рожавы (название Сирийского Курдистана. – «НГ»), близкие к Курдскому национальному совету – союзнику Анкары и противнику партии «Демократический союз». Есть данные и об обсуждении ввода Элитных сил Сирии Ахмеда Джарбы (один из лидеров сирийской оппозиции. – «НГ»), однако я не очень верю в их присутствие возле турецкой границы из-за близости Джарбы с ОАЭ и Саудовской Аравией, которые заинтересованы в ограничении турецкого влияния».          

Источник: ng.ru

Добавить комментарий