Терезе Мэй пришлось доказывать свою необходимость

Выполнение сделки по брекзиту Тереза Мэй считает важнейшей задачей, которая стоит сейчас перед Великобританией. Фото Reuters

Голосование по вотуму недоверия лидеру Консервативной партии Терезе Мэй, возглавляющй британское правительство, стало возможным после 48 писем ее однопартийцев (15% числа депутатов в Палате общин), в которых заявлено об отсутствии доверия к своему руководителю. Мэй пришлось защищаться и доказывать свою необходимость Британии. Она делает акцент на своей важной роли в процессе брекзита.

«Грэм Брейди (глава парламентского «Комитета 1922» – партийной группы, которая определяет необходимость голосования. – «НГ») подтвердил, что получил 48 писем от парламентариев-консерваторов, запустивших процедуру голосования о доверии ко мне», – сказала Мэй, выступив со специальным обращением. 

Глава британского правительства дала обещание, что будет бороться против вотума недоверия до последнего. О запуске процедуры стало известно утром 12 декабря. Информация, что тори хотят продемонстрировать протест партийному лидеру, циркулировала на протяжении всего времени, пока Лондон вел переговоры с Брюсселем по поводу условий «развода». Как говорит сама Мэй, сейчас, после достижения прогресса в сделке с ЕС, настает «ключевой момент британской истории».

Мэй заявила, что ее смещение с поста руководителя Консервативной партии «не отвечает национальным интересам» и рискует остановить процесс выхода страны из состава ЕС. Его хотели завершить до 29 марта 2019 года при условии, что Вестминстер должен одобрить согласованную усилиями Мэй сделку до 21 января. «Замена лидера во главе Консервативной партии сейчас поставит будущее нашей страны под угрозу, создаст неопределенность, когда мы с трудом можем себе позволить это, – отметила Мэй. – Новый лидер не определится до установленного законом крайнего срока 21 января, и, таким образом, это несет в себе риски того, что контроль за переговорами по брекзиту окажется в руках оппозиционных депутатов в парламенте. У нового лидера не будет времени, чтобы провести новые переговоры по соглашению о выходе из ЕС и согласовать его в парламенте до 29 марта, так что ему придется в качестве первого шага продлить или даже отменить выполнение статьи 50, что задержит или остановит процесс брекзита».

Данные портала ConservativeHome, который регулярно публикует результаты опроса среди членов Консервативной партии, кого бы они хотели видеть своим следующим лидером, свидетельствуют, что по популярности пока лидирует Борис Джонсон – бывший министр иностранных дел. По оценкам наблюдателей, рейтинг ему «сделали» колонки в Daily Telegraph и жесткие заявления по поводу ношения бурки в общественных местах (бывший член кабмина сравнил надевающих бурку мусульманок с почтовыми ящиками). Вторым в рейтинге популярности фигурирует бывший министр по выходу Великобритании из ЕС Дэвид Дэвис. Рост его позиций аналитики связывают с частыми выступлениями на британском ТВ и комментариями в печатной прессе. 

Впрочем, тезис Мэй о том, что ее уход повредит британским интересам, спорен. «Я не думаю, что Мэй незаменима, – заявил «НГ» доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули. – Понятно, что у нее наладились некоторые контакты с брюссельскими переговорщиками. Она прошла вместе с ними определенный путь. Проблема в другом – в том, что ее может заменить человек, гораздо менее договороспособный с точки зрения Брюсселя. Терезу Мэй нередко обвиняют в том, что условия, на которые она пошла, слишком мягкие. Следовательно, следующий лидер партии и следующий потенциальный премьер, если, конечно, в такой ситуации не будет перевыборов, по умолчанию должен быть жестче. Учитывая даже то, что этот вариант (сделки по брекзиту. – «НГ») Мэй выбила из Брюсселя со скрипом, нет гарантии, что более жесткий премьер сумеет наладить продуктивный диалог с Брюсселем».

Эксперт в то же время обращает внимание, что европейская бюрократия не так заинтересована в достижении компромисса, как британское руководство. «Брюссель в данном случае, добившись некоторого результата, хладнокровно смотрит, как барахтается Лондон, – констатировал Тэвдой-Бурмули. – Понятно, что в случае отсутствия договора проиграют обе стороны, но по всем прикидкам Британия проигрывает больше, чем Брюссель. В этом плане у Брюсселя нет резона идти на компромисс. Ему сложнее договариваться. Нынешняя сделка – и так достаточно тяжелый компромисс с европейской стороны. Там были испанцы, там были французы, там были немцы, были ирландцы – каждый со своей головной болью. И передоговариваться сейчас означает, что надо перезапускать процесс консультаций. Учитывая, что сроки поджимают, где гарантии, что за оставшееся время будет достигнут какой-то компромисс? Мэй права в одном смысле: без нее лучше не станет».

Тем временем в самой Великобритании не рады, что после появления конкретики в разговоре с европейской бюрократией Вестминстер занялся внутренними разборками. Генеральный директор Британской торговой палаты Адам Маршалл заявил, что бизнес в Соединенном Королевстве с ужасом смотрит на то, что происходит в Палате общин, и в частности внутри Консервативной партии, часть которой пожелала отказать Мэй в праве на партийное лидерство. «В один из самых важных за последние десятилетия моментов для экономики Великобритании недопустимо, чтобы вестминстерские политики решили сосредоточиться на себе, а не на нуждах страны, – заявил Маршалл. – Состояние полного смятения среди бизнеса, который наблюдает за событиями в Вестминстере, невозможно преувеличить».

Источник: ng.ru

Добавить комментарий