Станет ли Африка колонией Китая

Китайский десантник обучает своих южноафриканских коллег использованию незнакомого для них стрелкового оружия.
Фото с сайта www.eng.chinamil.com.cn

Рост комплексной государственной мощи КНР сопровождается все более активной внешней экспансией. Особое внимание Пекин уделяет Африке, располагающей огромным количеством столь необходимых ему природных ресурсов. При этом слабость экономик и коррумпированность режимов африканских стран облегчают Китаю проникновение на Черный континент.

В январе 2006 года в Пекине был обнародован правительственный документ «Политика Китая в Африке» (применительно к другим регионам подобных документов в Китае не издавалось). В нем изложены направления и механизмы реализации задач стратегического партнерства. Товарооборот Китая с Африкой в 2000 году составлял 10 млрд долл., а в 2013 году превысил 210 млрд и продолжает расти. Причем в 2009 году Китай стал крупнейшим торговым партнером Африки. Здесь находится более 1 тыс. предприятий, принадлежащих Китаю, а общее количество китайцев на континенте достигает 1,5 млн.

Для решения вопросов экономической кооперации создан форум «Китай–Африка», заседания которого проводятся ежегодно с участием высших руководителей КНР и большинства африканских стран. На последнем форуме, состоявшемся в Пекине в сентябре 2018 года, председатель КНР Си Цзиньпин пообещал в ближайшие три года вложить в африканские экономики еще 60 млрд долл.

Важнейшими поставщиками нефти в Китай стали Ангола, Нигерия и Судан. Почти вся мебельная промышленность КНР работает на пиломатериалах из Либерии, Камеруна, Мозамбика, Намибии. 40% китайского импорта меди приходится на Замбию. При этом Лусака находится в сильнейшей долговой зависимости от Пекина, в результате чего замбийская экономика постепенно переходит под китайский контроль. Схожая ситуация имеет место еще в целом ряде стран континента.

Китайцы начали очень активно и успешно «выжимать» из Африки европейцев и американцев. Африканским лидерам оказалось гораздо удобнее работать с ничуть не менее богатыми, зато совершенно политически нейтральными китайцами. Правда, китайское засилье начинает вызывать в некоторых африканских странах (например, в Замбии) массовые народные протесты, но власти пока с ними справляются. Другой причиной недовольства африканцев становится откровенный расизм, демонстрируемый китайцами. Последние ведут себя по отношению к местным жителям порой даже более жестко, чем бывшие белые колонизаторы.

Продвижение Китая в Африку значительно облегчилось фактом ухода оттуда СССР. Россия не смогла удержать позиции ни в политической, ни в экономической, ни в военной сферах. Во многих случаях ее место занял именно Китай. Он заменил Россию и в качестве основного поставщика вооружений в страны Африки. Африканцев очень устраивает китайская техника, дешевая и простая в эксплуатации, поэтому с конца 90-х годов оружие потекло на континент широкой рекой.

Наиболее богатыми клиентами Пекина в этой сфере являются страны Северной Африки, в том числе противостоящие друг другу Алжир и Марокко. Алжиру Китай поставил три фрегата проекта

С-28А, а также не менее 90 различных артиллерийских систем. Марокко, в свою очередь, приобрело у Поднебесной 54 танка, 12 реактивных систем залпового огня AR-2 (PHL-03) калибра 300 мм, до 50 противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) и шесть систем ПВО «Небесный щит».

Примечательно, что, несмотря на то, что главным клиентом Китая на северо-востоке Африки является Судан, в противостоящий ему Южный Судан из Китая поступило 100 ПТРК HJ-73D и до 50 переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) QW-2. Много оружия нужно странам Западной Африки зоны Сахары, которые ведут перманентную войну с исламскими радикалами.

Впрочем, есть и особенности. Так, Ангола, которая входит в пятерку основных поставщиков нефти в Китай, по-прежнему предпочитает советское и российское оружие. Лишь в 2016 году Луанда приобрела у Пекина 5 бронетранспортеров WZ-551 и 10 созданных на их базе штурмовых орудий WMA-301 (PTL-02).

Кроме того, в настоящее время Африка очень активно вовлекается Пекином в его главный внешнеполитический и внешнеэкономический проект «Один пояс – один путь» и в сопровождающий его проект строительства военных баз за рубежом «Нить жемчуга». Для материально-технического обеспечения кораблей Военно-морских сил (ВМС) НОАК и отдыха экипажей используются порты Накале в Мозамбике, Виктория на Сейшельских островах, Анцеранане на Мадагаскаре, Момбаса в Кении, Дар-эс-Салам в Танзании.

Единственная на данный момент «полноценная» зарубежная база НОАК (официально открыта в 2017 году) размещена в Джибути. Здесь пока развернуто около тысячи военнослужащих, но их количество может быть увеличено в 10 раз. Китай ведет на территории Джибути строительство множества объектов гражданской инфраструктуры, включая морской порт и аэропорт. Предполагается построить железную дорогу из Джибути до столицы Эфиопии Аддис-Абебы, именно через нее Эфиопия получит выход к морю (все морское побережье Эфиопии досталось Эритрее). Затем эта дорога должна разделиться и пройти на запад через всю Африку до Сенегала, а также на юг – до ЮАР.

Нет никаких сомнений, что китайская база в Джибути единственной не останется ни в мире вообще, ни в Африке в частности. По-видимому, «Нить жемчуга» обогнет Африку с юга и выйдет в Атлантику.       

Источник: ng.ru

Добавить комментарий