СОХМ-2. Впервые в Самаре.

Я отлично знаю, насколько заняты мои друзья архитекторы, посещающие вернисажи лишь при наличии фуршета, плавно переходящего в брудершафт. В отличие от них, я — молодой и неженатый свободный художник, имею возможность, прогуливаясь от нечего делать среди дня, заметить афишу в витрине и заглянуть в забытое многими культучреждение под названием Самарский Областной Художественный музей. Привлек меня там, как ни странно, концерт малоизвестного исполнителя песен Фрэнка Синатры некоего Носкова. Но внутри оказалось еще интереснее.

Как выяснилось при осмотре билетной кассы, там оказалось возможным приобщиться к искусству сразу Левитана, Гойя, Пикассо и даже Романа Тыртова, более известного как Эрте, не считая остальной постоянной экспозиции. Совсем неплохо для провинции! Впрочем, билеты на каждую выставку продавали отдельно, и я манкировал известными по школьной хрестоматии пейзажами. Но не смог пройти мимо горячо любимых и уважаемых испанцев, тем более, что их предлагали в одном флаконе за 250 деревянных. Хотя и в разных залах на первом этаже.

В этот неранний час музей выглядел бы совсем пустым, если бы не многочисленные хранительницы в каждом демонстрационном  зале. Похоже, что я тут был, если и не первым, но единственным на данный момент посетителем. В полной тишине я медленно фланировал по запутанным коридорам, пока не наткнулся на никак не обозначенную экспозицию Гойи. Здесь, похоже, ждали не моего появления, а юных художников, для которых были выставлены кругом мольберты почему то спиной к центру. Видимо, предполагался урок по копированию классика.

Два земляка, что неудивительно, немалую часть своего графического творчества посвятили бою быков — корриде. Если Гойя практиковал технику офорта (гравюры, процарапанной по металлу), то Пикассо отдал дань литографии (печати с камня). Очень интересно было посмотреть вблизи и своими глазами особенности техники великих художников, приемы их работы, различия в подходах к теме и найти в них нечто общее. Оба живописца создали свои циклы уже под конец жизни, и, полагаю, совсем не случайно, а пытаясь осмыслить вечные вопросы жизни и смерти.

Старый мастер одинаково тщательно и, видимо, с портретной точностью фиксирует все значимые моменты, происходившие на арене – трюки пикадоров, мастерство тореадоров, травлю собаками, смерть быков, лошадей и героев. У него они вполне реальные люди со своими достоинствами и недостатками, предельно обнажающиеся в момент роковой опасности. Его стиль одновременно выразителен и документален, штрих уверен и тверд. Серая и бесформенная масса публики его мало интересует, выступая лишь фоном для запечатленного события.

Для  маэстро нового времени же кровавая бойня лишь повод к созданию причудливых фантазий состоящих из образов и символов зачастую лишь отдаленно напоминающих живых людей. Для него имеют значение лишь свет и цвет, линия и пятно, которыми он передает свое личностное восприятие народного праздника и традиционного действа. Поэтому его стиль нарочито прост, даже по-детски наивен и зачастую примитивен. Гениальному рисовальщику в данном случае важно целое и главное, а не частности или конкретные подробности.

Насытившись жаркими страстями, я захотел подняться к высотам чистого искусства и наскреб еще 150 р. что бы, забравшись на 2й этаж, посетить экспозицию нашего замечательного графика, сценографа, иллюстратора и модельера эпохи ар-деко. Его картины оказались прекрасны, изысканны и ошеломительны. Их можно было рассматривать с любого расстояния как огромные декоративные панно, поражаясь одновременно мельчайшим деталям и неожиданным текстурам, заметным лишь вблизи. Не казалось пошлым даже использование золота и серебра.

Однако наибольшее впечатление на меня произвели скульптуры. Небольшие фигурки были так утонченно изящны, оригинальны и  прекрасны, что походили на произведения ювелира, а не на своеобразные эскизы театральных костюмов, чем на самом деле являлись. Удивительный вкус, роскошная фантазия и чувство меры проявились в них в полную силу, позволив оценить уникальное мастерство и необычный талант. Посуда, украшения и прочее были также великолепны, но увлекли меня уже гораздо меньше. На один вечер впечатлений мне хватило сполна.

На свою беду, спустившись, я не смог пройти мимо стойки с альбомами по живописи и архитектуре. которые продавали там по смешной цене в 100 р. Среди них я обнаружил знаменитых Заху Хадид, Нимейера, Корбюзье, Мис ван дер Роэ, Шехтеля и Мельникова, а так же ранее мне неизвестных Вагнера и Ботта. На сладкое прихватил любимых Рушеву и Синьяка. Я прекрасно понимаю, что они будут у меня пылиться на полке вместе с другими альбомами, но я знаю, что 40 лет назад за них бы душу продал. А вот на концерт я так и не пошел. Донести бы все!

Источник: newsland.com

Ремонт моноблока Lenovo 520-24ikl

по ремонту техники Asus. Профессионально! Звоните

prof-x.ru

Добавить комментарий