Скрытность Трампа бьет по дипломатической практике

Переводчицу Дональда Трампа Марину Гросс ждут на слушаниях в Конгрессе. Фото Reuters

Инициатива пригласить на слушания в Сенат американскую переводчицу Марину Гросс – единственного человека, который знает о содержании встречи президентов РФ и США в Хельсинки, может создать опасный для США прецедент. Встречи с Гросс добиваются сенаторы-демократы Боб Менендес и Джек Рид, чье письмо к главе Белого дома Дональду Трампу оказалось в распоряжении «НГ». Законодатели не ограничиваются этим требованием – они хотят, чтобы впредь администрация президента сохраняла все записи о двусторонних переговорах. На Капитолийском холме добиваются ужесточения протокола.

Нехватка данных о рандеву президентов в Хельсинки продолжает подпитывать изобретательность американских законодателей. 

Сенаторы Менендес (комитет по иностранным делам) и Рид (комитет по вооруженным силам) отправили запрос в Белый дом с требованием прояснить судьбу материалов, оставшихся после встреч с президентом России Владимиром Путиным. Это, как следует из оказавшегося у «НГ» письма, включает в себя «аудиозаписи, стенограммы, документы и сообщения, связанные с любыми встречами, телефонными звонками или каким-либо иным взаимодействием». В послании к главе Белого дома отмечается: «Мы призываем вас сохранять все подобные записи и в перспективе». «Согласно последним сообщениям, вы конфисковали материалы переводчиков и предприняли другие шаги, чтобы скрыть содержание ваших разговоров с российским лидером», – сетуют члены американского Сената.

Интерес к контактам РФ и США на высшем уровне, очевидно, подстегнуло инициированное ФБР расследование того, действует ли Трамп в интересах Кремля. Поводом подозревать президента США стали чересчур официальные и обобщенные сведения о его переговорах с Путиным. Особенно американский истеблишмент волнует встреча летом 2018 года в Хельсинки. Она проходила в условиях строгой конфиденциальности, и ее детали знает только один человек – Гросс. Именно встречи с ней сейчас добиваются законодатели. «Очень важно, чтобы американский народ посредством своих представителей понял, что произошло во время вашего общения с Путиным, – говорится в письме Менендеса и Рида к Трампу. – В свете сохраняющегося уровня секретности, который делает загадкой ваши взаимоотношения с российским лидером, мы настаиваем на том, чтобы переводчики, особенно те, кто работал на вашей встрече в Хельсинки, были немедленно доступны для интервью».

Как известно, Трамп нарушает общепринятую практику протоколирования встреч на высшем уровне. Источники издания Wall Street Journal в Белом доме раскрыли, что американский лидер «не прибегает к традиционным дипломатическим техникам», чтобы не нарушать доверительных отношений с коллегами из других стран. «Материалов, касающихся встреч с его участием, какие бы вы ожидали увидеть, нет», – подтвердил изданию иностранный чиновник, присутствовавший на одном из саммитов с участием Трампа. Он сообщил, что слабо документируются даже телефонные разговоры с президентом США. При этом бывшие сотрудники Белого дома отмечают, что в случае, если Трамп ведет беседу с коллегами неформально, то записи делаются только поверхностные. Такая политика, по данным газеты, возникла в целях борьбы с информационными утечками. Иными словами, секретность Трампа – это прямой результат той войны, которую ему объявили в Вашингтоне.

По мнению заместителя председателя совета Ассоциации российских дипломатов Андрея Бакланова, который занимал в 2000–2005 годах пост посла РФ в Саудовской Аравии, требование сенаторов допросить Гросс нарушает все устоявшиеся представления о дипломатии. «Такого абсурда никогда не было, чтобы допрашивали переводчиков, – заявил «НГ» экс-дипломат. – То, что сейчас происходит, выходит за рамки термина «нарушение дипломатической практики». Это ушло в сторону полной безграмотности». Собеседник «НГ» отмечает: «Во-первых, переводчик не несет ответственности за то, что он переводит, – это ответственность тех лиц, которым он переводит. Во-вторых, есть неписаное правило, по которому лица, присутствующие на встрече высших должностных лиц, относятся к информации, которая там прозвучала, как к информации должностного лица, которое проводит беседу. Например, если посол с собой берет советника и второго секретаря, никто из журналистов и дипломатов не должен обращаться к ним с расспросами».

Экс-дипломат обращает внимание: стороны переговоров могут по обоюдному согласию отпустить тех, кто протоколирует беседу, а переводчика – попросить сделать их работу. Однако, несмотря на то что требование сенаторов сохранять все записи последующих встреч Трампа с лидерами других государств вполне законно, оно является признаком расшатанного государственного механизма. «Это (документирование содержания переговоров. – «НГ») обговаривается в каждом конкретном случае, – пояснил Бакланов. – Все зависит от того, какая сложилась практика в высших эшелонах власти. Другое дело, что первое лицо может сказать: мне это не подходит. Это вопрос, который можно обсуждать. Такого рода требования они (члены Сената. – «НГ»), конечно, могут предъявлять, но в другой нормальной стране этого никогда не произойдет. Эти моменты говорят о полном размагничивании работы системы государственной власти в Соединенных Штатах».

Заметим, что для вызова Гросс в Конгресс требуется отдельная повестка, потому как кодекс переводчика категорически запрещает делиться содержанием переговоров с кем-либо, и отвечать на вопросы законодателей – личное дело лингвиста, которая была на переговорах в Хельсинки. Кодекс не имеет законодательной силы, однако как, к примеру, журналист, защищающий свои источники, Гросс может в любом случае апеллировать к обязанности соблюдать этические правила и проигнорировать сенаторов. Так или иначе, как замечают американские наблюдатели, повестка создаст неприятный прецедент в дипломатической практике, который может повлиять на проведение последующих встреч на высшем уровне с лидерами других государств, которые не говорят по-английски. «Думаю, что ей пришлют повестку, – заявил «НГ» старший научный сотрудник «Атлантического совета» Андерс Аслунд. – Но Трамп может воспользоваться привилегией исполнительной власти (которая дает ему возможность не предоставлять данные судам и законодательной власти в США. – «НГ»). Этот результат трудно предсказать».

Источник: ng.ru

Добавить комментарий