Скелеты отечественной философии

Модест Колеров. Археология русского
политического идеализма: 1904–1927.
Очерки и документы. – М.: Сommon place,
2018. – 352 с.

Помощник и спичрайтер генерального секретаря Михаила Горбачева Анатолий Черняев вспоминал, как в 1989 году принималось решение по книжной серии «Из истории отечественной философской мысли». Тогда рассказчик и секретарь ЦК Александр Яковлев (он его называл Саша) поехали к Горбачеву, и только после визирования им необходимых документов серия, выходившая в качестве приложения к журналу «Вопросы философии», как говорят издатели, пошла в печать.

Прошло 30 лет. С большей или меньшей степенью успешности выходят собрания сочинений философов, научные издания отдельных работ, архивные публикации и исследования. Тем не менее количество недостаточно, а иногда и вовсе не изученных вопросов жизни и творчества отечественных мыслителей остается значительным. Не в последнюю очередь это обусловлено мифами, которые они создали сами о себе. В этой связи нельзя не обратить внимание на парадоксальную вещь: нередко «творимые легенды», созданные в эмиграции, совпадали с традиционными клише советской пропаганды. Например, будто после революции 1905 года началось повсеместное разочарование в экстремистских политических практиках и связанных с ними радикальных философских учениях. В реальности отрицание революции, сформулированное «семью смиренными», как иронически назвал участников сборника «Вехи» Дмитрий Мережковский, вызвало осуждение значительной части общественного мнения.

Другой проблемой в изучении отечественной мысли является недостаточное внимание к контексту (влияние на нее литературы, музыки, живописи), хотя в этом направлении первые шаги были предприняты еще эмигрантскими авторами (Дмитрий Чижевский «Гегель в России», отчасти Николай Лосский «История русской философии»).

Новая книга московского историка философии Модеста Колерова «разволшебствляет» (по Максу Веберу) политические мифы отечественной мысли и рассматривает ее в общекультурном контексте.

Бердяев находил у Чехова глубокий идеализм
в отрицательной форме. Петр Нилус. Портрет
А.П. Чехова. 1902. Эскиз. Государственный
литературный музей (Москва)

В частности, им публикуется ранее не переиздававшийся некролог Николая Бердяева об Антоне Чехове (впервые напечатан в «Киевских откликах» в августе 1904 года), в котором автор «Философии свободы» находит у знаменитого писателя «глубокий идеализм, хотя и выраженный в отрицательной форме».

Менее добр к литераторам оказался другой философ, Петр Струве, который, будучи главным редактором «Русской мысли», пресек сотрудничество с последней Алексея Ремизова и отказался печатать знаменитый «Петербург» Андрея Белого. На основе мемуарных свидетельств и первоначальных вариантов глав, поданных в редакцию, Колеров заключает, что «в предложенных Белым трех первых главах нового романа Струве увидел злую пародию на свою, в отличие от либеральной деятельности, малоизвестную и в этом смысле – интимную эпоху жизни», то есть на период его марксистской деятельности. «Пародию тем более удачную, что вышла она совершенно непроизвольно», – заключает ученый.

Два текста, относящихся к названной Колеровым «интимной эпохе» жизни Струве, он также публикует в новой книге. Это обращения к рабочим 1906 года, в которых Петр Бернгардович заявлял, что «социализм есть великая цель, яркая путеводная звезда, свет которой преображает мелкую повседневную борьбу за интересы в великое дело созидания нового, справедливого общества». Он призывал пролетариат к классовой борьбе и предупреждал по поводу интеллигенции, которая хотя и оказывает «огромную помощь», но не должна ему ничего «навязывать и диктовать».

Из других текстов стоит отметить статью «Призывал ли о. Сергий Булгаков к еврейским погромам в 1920 году?» и не публиковавшиеся письма Василия Розанова, Льва Карсавина и Петра Савицкого.

Они не менее интересны и тоже не лишены своих скелетов в шкафу. А на что другое можно рассчитывать в итоге, если строишь собственную мифологию?

 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий