Самоподрывы и расстрелы имеют в России общие причины

Нападения на силовиков и массовые расстрелы сверстников в РФ случаются все чаще и выстраиваются в очевидную закономерность. Окружающая несправедливость и отсутсвие перспектив толкают молодых людей на самоубийственные акции протеста. Взорвавшийся в среду в приемной ФСБ в Архангельске 17-летний Михаил Жлобицкий удивительно похож на своих предшественников: ученик первых курсов техникума, не имеющий психических расстройств, чьи убеждения и жизнь не совместимы с нынешней российской действительностью. Свой поступок Жлобицкий объяснил беззаконием в РФ, фабрикацией уголовных дел и пытками. В прошлом году такой же житель Хабаровска (Антон Конев) был убит после расстрела им местной приемной ФСБ.

«Я хотел бы упрекнуть ФСБ», — отреагировал главред радиостанции «Говорит Москва» Сергей Доренко. «Леваки говорят, и это попадает в прессу, что вы их пытаете. Если и когда вы их пытаете, вы создаете некий вызов, некую систему провокаций на слабо, в которой вы будто бы спрашиваете леваков, а способны ли они пройти пытки и лишение здоровья. Леваки отвечают вам в этом нездоровом диалоге, что они не только готовы потерять здоровье, но и жизнь. ФСБ, вам это зачем?», — спрашивает журналист. «Диалог с помощью пыток прямо ведет к диалогу с помощью взрывов. С точки зрения бюджетов и расширения штата, вам это, вероятно, выгодно. Но, с точки зрения внутренней стабильности, это не выгодно. У них появятся собственные герои, у вас станет больше генералов, но бомбисты, вероятно, не полезны и без того хрупкой России», — заключает Доренко.

Акцент на левых убеждениях молодого подрывника здесь не вполне к месту. Ведь ранее похожий самоубийственный поступок совершил ровесник архангельского подрывника хабаровчанин Антон Конев, который ни разу не был ни анархистом, ни коммунистом. Он был, скорее, правым националистом. Впрочем, подобная атрибуция взглядов семнадцатилетних подростков мало о чем говорит. Можно искать политические предпочтения и у керченского стрелка, но вряд ли это укажет на причину происходящих в России самоубийственных протестов.

«Три громких случая ухода из жизни молодых людей выстраиваются в явную закономерность с несколькими причинами», — говорит директор Института политических исследований Сергей Марков. «Одна из главных причин – это идеология всепроникающего цинизма, которая жестко навязывается молодежи сверху», — считает Марков. Молодые люди не видят смысла жизни в условиях насаждаемой властями политики игнорирования моральных ценностей и ориентиров. «Другие причины – это культ смерти, отсутствие перспектив и потеря семейных ценностей. Ведь у подростков-самоубийц не было полноценных здоровых семей», — напоминает политолог.

Сегодняшний молодежный терроризм в РФ имеет мало общего с шахидами-исламистами или с российскими террористами-эсерами начала прошлого века – отмечает замглавы «Центра политических технологий» Алексей Макаркин. Эсеры-террористы жертвовали своими жизнями ради грядущей революции и освобождения крестьян. В поступках современных российских «шахидов» нет подобных признаков альтруизма, — говорит Макаркин.

Шахиды-исламисты жертвуют собой при поддержке учителей-наставников для достижения целей конкретного вероучения. Ничего подобного у нынешних русских камикадзе нет, считает политолог. В современной России, по словам Макаркина, почти нет условий для организованного терроризма из-за тотальной слежки правоохранителей. «Поэтому террористами в РФ сегодня становятся одиночки, которые испытывают комплекс психологических проблем – от завышенной самооценки до невостребованности и отсутствия вертикальной мобильности», — считает Макаркин.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий