С-300 и мифы о «чудо-оружии»

Одно из главных преимуществ С-300 – высокий темп стрельбы. Фото с сайта www.mil.ru

У советско-российской зенитной ракетной системы (ЗРС) С-300П весьма своеобразный имидж. С одной стороны, не только в России, но и почти во всем мире она рассматривается как своеобразное «абсолютное оружие» наземной ПВО. С другой стороны, «трехсотка» никогда ни с кем реально не воевала. И при этом регулярно получает удары по этому своему имиджу, причем удары совершенно незаслуженные. Своеобразие «трехсотых» (и родственных им «четырехсотых») проблем рассматривалось в статьях «Почему не стрелял С-400» («НВО», 01.06.18) и «Войска мирного неба» («НВО», 23.11.18). Но приходится обращаться к ним снова.

ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ

С-300П в своих ранних модификациях ПТ и ПС создавалась как составная часть мощнейшей системы ПВО СССР.

В рамках этой системы она рассматривалась как ЗРС средней дальности и являлась, по сути, третьим эшелоном ПВО после истребительной авиации и ЗРС большой дальности С-200.

Ее задачей было уничтожение баллистических (кроме межконтинентальных) и крылатых ракет, а также «дострел» самолетов противника, преодолевших первые два эшелона. «За спиной» С-300 был четвертый эшелон в лице зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-125.

При этом в составе ПВО имелись еще и радиотехнические войска (РТВ), которые обеспечивали постоянное наблюдение за воздушным пространством по всему периметру границ страны.

Именно РТВ при необходимости должны были поднять по тревоге истребительную авиацию и зенитно-ракетные войска (ЗРВ), заодно обеспечив их целеуказанием.

Недостатками С-300 являлись низкий темп перезаряжания пусковых установок (ПУ), наличие большой мертвой воронки вокруг ПУ, то есть дивизионов в целом (внутри этой воронки цель не может быть поражена), невозможность работы РЛС в постоянном режиме. Как и все ЗРС средней и большой дальности, «трехсотка» оказалась достаточно громоздкой и не очень мобильной (С-300ПТ была, по сути, вообще стационарной, правда, сейчас эта модификация осталась только в ПВО Украины).

Сейчас в различных, скажем так, гражданских СМИ очень любят рисовать на картах вокруг позиций средств ПВО кружочки радиусом, соответствующим дальности поражения данных ЗРС или ЗРК (эта дальность вычитана из Википедии). При этом как бы подразумевается, что внутри этого кружочка ЗРК/ЗРС должны автоматически и непрерывно сметать с неба все, что летает, как в компьютерной игре. А если не сметает (или сметает не все), то это плохой ЗРК (плохая ЗРС). Учитывать неизживаемые недостатки, присущие средствам наземной ПВО, никто при этом не собирается. А между тем таковых хватает.

Во-первых, никакие ЗРК и ЗРС не могут сбить больше целей, чем имеют боеготовых зенитных управляемых ракет (ЗУР).

Во-вторых, Земля не плоская, а почти шарообразная. Это не имеет значения лишь для ЗРК малой дальности. Для остальных возникает проблема радиогоризонта. Та самая дальность поражения, которая написана в Википедии, относится к целям, летящим на средних и больших высотах. Низколетящие цели появляются из-за радиогоризонта на гораздо меньших дальностях, чем максимальная, причем даже в том случае, если местность почти идеально плоская (степь, пустыня, море). Если же у местности сложный рельеф, то дальность обнаружения и соответственно поражения низколетящих целей становится совсем незначительной. Видеть сквозь твердые тела РЛС не могут и никогда не смогут. Соответственно ответ на вопрос Владимира Высоцкого «и можно ли раздвинуть горизонты?» в данном случае является отрицательным. Правда, в той же «трехсотке» РЛС поднимают на 40-метровые вышки, но это отодвигает радиогоризонт всего на несколько километров.

В-третьих, для любых ЗРК и ЗРС существует еще и фактор курсового параметра. Этот параметр определяется как длина перпендикуляра, опущенного из точки стояния ЗРК на траекторию цели (или на касательную к этой траектории). Если цель идет прямо на ЗРК, курсовой параметр равен нулю. Чем больше его значение, тем сложнее поразить цель. То есть если цель идет мимо ЗРК (ЗРС) на большом удалении от них, то поразить ее не удастся, даже если она формально зайдет на некоторое время в зону поражения, пролетев по краю этой зоны. Если цель идет мимо ЗРК (ЗРС) не просто с большим курсовым параметром, но еще и на малой высоте, то она может оказаться глубоко в формальной зоне поражения, но тем не менее не будет даже обнаружена, а тем более – поражена. Это относится к любым ЗРК и ЗРС, именно поэтому журналистские кружочки абсолютно бессмысленны и не имеют никакого отношения к реальной ситуации.

Наконец, любая наземная ПВО всегда по определению пассивна, инициативой всегда владеет противник. Это тоже неизживаемый недостаток, о котором уж совсем никто никогда не вспоминает.

ЮГОСЛАВСКИЕ СТЕНАНИЯ

Поскольку С-300П была задумана как составная часть системы ПВО страны, то внутри этой системы все перечисленные недостатки более или менее нивелировались. Ее РЛС не нужно было постоянно работать, для этого существовали РТВ, они же должны были обнаруживать низколетящие цели и выдавать по ним предварительное целеуказание. Низкая скорость перезарядки компенсировалась наличием большого числа готовых к пуску ЗУР, большая мертвая воронка – взаимным прикрытием друг друга дивизионами одного полка. Кроме того, страховали друг друга разные полки, а также другие средства ПВО. Но когда «трехсотку» стали «выдергивать из контекста» и делать «самостоятельной величиной» (да еще и в урезанных вариантах – в полку по одному-два дивизиона, по 4–8 ПУ в каждом вместо трех–пяти дивизионов по 12 ПУ), то недостатки стали неизбежно проявляться.

В первый раз это случилось в связи с агрессией НАТО против Югославии весной 1999 года. Тогда поднялся над Русью вой патриотической общественности: «Почему мы не отправляем в Югославию С-300?!» Что интересно, отголоски этого воя слышны до сих пор, хотя за 20 лет можно же было хоть что-то понять.

С-300П в любой модификации состоит из множества многотонных многометровых машин. Поэтому ее крайне сложно перебрасывать по воздуху даже в спокойных условиях: в Ан-124 «Руслан» влезает одновременно не более двух машин из состава «трехсотки», поэтому для переброски хотя бы одного дивизиона надо много «Русланов» или много времени. А любые другие транспортные самолеты российских Воздушно-космических сил здесь просто бесполезны. В условиях полного господства в воздухе авиации НАТО, которая была способна просто вывести из строя взлетно-посадочные полосы (ВВП) любого югославского аэродрома, подобная операция была принципиально нереализуема.

Можно было перевезти С-300 по морю. Правда, это довольно медленно, потому что далеко. К тому времени, как российские суда с «трехсоткой» достигли бы югославских портов, натовцы уже более или менее все разбомбили бы. И даже если бы российские суда дошли до югославских (черногорских) портов и ВМС НАТО их пропустили бы, на этом эпопея и завершилась бы. Многотонные многометровые машины, не имеющие никакой конструктивной защиты и никакого собственного оборонительного вооружения, были бы уничтожены натовской авиацией прямо в порту. Или в крайнем случае на марше в направлении района развертывания. Никаких шансов до этого района дойти, там развернуться и привести себя в состояние боевой готовности у «трехсотки» не было даже теоретически. Просто потому, что Югославия не имела полноценной ПВО, чтобы все эти операции прикрыть.

По этой же самой причине С-300П оказалась бы практически бесполезной, если бы несколько ее дивизионов (два-три полка, больше просто не могло быть) появились бы в Югославии до начала натовской агрессии (в политическом плане вопрос о том, почему они там не появились до начала агрессии, нужно адресовать покойному Милошевичу, а не покойному же Ельцину). Остальная ПВО Югославии была слишком слаба и примитивна, поэтому С-300П становилась некой «вещью в себе», не имеющей подстраховки ни «сверху» (от истребителей), ни «снизу» (от других ЗРК). И для ее подавления американцам просто понадобилось бы несколько десятков дополнительных «Томагавков». Даже при идеальной работе расчетов «трехсотка» истратила бы все ЗУР на уничтожение этих «Томагавков», а перезарядиться ей никто шанса не предоставил бы. Но патриотическая общественность подвывает и сейчас, совершенно всего этого не понимая.

Российские специалисты демонстрируют
своим зарубежным коллегам процесс
перезаряжания пусковых установок «трехсотки».
Фото с сайта www.mil.ru

КИПРСКИЙ КОНТРАКТ

Практически одновременно совсем близко от Югославии развернулась другая эпопея, связанная с «трехсоткой»: Россия решила продать ее Кипру. Притом что ПВО этой страны на тот момент даже и до югославского уровня было очень далеко. На ее вооружении имелось лишь три батареи (12 ПУ) итальянского ЗРК малой дальности «Аспид», полсотни советских и французских ПЗРК «Стрела-2» и «Мистраль» и некоторое количество швейцарских малокалиберных зенитных орудий. Истребители киприотам даже не снились (и сейчас не снятся).

Приобретение Никосией С-300 создавало ситуацию, описываемую известной фразой «Без штанов, но в шляпе». Фактически «трехсотка» с Кипра могла бы теоретически сбивать самолеты над территорией его главного врага – Турции. Анкара официально заявила, что уничтожит С-300 сразу после того, как та будет развернута на Кипре. И действительно сделала бы это – потому что в данной ситуации «трехсотка» оказалась бы еще большей «вещью в себе», чем в Югославии.

Поскольку никаких РТВ у Кипра никогда не было, турки скорее всего нанесли бы удар безнаказанно, поскольку С-300 даже не успела бы включиться. Но даже если каким-то образом ее удалось бы привести в боевую готовность, Турция просто пожертвовала бы несколькими старыми F-4 и F-5. «Трехсотка» истратила бы на них ЗУР, после чего была бы безнаказанно уничтожена турецкими F-16. Антиреклама для С-300 была бы колоссальной, никого бы не интересовало, что ЗРС просто поставили в такие условия. В итоге «трехсотку» забрали греки (члены НАТО), развернув ее у себя на Крите (потом на них очень хорошо потренировались ВВС США и Израиля), а Кипру вместо этого отдали шесть ЗРК малой дальности «Тор-М1».

Теперь совсем недалеко от Кипра проходит еще одна эпопея С-300 – сирийская.

«ТРЕХСОТКА» И НЕБО СИРИИ

Судя по имеющимся данным, Россия передала Сирии три дивизиона (по 8 ПУ в каждом) наиболее совершенной модификации С-300ПМ. Видимо, это бывшая техника 531-го зенитно-ракетного полка, прикрывающего Полярный и недавно получившего С-400. В Сирии «трехсотка» сегодня развернута на северо-западе страны, вблизи российских военных объектов, в том числе С-400 и С-300В.

После того как С-300ПМ была переброшена в Сирию, с обеих сторон «линии фронта» зазвучала разнообразная пропагандистская хлестаковщина: от «теперь небо Сирии закрыто наглухо» до «Израиль как бомбил, так и будет бомбить». Разумеется, истина лежит посередине, что и подтвердилось на практике. Небо Сирии отнюдь не закрыто наглухо, но и Израиль бомбит не совсем так, как раньше. Теперь он атакует только объекты на юго-западе Сирии, в районе Дамаска. Туда С-300, развернутая на северо-западе страны, просто не достанет, даже если атака будет вестись на средних и больших высотах, тем более что и курсовой параметр целей оказывается максимальным.

Более того, теперь самолеты израильских ВВС не заходят в сирийское воздушное пространство. Они действуют из воздушного пространства Ливана, который вообще никакой ПВО не имеет, поэтому его никто ни о чем не спрашивает. Юридически сирийцы не имеют права сбивать израильские самолеты над Ливаном до того, как зафиксирован факт пуска ими ракет или сброса управляемых авиабомб (УАБ). А зафиксировать факт сам по себе очень сложно. Самолеты ВВС Израиля идут на малых высотах между ливанскими горами, ни одна РЛС из Сирии в этот момент не может их видеть. Затем израильские летчики делают короткий «подскок», производят пуск ракет (сброс УАБ) по целям с заранее известными координатами, после чего сразу опять «ныряют» под горы и уходят на свою территорию.

Авиационная составляющая сирийской ПВО примерно такая же, как у Югославии в 1999 году, – немного МиГ-29 в наиболее старой, причем экспортной модификации, а также некоторое количество совсем древних МиГ-21 и МиГ-23. Против ВВС Израиля все это не имеет шансов, как их 20 лет назад не имели сербы против авиации НАТО.

Наземная ПВО Сирии как в количественном, так и в качественном отношении сегодня гораздо сильнее той югославской (как и нынешней сербской), но до совершенства ей чрезвычайно далеко (особенно учитывая проблемы с подготовкой расчетов). Поэтому и в Сирии С-300 в значительной степени окажется «вещью в себе», без серьезной поддержки других средств ПВО.

Как было сказано выше, сегодня сирийская «трехсотка» просто не достает до атакуемого израильтянами района Дамаска. Разумеется, можно полностью или частично сдвинуть ее на юг. Только не факт, что это нужно делать.

Поскольку в постоянном режиме РЛС «трехсотки» работать не могут, ЗРС нуждается во внешнем целеуказании от РТВ. Допустим, что сирийские РТВ (или их российские коллеги?) отработали безупречно и известили зенитчиков сразу после того, как зафиксировали «подскок» израильских самолетов из-за ливанских гор. На включение всех систем «трехсотки», прохождение ими тестов функционального контроля, включение всех РЛС на излучение, обнаружение целей и взятие их на сопровождение заведомо уйдет несколько минут. За это время противник успеет выпустить ракеты и нырнуть обратно под горы. После чего С-300 достанется безнадежная и неблагодарная работа – сбивать ракеты, а не их носители. Лучше оставить эту работу «Букам», «Квадратам», «Панцирям», С-125 – их ЗУР по крайней мере дешевле, чем у «трехсотки».

При этом существует еще более неприятный вариант – когда Израиль целенаправленно пойдет на уничтожение самой С-300, «загрузив» ее ракетами «Иерихон», «Лора», «Далила», «Попай Турбо», «Предейтор Хок» наземного и воздушного базирования, беспилотниками-«камикадзе» «Гарпия» и «Хароп». Расчет будет на исчерпание боекомплекта «трехсотки» (если атакующих ракет будет больше, чем готовых к пуску ЗУР) и уничтожение уже пустых ПУ и других элементов ЗРС. Этот вариант весьма затратен, но вполне надежен, тем более что Вашингтон потом все это израильтянам оплатит.

Даже если ЗРС уже полностью боеготова (расчеты на местах, РЛС работают) в тот момент, когда израильские самолеты производят «подскок», гарантией успеха это не является: самолет может успеть нырнуть под горы раньше, чем его настигнет ЗУР. Это приведет к срыву наведения и самоликвидации ЗУР. Тем не менее только такой вариант дает хоть какой-то шанс сбить самолет, а не выпущенную им ракету. Чтобы этот вариант реализовать, надо заранее иметь информацию о подъеме израильских самолетов в воздух. Это находится вне возможностей ВС Сирии, необходима помощь России. Не будем здесь обсуждать политический аспект проблемы (нужно ли это Москве), возьмем чисто военный. Для постоянного просмотра воздушного пространства Израиля необходимо постоянно же держать в воздухе где-нибудь над центром Сирии хотя бы один самолет ДРЛО А-50 (или А-100). Соответственно в Сирии нужно иметь два-три таких самолета, притом что в ВКС РФ их всего полтора десятка. Кроме того, у израильских берегов должен постоянно находиться хотя бы один российский разведывательный корабль.

Однако даже реализация всех этих мер панацеей не станет. По своим качественным характеристикам (техническому оснащению и уровню подготовки личного состава) ВВС Израиля, видимо, можно считать лучшими в мире. В частности, они самые летающие в мире. То есть их самолеты поднимаются в воздух постоянно, в подавляющем большинстве случаев – для осуществления учебных полетов в собственном воздушном пространстве или над Средиземным морем. Понять, что данная группа самолетов взлетела не для учебы, а для удара по Сирии, вряд ли будет возможно, а когда они зайдут в воздушное пространство Ливана, будет «почти поздно». Более того, поняв, что за ними наблюдают в постоянном режиме, израильские летчики начнут осуществлять ложные заходы в Ливан, не подразумевающие нанесение удара. Они совершенно задергают российских наблюдателей и сирийских зенитчиков, возможно, даже спровоцируют «холостые» пуски ими ЗУР (весьма недешевых). Когда те окончательно утомятся – а на это вряд ли понадобится больше одного-двух месяцев – будет нанесен очередной реальный удар. Таким образом, потерять даже один самолет израильтяне могут лишь в том случае, если утратят бдительность и сами подставятся, как это случилось год назад, когда сирийцы сбили F-16I.

ЗРС семейства С-300П/В/С-400 в целом лучше по своим тактико-техническим характеристикам, чем ЗРС семейства «Пэтриот», а больше их просто не с чем сравнивать (американская система ПРО ТНААD из «другой оперы»). То есть это на самом деле лучшие в мире средства наземной ПВО большой дальности (средняя дальность осталась в советском прошлом). Но от них нельзя требовать больше того, что они могут дать исходя из свойств ЗРС вообще. Ведь даже самый выдающийся тяжелоатлет не сможет поднять штангу массой в тонну. Грубо говоря, «трехсотку» надо заслужить – иметь сильную сбалансированную ПВО с хорошо обученным персоналом. Если это у страны есть, С-300 станет основным наземным элементом такой ПВО, качественно повышающим ее возможности. Если этого у страны нет, С-300 будет просто бесполезна и лишь получит антирекламу, если дело дойдет до ее боевого применения. И никто не захочет вникать в объективные обстоятельства. Что, наверное, правильно.

С политической точки зрения необходимость поставки Россией в Сирию С-300 сомнений не вызывает. Но в военном плане Сирия «трехсотку» пока не заслужила. Последствия и издержки (в первую очередь – имиджевые) этого противоречия Москва автоматически берет на себя. Впрочем, участвуя в большой геополитической игре, никуда от этого не денешься.  

Источник: ng.ru

Добавить комментарий