Российский десантный флот значительно отстает от американского и китайского

Решать, какие десантные корабли нужны флоту, необходимо срочно, поскольку процесс их создания очень долог.
Фото с сайта www.mil.ru

Пожалуй, ни по одному классу боевой техники СССР и Россия так не отстали от Запада в качественном плане, как по десантным кораблям. Однако в последние годы именно эти «отсталые» корабли сыграли важнейшую роль в стремительном росте геополитического влияния страны.

Десантные силы ВМФ РФ очень сильно отстают как качественно, так и количественно от таковых в ВМС США и Китая. Во флотах Великобритании, Франции, Испании, Италии, Австралии, Новой Зеландии, Республики Корея, Бразилии, Египта, Алжира, даже в ничтожном по своему потенциалу филиппинском флоте есть Универсальные десантные корабли (УДК и/или ДВКД), рассчитанные на загоризонтную высадку десанта, то есть технически более совершенные, чем любые отечественные Большие десантные корабли (БДК )/ Египетские УДК, кстати, это наши несостоявшиеся «Мистрали». Впрочем, до последнего времени никакой проблемой это не казалось, поскольку было неясно, куда нам вообще высаживать морские десанты даже имеющимися силами. Однако в последние годы все изменилось.

По-видимому, именно на БДК ЧФ перебрались из Новороссийска в Севастополь «вежливые люди» в 2014 году. Но главной миссией отечественных БДК стало спасение Сирии. Поскольку Запад вопреки всем нормам международного права в одностороннем порядке решил, что «Асад должен уйти», он ввел фактическую морскую блокаду этой страны. Перевозка вооружений и техники из России для сирийской армии на коммерческих судах стала невозможной, поскольку им как минимум не давали международной страховки, что исключало их заход в любой порт, как максимум – могли просто арестовать. В итоге единственным выходом стала перевозка оружия на БДК. Они принадлежат ВМФ РФ и ходят не под бело-сине-красным государственным (и тем более не под иностранным «удобным»), а под военным Андреевским флагом. Это делает невозможным их досмотр, не говоря уже об аресте, поскольку это стало бы де-юре агрессией против России «со всеми вытекающими». С лета 2012 года БДК начали регулярные рейсы из Новороссийска в Тартус. Эти рейсы получили неофициальное название «Сирийский экспресс». В нем в разное время  были задействованы все черноморские, балтийские и североморские БДК и даже два из четырех тихоокеанских БДК. Именно они перебросили основную часть грузов, в том числе и для развертывания российской авиационной группировки и средств ПВО.

Кроме того, в последние годы на тихоокеанские БДК легла основная нагрузка по укреплению российской группировки на оспариваемых Японией Южных Курильских островах – именно они перебрасывали туда технику сухопутных войск и ПВО («Дальний и беззащитный Восток», «НВО», 30.11.18).

В настоящее время в составе ВМФ осталось 4 больших десантных корабля (БДК) пр. 1171, которые рассчитаны на переброску 20 танков или 45 БТР, 300–400 морпехов, 1 тыс. т груза.

Из 28 БДК пр. 775 (рассчитан на переброску 10 танков или 12 БТР, 340 морпехов) в строю осталось 15, в том числе 3 модернизированных. Не участвуя в больших войнах, БДК пр. 1171 и 775 несли боевую службу во всех морях и океанах. С них высаживались боевые десанты в 1977 году в Могадишо, в 1978-м в Массауа (тогда это была Эфиопия, сейчас – Эритрея), в 1981-м на Сейшелах, в 1986-м в Адене, в 1993 и 2008 годах – в Грузии.

Из трех БДК пр. 1174 (один корабль мог нести 50 танков или 80 БТР, до 500 морпехов, в доковой камере размещалось до 6 десантных катеров пр. 1176 или 3 десантных катера на воздушной подушке пр. 1206, в ангаре – 4 вертолета Ка-29) не осталось ни одного.

В 2004 году началось строительство БДК пр. 11711, представляющих собой глубокую модернизацию пр. 1171. Каждый из них может нести 13 танков или 36 БТР, до 300 морпехов, 2 вертолета Ка-29. В настоящее время головной корабль «Иван Грен» вошел в состав СФ, в 2015 году был заложен второй корабль, этим серия и ограничится.

В 1960–1980-е годы в Польше для ВМФ СССР было построено 68 средних десантных кораблей пр. 770/771/773, но к настоящему времени ни одного из них не только в строю, но даже в резерве ВМФ РФ не осталось. В тот же период главной фишкой советских морских десантных сил стали десантные катера и малые десантные корабли на воздушной подушке. Было создано около десятка соответствующих проектов и по ним построено около сотни кораблей и катеров – почти все ушло в утиль.

Хорошо зарекомендовали себя десантные катера на воздушной каверне. Они высокоскоростные, как корабли на воздушной подушке, при этом проще, дешевле и менее уязвимы. В 1993–2010 годах были построены 12 катеров пр. 11770, каждый из которых может нести один танк или два БТР, до 100 морпехов, 45 т груза. На БФ имеется три катера этого типа, на ЧФ – два, на Каспийской флотилии – шесть, на ТОФ – один. С 2006 года  строились еще более совершенные катера на воздушной каверне пр. 21820, каждый из которых может нести 2 танка или 4 БТР, до 100 морпехов, 140 т груза. Сейчас в Балтийске базируются 3 таких катера, в Каспийске – 1, во Владивостоке – 1.

Кроме того, с 1971 года в СССР велось строительство обычных водоизмещающих десантных катеров пр. 1176. Оно затем было возобновлено в России и продолжалось до 2009 года, всего для отечественного ВМФ было построено не менее 37 таких катеров, каждый из которых несет 1 танк или 2 БТР, 20 морпехов, 50 т груза. На БФ сейчас остались 1–3 таких катера, на СФ – 4, на ЧФ – 1–2, на ТОФ – до 3, на Каспии – 1.

Таким образом, вроде бы совершенно ненужные корабли внезапно оказались «нашим всем», особенно с учетом проблем транспортной авиации («Руслана» не ждите», «НВО», 10.08.18). При этом ресурс имеющихся БДК чрезвычайно сильно изношен, а замены им не предвидится. И неясно, какие же десантные корабли нам нужны – «прогрессивные» УДК и ДВКД, которые негде использовать, или «старые добрые» БДК для роли грузовых транспортов? Отвечать на этот вопрос необходимо срочно, ведь корабли проектируются и строятся очень долго.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий