Путин заговорил с «Единой Россией» словами Сталина

Хамы и взяточники из правящей партии ослабляют страну перед внешней угрозой

Россия, как и весь мир, вступила в эпоху высокой турбулентности. Справиться с ней можно только если «это понять и работать активно». С таким призывом Владимир Путин обратился к делегатам съезда «Единой России», который прошел в выходные.

«Мир в целом находится в состоянии трансформации, очень мощной, динамично развивающейся трансформации, и, если мы вовремя не сориентируемся, если мы вовремя не поймем, что нам нужно делать и как, отстать можем навсегда» — заявил[1] глава государства.

«Это очень драматическая ситуация в истории нашей страны. Вообще, драматическая ситуация развивается в мире и в нашей судьбе тоже», — добавил Путин.

Эти слова президента в чем-то напоминают знаменитую речь Иосифа Сталина, произнесенную в 1931 году. «Мы отстали от передовых стран на 50−100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут», — предупредил генсек ВКП (б).

Тогда Россия в своей советской форме справилась с историческим вызовом, хотя и заплатила за эту страшную цену. Но если в 1930—1940-е годы вертикаль власти в значительной степени состояла из несгибаемых большевиков, то сейчас в правящей «Единой России», скорее, их противоположности.

Это понимает и сам Путин. «Есть и такие, которые ведут себя неприлично, — констатировал президент. — Прошу не допускать никакого хамства, заносчивости, пренебрежения к людям… Потому что, во-первых, это вредно для страны, это несправедливо в отношении людей и это просто опускает всю партию ниже плинтуса!»

Сразу вспоминаются слова уральской чиновницы-единоросски Ольги Гладских, заявившей, что государство молодым людям ничего не должно и вообще «не просило вас рожать». Возглавляемый ей департамент даже пришлось расформировать[2], как полк потерявший знамя.

Но если так думает большинство единороссов, расформировывать придется всю Россию. Ведь на долю правящей партии на последних сентябрьских выборах пришлось 75% депутатских мандатов, похвалился на съезде Дмитрий Медведев.

Существует и еще одна — финансовая форма хамства. Именно местные депутаты (большинство у «Единой России»), наряду с полицейскими, чаще всего становятся фигурантами уголовных дел о взяточничестве. Соответствующую статистику[3] привел Следственный комитет РФ.

Налицо противоречие. В то время, как извне Россию атакуют враги, сжимая кольцо экономических санкций и напрямую угрожая новой гонкой вооружений, правящая вертикаль деградирует и на глазах теряет поддержку населения. Однажды, это может оказаться фатальным для страны.

Вот только нет ли тут вины самого Путина? Ведь «Единая Россия» была создана для него и под него.

По мнению политолога Алексея Макаркина, «драматическая ситуация» в мире, о которой говорил Путин, развилась вопреки его желанию. Российский президент, напротив, стремился сделать Россию частью Запада, но это оказалось невозможно.

— Путин не хотел идти на политический разрыв с Западом.

— Разве?

— Вспомним, что было перед украинским майданом. А была сочинская Олимпиада, многими уже подзабытая, — много всего произошло. Олимпиада должна была стать символом участия России в мировом политическом процессе, символом сближения с Западом. Ожидались западные гости и поэтому готовились к ней тщательно. Освободили досрочно Михаила Ходорковского, девушек из группы «Пусси райот».

— Действительно, это было похоже на сигналы Западу. Мол, мы — свои…

— Но потом все это забылось. После 2014 года возобладало представление, будто Россия с самого начала шла на разрыв с Западом. На самом деле было желание удержать Украину в своей сфере интересов. Разрыв с Западом произошел как раз после того, как стало ясно, что Украина больше не находится в сфере российских интересов.

Напомню, там вроде бы был достигнут компромисс — Янукович оставался на посту президента, формируется коалиционное правительство, где будут и пророссийские и прозападные политики. Потом будут выборы. А раз выборы, то остается какая-то игра. Когда Янукович был отстранен, стало ясно, что игры больше нет. С этого момента Россия и пошла на разрыв.

— Сам Путин, конечно, никакой не «ордынец» — работал в Европе, свободно говорит по-немецки, выучил английский, чтобы понимать партнеров…

— Здесь показательна недавняя история с наименованием аэропорта в Калининграде. После того, как пошла «волна» за Канта, была организована «волна» против: выступление адмирала, атака на памятник. Но интересно то, что сторона «за Канта» апеллировала к мнению Путина, который называл Канта символом региона, человеком, который проповедовал европейские ценности.

Это было в 2013 году. Если бы наименование случилось тогда, то аэропорт получил бы имя Канта. Но сейчас это стало политически невозможно. Это считается опасным, фактором, о котором не надо говорить. После присоединения Крыма стало понятно, что прежних отношений уже не будет.

— А как же мюнхенская речь Путина? Она же прозвучала гораздо раньше — в 2007 году…

— Это нельзя считать разрывом. Она была неким предупреждением, подобно словам президента РФ на саммите в Бухаресте по поводу Украины и НАТО. Мюнхен был сигналом, что отношения России и Запада уже не могут иметь совсем уж партнерский характер. Но между партнерскими отношениями и разрывом все-таки есть какие-то градации, этапы.

После Мюнхена была еще война в Южной Осетии, после которой разрыва тоже не было. Приезжал Саркози, его принимали. Затем была перезагрузка между Россией и США до 2011 года, но и она никак принципиально не изменила ситуацию. Американская администрация воспринималась как коллективная «хромая утка».

Потом началась антизападная кампания в российских СМИ после массовых протестов 2011—2012 годов. Российская власть исходила из того, что к этому причастен Запад. Ввели законы об иностранных агентах, но все равно и тогда разрыва не произошло.

Более того, велась подготовка к столетнему юбилею начала Первой мировой войны. Подчеркивалось, что Россия была союзником Англии и Франции, других стран Антанты. Подчеркивалась роль экспедиционного корпуса России, который воевал во Франции. Мол, мы были вашими союзниками, мы такие же как вы. Была заинтересованность, показать, что Россия — часть цивилизованного мира.

Директор Института свободы Федор Бирюков уверен в необходимости трансформации партийной системы.

— В отечественной истории регулярно случаются ситуации, когда России надо сделать рывок, иначе нас сомнут. Даже при Путине такое уже было.

— Тем не менее, на съезде «Единой России» он артикулировал это впервые…

— Считаю, что президенту сейчас нет никакой нужды посещать съезды этой партии. Было время, когда Путин был ее председателем. Тогда «Единая Россия» выполняла сложную функцию в системе выстраивания вертикали власти, в создании подчиненности регионов федеральному центру.

Сегодня же это политический балласт для власти. Эта партия служит козлом отпущения, на который вешают все грехи и проблемы самой власти. Учитывая, что президент уже много лет является лидером ОНФ, технологически было бы правильно не посещать съезды «Единый России». Это архаизм, подсказанный советниками, живущими прошлым.

— Видимо, Путин считает правильным «погладить» правящую партию. Все-таки она контролирует три четверти депутатских мандатов в стране…

— Партия, которая претендует на всю полноту власти, должна безусловно быть другой. Ответственной, решительной. Возможно ли это в наше время — вопрос. Попытка «Единой России» объять необъятное, отвечать за все, выступать и в роли правящей партии, и в роли оппозиции, сечь, как унтерофицерская вдова сама себя. Выборы показывают, что доверие к ней даже в самых инерционных социальных слоях падает. И уже лидеры партии предпочитают оперировать честными рейтингами, нежели надувать щеки в иллюзиях.

— Кажется, Турчак назвал цифру рейтинга в 31 процент…

— Да, но 31 процент — это тоже не мало. «Единой России» пора привыкать, что и такой рейтинг надо заслужить. Он должен появиться не в результате падения рейтинга, а в результате напряженной и популистской в хорошем смысле работы. Думаю, эта партия в ближайшие годы никуда не денется, она будет сохранять какое-то влияние, но в целом ее положение сейчас, как и положение других парламентских партий, сомнительное и незавидное.

— Что будет, что должно быть?

— Нужна трансформация, перезагрузка нашей партийной системы. Может быть надо сохранить бренды, но наполнить их принципиально иным содержанием, существенно увеличив как их полномочия, так и ответственность. Ведь на сегодняшний день думские партии только голосуют за законопроекты. А было бы правильно, чтобы партии отвечали и за работу правительства и чтобы состав кабмина корреллировался с результатами парламентских выборов, чтобы партии получили полномочия в формировании политической повестки.

И хорошо бы появились партии, отвечающие интересам широких слоев населения — популистские партии, которые могут олицетворять прямую демократию. Как это случилось с партией «Лига» в Италии, которая возглавила правительство. Уверен, что несмотря на всю специфику российской политики ситуация будет двигаться именно в этом направлении.

— Но для этого должна появиться причина. А пока правящую в стране группу Путина устраивает подчиненное положение партийной системы. Почему власть должна вдруг передумать?

— На самом деле, власть это уже не устраивает. На сентябрьских выборах, пусть и в трех регионах, был продемонстрирован полный сбой матрицы. Власть не смогла протащить там свои кандидатуры.

Кроме того, очень показательно выступление Чубайса на кудринском гражданском форуме о том, что страна должна быть благодарна бизнесу, а этого нет. Это выражение определенного страха элиты. Управленческий класс чувствует себя дискомфортно.

Если не будет трансформации партийной системы, будет запущен процесс очередной перестройки горбачевского типа. Ее целью будет замирение с Западом на подчиненных условиях, чтобы спасти свое положение как элиты. Разумеется, это будет очередной крах страны.

Источник: trueinform.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий