Про хлам грядущий

На отвалах электронного хлама можно стать инженером, но кого это вдохновит? Фото Reuters

Как давали разрешение на создание таких полигонов? Нужно было думать об этом. Никто не думал. Теперь нужно решать этот вопрос. До 2024 года необходимо рекультивировать все проблемные свалки.

Владимир Путин

Из Послания президента Федеральному собранию от 20.02.16

В сегодняшней России, как мне кажется, уже есть не две классические беды, а целых четыре. То есть кроме дураков и дорог громко заявили о себе еще два явления: нескончаемая пенсионная реформа и неизбывный отечественный мусор.

С последним, по некоторым данным, дело стало помаленьку сдвигаться с места. В середине прошлого месяца министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин сообщил РБК, что его ведомство располагает идеей вывоза мусора со строящегося в Архангельской области полигона Шиес в Европу.

А еще раньше, в октябре теперь уже прошлого года, «Комсомольская правда» (Сыктывкар) опубликовала материал о несколько ином будущем вышеупомянутого полигона. В газете рассказывалось, что уже через полтора года на станции Шиес начнут работать инновационные и экологически безопасные инфрасктруктуры для утилизации твердых коммунальных отходов. Масштабный проект решили назвать «экотехнопарк «Шиес», под который уже незаконно вырубили леса на 1,4 млн руб., и этот факт привел к возбуждению уголовного дела.

То есть с самого начала проект вызвал критику экологов и недовольство населения. «Негативный настрой усилило еще и то, что мусор будут везти аж из Московской области. Проще говоря, отходы Первопрестольной и области решено сбрасывать и перерабатывать в Архангельской области. В Урдоме начались массовые волнения, люди проводили митинги и пикеты, писали жалобы в прокуратуру и полицию», – сообщала газета.

Тем не менее руководитель областного Агентства стратегических разработок Игорь Девятко заявил по телевидению, что уже через полтора года на станции Шиес заработает современный экотехнопарк «Шиес», который будет максимально безопасным с точки зрения воздействия на окружающую среду.

Конечно, между заявлениями министра и руководителя агентства пока нет никаких противоречий. Когда большевики затевали мировую революцию, они говорили о ней в превосходной степени. И многие люди западного мира проявляли к этому проекту позитивный интерес, а некоторые – желание поучаствовать в мировой классовой битве; вначале за советскую Европу, попозже за планетарный и всеобщий коммунизм.

А посему сегодняшняя идея экспорта мусора за пределы отечества носит вполне революционный характер. Это наглядно показало народное недовольство, связанное с замыслом разместить мусор на полигоне Шиес.

Жители Архангельской области сразу утихнут, когда отходы начнут брикетироваться и вывозиться из страны по железной дороге в Швецию и другие европейские страны. Правда, Кобылкин сказал, что проект в министерстве пока не рассматривали, но уже получил и положительные, и отрицательные отзывы.

«Если это будет классный опыт и мы из Архангельска сможем экспортировать мусор в Швецию и другие страны Европы, то это красивая история, почему бы и нет?» – говорит явно креативный министр, добавляя, что его чиновникам еще предстоит оценить риски, связанные с этим заманчивым проектом.

Дело в том, что сегодня по отношению к мусору можно точно определить – какие страны сегодня развиты, а какие зримо отстают. В развитых и специализирующихся на переработке мусора странах собственных отходов хронически не хватает. Поэтому дорогие заводы там нередко останавливаются из-за дефицита мусора. Они готовы принять отходы технологически отсталых стран.

Мы-то, Россия, в этом раскладе сегодня с кем – с экспортерами или с импортерами?

Это вопрос риторический. Потому как у нас президент России уже устал говорить в своих Посланиях Федеральному собранию о катастрофичности  мусорной оккупации страны.

А вот мнение Альбины Дударевой, председателя комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды: «На сегодняшний день инфраструктура по обращению с отходами не создается ни государством, ни бизнесом. Идет незаконное размещение отходов без контроля по качеству и количеству. В итоге мы имеем огромные, высотой в десятиэтажные дома, полигоны, с которыми мы не знаем что делать. Общество требует прекратить хаотичное строительство объектов обращения с отходами без научного обоснования. Идут протесты против любого вида строительства. Проблема переходит из бытовой социальной плоскости в политическую…»

С одной стороны, профильное министерство радуется будущему экотехнопарку, мечтая завалить переработанными отходами всю Европу. Но искушенные западные специалисты считают, что переработкой мусора должен заниматься малый бизнес, которому государство обязано лишь обеспечить выход на эту перспективную индустрию.

И это понятно. Частные производства мобильны, они быстро реагируют на конъюнктурные изменения рынка. В этом можно убедиться на примере Германии и ее крупных муниципальных заводов, которые теперь стала закупать у немцев и Россия. Но, по мнению специалистов, скорее всего это уже устаревшее импортное оборудование.

Но это еще не все. Уже прошло немало времени после отгремевшей кампании под лозунгом «За чистую Россию!». Как отмечали участники одного из митингов, «зачищать» от мусора нашу страну придется почти с нуля. При этом эксперты сильно расходятся в оценке объемов тех отходов, которые надо будет убрать и переработать. Цифры здесь расходятся от 30 млрд до 100 млрд т.

Есть и более понятные образные прогнозы. Один из них гласит, что сегодняшний мусор в России уже может занимать как минимум 15% территории страны. 

А дальше идет проблема организации технологий и процессов сортировки мусора. В массовый успех этого занятия входит такая малость, как повышение ответственности граждан.

Автору этих заметок довелось на собственном примере убедиться, что для нас, нынешних жителей городов, представляет эта сортировка. Попросту говоря – это муторное дело. Это понятно хотя бы потому, что баки для разных видов мусора даже в Москве скорее редкость. Но мне случайно эта экзотика встретилась в одном из дворов. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил на каждом отдельном баке висячие замки. Пока изумлялся, ко мне подошел серьезный старичок с вопросом «У вас что?» – «Да у меня пока ничего. Мне интересно, почему баки заперты…» – «Что ж тут интересного! – изумился он. – Назначено дежурство из пенсионеров. Мы по очереди проверяем, кто какой мусор приносит и куда его намеревается опустить. Проверили – открываем замки. Воспитываем потихоньку…»

То, что это нелегкое воспитание, хорошо видно на примере переполненных и, мягко говоря, пахучих контейнеров, которые пока тотально превосходят количество баков для отдельных видов мусора. 

Первые уроки по разделению отходов. Дальтоники не
приветствуются. Фото агентства «Москва»

Сюрпризы Поднебесной

С недавнего времени Китай ввел полный запрет на импорт 24 видов твердых отходов. Это прежде всего пластмассовые отходы, несортированная макулатура, текстиль и шлак с элементами ванадия, которые особенно сильно загрязняют окружающую среду и вызывают протесты общественности.

Этот запрет сильнее всего ударит по Америке, Австралии и Японии, потому что они – главные экспортеры мусора в Китай. Соединенные Штаты – это главный в мире производитель перерабатываемых отходов, из которых около трети экспортируют за рубеж. Китай от этой трети получает половину. По статистике Национальной ассоциации по утилизации и переработке отходов США, в 2016 году Америка поставила в Поднебесную мусора на больше чем 36,2 млрд долл. Только макулатуры в этой массе оказалось более 13 млн т.

Но как только в июле прошлого года был введен запрет на ввоз «заграничного мусора» в Китай, цены на переработанные американские отходы пошли вниз. Самое сильное падение пришлось на октябрь прошлого года – 35–40%.

Как сообщает портал ИноСМИ, Адина Адлер, представляющая ответственное лицо Национальной ассоциации по утилизации и переработке отходов США, сказала, что они ведут переговоры с Китаем о соответствующем послаблении стандартов импорта мусора.

В то же время она отметила, что высокие стандарты и жесткие требования Китая несут предприятиям США не только вред и, возможно, этот китайский запрет прозвучал как «рог революции в переработке мусора».

Австралийские СМИ сообщили, что после вступления в силу нового запрета в Австралии под его влияние попадут 619 тыс. т материалов рыночной стоимостью в 523 млн австралийских долл. (около 2,68 млрд юаней).

Австралийская радиовещательная корпорация, цитируя Гарта Лэмба, менеджера по деловому развитию компании по переработке отходов в Сиднее, сообщает: «Китайский запрет окажет значительное воздействие, поскольку на рынок хлынет огромное количество перерабатываемых материалов, цены точно рухнут».

В отличие от Австралии Япония уже вооружена и владеет передовыми методами «повторной переработки, повторного использования и повторного производства». Однако из-за влияния таких факторов, как цена, эта страна по-прежнему экспортирует в Китай большое количество «иностранного мусора».

Показатели Японской организации содействия развитию внешней торговли за  2016 год говорят о том, что Япония экспортировала в Китай почти 900 тыс. т отходов пластмасс и 280 тыс. т макулатуры. Организация также сообщила в своем ежедневном издании, что изменения в политике Китая окажут значительное влияние на Японию, для которой, по некоторым прогнозам, китайский экспортный рынок «возобновляемых ресурсов» может исчезнуть.

Так или иначе, но жители Японии каждую неделю в установленный день относят мусор в определенное место, там его забирают специальные люди. Население не получает за это никакого вознаграждения. И ничего, у них это ментальное проявление гигиены.

Конечно, нам далековато до высокого уровня переработки отходов в развитых странах Европы и Северной Америки. Специалисты этих мощных государств дают понять остальному миру, что без раздельного сбора отходов успехов на отходах производств не достигнуть.

Поэтому мы (и не только мы) стараемся решить проблему как можно проще. А именно – чтобы экология в стране была в статусе волшебной феи и обеспечивала населению достойную жизнь, надо-то всего ничего – перенести переработку и захоронение наиболее вредной части собираемых отходов в другие страны. В такие, где цена человеческой жизни, а значит, и оплата труда, и требования экологической безопасности гораздо ниже, чем в стране – экспортере отходов.

Стоимость захоронения  опасных отходов в промышленно развитой стране может достигать 5 тыс. долл. за тонну. Тогда как при вывозе такого груза в одну из африканских стран – лишь около 10 долл. за тонну.

Не бросай «плазму» с балкона

Уже замечено, что в обществе потребления наиболее массовой и вредной частью отходов выступают разные пластмассы и особенно так называемые электронные отходы (компьютерная и оргтехника, средства связи, бытовые электроприборы и пр.). Пластмассы занимают второе место в общем объеме твердых коммунальных отходов, а по стоимости – первое. Однако переработка такого хлама по выдуманным западными чистоплюями зеленым и безотходным технологиям является процедурой затяжной, дорогой и потому невыгодной.

Лидируют пластические отходы и по сроку токсичности, они могут ею располагать столетиями, а при переработке активизируют выделение токсинов еще больше.

Электронный мусор составляет всего лишь 2–5% производимых в развитых странах бытовых отходов, но тоже создает кучу проблем.  В основном из-за неизбежности применения массового ручного труда, а также из-за состава таких отходов, содержащих пластик и тяжелые металлы. А ведь общемировой годовой объем электронных отходов можно представить в виде колонны из 1,15 млн тяжелых грузовиков длиной более половины длины земного экватора.

В  январе 2018 года, когда  демарш Китая вступил в силу,  Еврокомиссия озвучила «пластиковую стратегию», направленную на то, чтобы к 2030 году всю такую упаковку можно было перерабатывать или повторно использовать. По расчетам, это создаст 200 тыс. рабочих мест. Однако потребуется кратно увеличить возможности стран Евросоюза сортировать и перерабатывать отходы.

А вот что написал о российской сортировке отходов на ресурсе Shkolazhizni.ru Дмитрий Самойленко:

«На свалках мусор как раз очень неплохо сортируется – силами бомжей и мигрантов. Эта примитивная ручная сортировка приносит владельцам полигонов немалый теневой доход. Так почему бы не вывести этот бизнес из тени? Необходимо законодательно сделать такую сортировку легальной и обязательной. Простое правило: если ты эксплуатируешь полигон, то, к примеру, 20% отходов обязан сортировать и отправлять в переработку. Это немного, но нужно начинать с малого».

Но ведь беда – начинать с малого – это не наш стиль, неравнодушный: «По официальным данным, в России на сегодня перерабатывается около 7,5% отходов. В развитых европейских странах – до 70%. Нам нужно стремиться к этой цифре на уровне государственной политики».

Мне это предложение кажется верным.

Странствия пластика от богатых к бедным

В Европе пересмотрена Директива о полигонах, согласованная институтами ЕС в декабре прошлого года. Она ограничила захоронение муниципальных отходов до 10% от всего объема к 2035 году, но дала еще пять лет для удовлетворения этого требования европейским государствам с высокими тарифами на вывоз мусора.

Таким образом, в связи со сложившейся ситуацией для стран Евросоюза пока остается три малоэкологичных пути: сжигание отходов, их захоронение либо вывоз в другие страны (теперь кроме Китая). Без сомнения, третий путь – самый простой и быстрый для достижения искомого результата.

Во всем мире экспортируется около половины пластикового мусора, предназначенного для переработки. Половина мирового экспорта использованных пластмасс в 2016 году была направлена в Китай. Остальное – в развивающиеся страны Африки и Юго-Восточной Азии. Есть еще одно направление экспорта отходов – вывозить их в Восточную Европу. Дело в том, что такие страны, как Болгария, Эстония, Греция, Кипр, Мальта, Румыния и Словакия, из-за очень низких налогов на размещение отходов хоронят на полигонах большую часть своих отходов (Болгария – около 80%). Почему бы за дополнительные деньги не закопать у себя еще и мусор из более развитых стран – партнеров по Евросоюзу? Деньги же не мусор, они пахнут!

По данным ООН, ежегодно развитые страны производят более 50 млн т электронных отходов. Еще примерно столько же производится в странах третьего мира. Однако лишь четверть этого объема отходов электронной промышленности перерабатывается в соответствии с экологическими  требованиями. Остальной электронный хлам либо закапывается на свалках, либо (что более вероятно) вывозится в менее развитые страны, такие как Гана, Филиппины, Нигерия, Сомали, Бангладеш, Кения, Гвинея, Индия и ряд других.

Конечно, международное законодательство (в первую очередь Базельская конвенция по контролю за трансграничной перевозкой опасных отходов, вступившая в силу в 1989 году) запрещает экспортировать отходы электроники даже с целью утилизации. Ее подписали 166 стран, однако компании – экспортеры бывших в употреблении электронных устройств находят лазейки, чтобы обойти международные запреты.

Отходы электронного оборудования завозятся в страны третьего мира под видом гуманитарной помощи для компьютеризации школ, университетов, больниц либо для ремонта сломавшейся техники. А там отправляются прямо на свалки – для разборки либо захоронения. Значительная часть электронного лома доставляется в страны третьего мира контрабандой. Лишь одна развитая страна ничем себя не ограничивает, открыто вывозя за границу до 80% своего электронного хлама. Это США, до сих пор не подписавшие Базельскую конвенцию.

На США ссылается и Дмитрий Самойленко, который пишет, что тамошний мусорный рынок за последние годы приобрел просто огромные размеры: «В сфере сбора, переработки и утилизации мусора задействованы почти 1,5 млн человек, действует около 56 тыс. предприятий, годовой оборот которых составляет почти 240 млрд долл. Всего в США около 550 мусороперерабатывающих заводов».

Самойленко выступает за принятие федеральной программы по мусоропереработке, и я думаю, что это разумно. Мы как-то слишком горячо увлеклись подготовкой к обороне не очень понятных внешних агрессоров. А тут рядом с нами совершенно реальная угроза – утонуть в мусоре. И мы ее сотворили сами. 

В статье использованы фрагменты международного обзора, подготовленного экологом Валерием Бринихом, председателем совета регионального отделения партии «Зеленые» в Республике Адыгея.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий