Почему власть допустила поражение в Хакасии

На фото Валентин Коновалов. Фото сайта kprf.ru

Выборы главы Хакасии все-таки выиграл коммунист Валентин Коновалов. Во втором туре он был безальтернативным кандидатом и набрал 57,57%.

Победа выдвиженцу КПРФ вовсе не была гарантирована. Снятие с выборов других кандидатов, включая экс-главу республики Виктора Зимина, сопровождалось организованной агитацией против Коновалова, в том числе и на региональном телевидении. И сейчас некоторые политологи, близкие к Кремлю, говорят, что ситуация в Хакасии дискредитирует сам институт прямых выборов: протестное голосование делает главой республики человека, якобы совершенно не готового к управлению регионом.

Протестное голосование, готовность поддержать кого угодно, лишь бы не кандидата власти, скорее характеризует степень усталости от правящей элиты, ее риторики и политики, чем дискредитирует институт выборов. И можно сказать, что власть недооценила силу протестного электората, который заявил о себе уже в первом туре.

Однако ситуацию в Хакасии – и в целом в стране – можно рассмотреть и иначе. Прежде всего проблемы кандидатов власти на хакасских выборах, в Приморье, Владимирской области вряд ли стоит воспринимать как переломное событие для российской политики. 76% за Владимира Путина в марте не были случайной цифрой. Это кредит доверия власти, он не расходуется в одночасье, даже если руководство страны запускает непопулярные реформы, например пенсионную. К слову, 63% опрошенных Левада-Центром заявили, что объявление о повышении пенсионного возраста не повлияло на их участие в выборах в единый день голосования.

В России выстроена политическая система, которую можно считать подушкой безопасности для власти. Конечно, ей было бы удобнее, если бы выборы во всех регионах выигрывали кандидаты от «Единой России» или самовыдвиженцы, поддержанные Кремлем. Однако проигрыш представителю КПРФ или ЛДПР – скорее неудобство, а не опасность. Выдвиженцы партии Жириновского, коммунисты, Валентин Коновалов или Андрей Ищенко в Приморье борются за свое место под политическим солнцем, но не против системы, вертикали и Путина. К тому же у власти достаточно рычагов, чтобы подчинить себе избранного главу региона после его вступления в должность.

Если у власти есть подушка безопасности, она может тестировать политическую реальность и проверять на практике разные политтехнологические ходы и приемы. В Приморье губернаторские выборы были, по сути, запущены заново. В Хакасии побеждающий оппозиционер был поставлен в такое положение, когда ему, ни дня не отработавшему на посту главы республики, пришлось фактически выдержать референдум о доверии. Действительно, в Хакасии маневр не сработал, настрой у протестного электората был серьезный. Однако для власти это всего лишь локальное, тактическое поражение плюс полученные знания, приобретенный опыт и навряд ли что-то большее.

Проверке, по большому счету, подвергаются все составляющие системы. Как поведет себя системная оппозиция, если перед ней замаячит шанс кое-где потеснить партию власти. Останется ли она договороспособной. Или, напротив, станет выдвигать неприемлемые требования, вести себя не по установленным негласным правилам. Интересен и потенциал протестного электората, его политическая ориентация, его поведение в ситуациях с различными предложениями на выборах.

Правящую элиту в первую очередь интересует 2024 год. Владимир Путин, согласно действующим законам, не сможет выдвигаться еще на один президентский срок. Следовательно, ему нужно искать преемника. Но преемник – это не только конкретное лицо, но и определенная модель поведения, точный ответ на запрос общества. Политическая осень-2018 – одна из первых попыток власти прощупать почву и понять, каким может быть этот запрос.       

Источник: ng.ru

Добавить комментарий