Почему разговоры о передаче Курильских островов – манипуляция и вымысел

О Курильских островах – главное и без эмоций

  И это при том, что акватория вокруг Курильской гряды буквально напичкана всевозможными ресурсами и полезными ископаемыми, а кроме того, представляет из себя оборонный рубеж.

Военно-стратегические причины

  Курильские острова – это ключевая опора защиты России от американского Тихоокеанского флота, в то время как пролив между ними и материком – ее стратегический актив.

  Не случайно вопреки всем возмущениям Японии и США, двумя годами ранее на них были «расквартированы» уникальные комплексы противоморской обороны «Бал» и «Бастион», нацеленные на корабли 7-го флота.

  Кроме того, Курильские острова – это «шлагбаум» на входе в Охотское море, в то время как передача любого из них, ключ от этой «двери».

  До тех пор, пока Россия владеет всеми островами Курильской гряды, Охотское море считается внутренним морем России, при передаче любого из них Японии, Охотскому морю будет присвоен статус международного, а значит его необходимо будет делить и открывать.

  Плюс ко всему, принадлежность Курил к кому бы то ни было, автоматически сделает выход кораблей Тихоокеанского флота РФ большой проблемой. Точно также как проблемой для другого флота нашей страны уже является пролив Босфор и Дарданеллы, позволяющие НАТО создать проблемы Черноморскому флоту РФ.

Босфор — выделено красным, Дарданеллы — желтым

  С геополитической точки зрения передача островов Японии тем более не несет никакой выгоды. Ведь Токио желает передачи всех островов себе, а значит отторжение их части в любом случае будет интерпретировано Токио и Вашингтоном как начало, но вовсе не как точка в урегулировании спора.

  Кроме того, не стоит забывать и о внутренних причинах. Передача части островов Японии в политическом смысле будет означать для президента России прямой путь к дезинтеграции страны, в то время как до этих пор внешняя политика России неизменно базировалась на интеграции и целенаправленном расширении влияния.

  Во внутренней политике, где власть главы государства законодательно, конституционное и аппаратно — существенно ограничена возможностями иных функционеров, дезинтеграционные действия действительно были, но на внешней арене, где власть президента практически абсолютна – однозначно нет.

Общие итоги

  Япония начинала эти переговоры с уникальных позиций. Уже в 1956 году на руках страны была возможность забрать острова буквально в ту же минуту. В 90-е годы, их позиции усилились вдвойне, поскольку единственная причина останавливающая подписание этого договора — американские опасения об усилении Москвы, сами собой отпали.

  Что говорить, если глава МИД России Козырев лично настаивал на передаче островов японцам, причем под рукоплескания либеральной общественности, экспертной среды и ангажированной прессы.

  Именно тогда гражданам стоило устраивать нынешнюю информационную кампанию «не отдадим острова», когда угрозы для этого действительно были. Сейчас же, ситуация ровно противоположная. Впервые приехав к Владимиру Путину обсуждать данный вопрос, Синдзе Абэ, наивно привез те же требования, но уехал ошарашенным и с пустыми руками.

  А с учётом пропаганды промывающей головы японцев поколениями, о каких-либо совместных проектах на тот момент речь даже не шла, ведь предложение российской стороны об отдельных экономических зонах под российским законодательством означало признание Японией суверенитета Москвы. Но прошли годы и Япония, имевшая ранее все возможные «карты» — уступила. Согласие на ведение совместной экономической деятельности под юрисдикцией Москвы было принято.
  До 2000-х годов на островах не было ничего, кроме ржавых танков после окончания Второй мировой войны. В 90-е годы, разобрали и это. Сегодня, несмотря на всё возмущение японцев и США, учения на островах проводятся регулярно, их берега охраняют комплексы противоморской обороны, под водой курсируют ударные субмарины, небо просматривают РЛС, а сушу и море охраняют части флота и российской армии.

  Большего признания отношения Москвы в Курилам представить сложно. Более того в переговорах с Токио Путин поднял такие вопросы, о которых японцы не задумывались никогда. В частности, не так давно согласившись с тем, что последним заключенным документом, регулирующим отношения Японии и России, действительно является совместная декларация 1956 года, он ясно подчеркнул, что даже в ней не сказано каким именно образом должна происходить передача и чей суверенитет в итоге должен быть установлен.

  Намекая, что даже если бы Россия и пошла на требования Японии в альтернативном мире, островов бы они все-равно не получили. Япония может сколько угодно «исторически» считать их своими, но даже по предложенному ими же документу для этого с юридической точки зрения нет причин. А значит, декларацию 56-го года можно рассматривать как отправную точку, но как итоговый документ – нет.

  По сути, большинство мифов с целенаправленным давлением на эмоции зрителей базируется ровно на идее о том, что переговоры по этой теме вообще нецелесообразны. Якобы обратное – предательский шаг.

  Однако в действительности – это чистая манипуляция. Довод об отторжении суверенитета России над частью своих территорий официальной Москвой не поднимался никогда. А само ведение переговоров о мире, вовсе не означает безоговорочной передачи части территорий страны.

  В современном мире, переговоры – часть геополитики, и без этого элемента движение вперед невозможно. Только прямые переговоры в нынешних условиях, позволяют Москве свести позиции, понять настроения оппонента и быть осведомленной о большой игре, без вмешательства американских посредников. Будь это не так, истеблишмент США не исходил бы холодным потом, опасаясь любой случайной встречи Путина и Трампа.

  Нынешние переговоры ведутся с простых позиций. Россия приветствует желание Японии наладить двусторонние отношения и готова ради этого пойти на определенные незначительные уступки, кроме передачи островов.

  Официальный же Токио, попросту устал от давления Вашингтона и видя, как соседи в лице Южной Кореи, КНДР и КНР набирают силу, а США её стремительно теряют, желают как можно скорее заручиться поддержкой Москвы. Ровно поэтому премьер-министр Абэ несмотря на внешнее и внутреннее давление пытается идти на встречу Кремлю. Захлопывать перед ним двери было бы глупо. Москва всего лишь использует ослабление Вашингтона как свой шанс.
   Если судить по делам, а не по словам вокруг переговоров Японии и России, то суть их сводится к выгодным сторонам – после начала обсуждений, на которых Россия не уступила ничего, стартовала подготовка строительства нефтепровода с Сахалина на остров Хоккайдо, обсуждение «международного» железнодорожного и грузового моста с острова Сахалин на территорию Японии, возрос грузопоток из этой страны сухопутным путем в ЕС через Россию.

  Для этих же целей расширяется БАМ и Транссиб, укрепляются двусторонние российско-японские отношения, начали продуктивно обсуждаться многие стратегические, экономические и политические вопросы которые ранее десятилетиями подпадали под строгое американское табу.   

Иными словами, результат уже на лицо – налаживание отношений идет полным ходом. А потому не удивительно, что чем ближе становятся позиции Токио и Москвы, тем чаще рождаются в инфополе своевременные вбросы и мифы. 

Москва не передаст Японии ни один из своих островов, поскольку это автоматически оголит оборону страны на данном фронте. Всё остальное – предмет переговоров, а также компромиссов, выгодных Москве.
Руслан Хубиев

Источник: x-true.info

Источник: newsland.com

Добавить комментарий