Побудь моей мамой, пожалуйста

…эта история похожа на сказку, но ведь иногда
                и в жизни случаются сказки…

Кате повезло, она , наконец, нашла себе место для преддипломной практики.
Место не весть какое — Детский дом, но она была довольна, что закончились её мытарства.
В Детском доме практикантку встретили приветливо: девушка молодая, приятная, получает диплом по профилю, а в кадрах, как всегда, нехватка…
Но особенно рады были дети! Им, уставшим изо дня в день наблюдать одни и те же лица, Катя, улыбчивая, приветливая, сразу пришлась по душе.
Катя работала с дошколятами, проводила с ними занятия, играла, беседовала «по душам», и дети ходили за ней стайкой…
Заведующая — немолодая опытная женщина, сразу  предупредила практикантку, о том, что она не должна проявлять знаков внимания каким-то особенно понравившимся детям, а относиться ко всем одинаково.
— Эти дети лишены родительской ласки, поэтому, особенно чувствительны к ней, и те, кому не достанется повышенного внимания, будут чувствовать себя обделёнными, — напутствовала она Катю. И Катя старалась, чтобы каждый из её подопечных получил улыбку, похвалу, шутку…
Иногда, в Детский дом приходили усыновители. Дети, каким-то шестым чувством понимали, кто пришёл в группу, и очень старались понравиться…
Однажды, в очередной визит супружеской пары, к Кате подошла Соня,  четырёх с половиной лет, получившая за свою непоседливость, прозвище «Чертёнок», и грустно сказала ей: «Меня никто не возьмёт в дочки, я рыжая и конопатая». На глазах, у девочки, действительно, ярко-рыжей, усыпанной веснушками, стояли слёзы…
Катя, погладила её по щеке, и попыталась отвлечь какой-то игрушкой, но Соня грустно, понимающе посмотрела на неё , и отошла в сторонку. Уловка не удалась. Детдомовские дети взрослеют рано…
…В этот день, не успела Катя переступить порог, как заведующая попросила её отвести Соню к зубному врачу, у девочки ночью болел зуб, а к утру образовался флюс.
По пути в детскую поликлинику Соня всё время вертела головой во все стороны. Она впервые шла одна, без группы детей, за руку с молодой симпатичной девушкой в поликлинику, так же, как ходят домашние дети…
В поликлинике они получили талон к врачу, и стали дожидаться своей очереди. Катя села на стул, а Соня подошла в уголок, где для детей был небольшой стеллаж с игрушками. Катя смотрела на неё и перебирала в памяти всё, что она успела узнать о Соне, внимательно ознакомившись с её личным делом, после того случая, когда Соня заявила, что её никто никогда не усыновит. А история этого маленького ребёнка была очень необычной, и очень печальной…             
…Сонечка, не успев родиться, была брошена дважды.
Всё дело в том, что родила её суррогатная мать, по договору, содержавшему ряд обязательных пунктов, одним из которых было то, что некая госпожа «Икс» обязуется родить нормального доношенного ребёнка, и передать его в целости и сохранности в руки биологических родителей. Естественно, там были и требования по соблюдению со стороны суррогатной матери здорового образа жизни и полноценного питания. Все расходы по его обеспечению биологические родители брали на себя.
Соблюдала ли суррогатная мать все предписания врача, вела ли здоровый образ жизни, и питалась ли полноценно, неизвестно, хотя, естественно, можно предположить, что заказчики её навещали и следили за этим.
И несмотря на это, Соня родилась недоношенной, как определили врачи роддома, почти на два месяца раньше срока.
Родилась очень слабенькой, со следами асфиксии, и никто не мог дать гарантии, что она выживет…
Разгорелся скандал…
Биологические родители, после беседы с врачом-педиатром, не дающим никаких гарантий ни по физическому, ни по умственному развитию слабого, недоношенного ребёнка, которого ещё предстояло выхаживать, отказались взять «бракованный товар», а суррогатной матери  ребёнок  и подавно был не нужен.
Так Сонечка оказалась брошенной на произвол судьбы…
В роддоме она провела несколько месяцев, но ей очень повезло: вокруг неё были неравнодушные люди, хорошие специалисты, ведь роды в одном из лучших родильных отделений тоже были оплачены вперёд, и её выходили.
Сейчас, глядя на то, как Соня играет с двумя девочками, тоже ожидавшими своей очереди на приём к врачу, Катя думала: «Неужели её биологическим маме и папе не было интересно, что же стало с их ребёнком? Удалось ли его выходить, и где он сейчас? Как выглядит? Где воспитывается? Как они живут с тем, что бросили маленькое, беззащитное существо? Ведь даже щенков, котят выхаживают люди, у которых есть сердце, а здесь — ребёнок…» На эти вопросы ответов не было…
Что произошло между девочками, Катя, занятая своими мыслями, не заметила, но одна из них стала кричать на Соню: «Отдай, отдай моё колечко, это ты его взяла!» Вторая девочка подключилась, и тоже стала обвинять Соню. Соня же, утверждала, что ничего не брала. И когда первая, у которой пропало колечко, со слезами побежала жаловаться своей маме, Соня, опустив голову, подошла вплотную к Кате, и чуть слышно, прошептала: «Побудь моей мамой…пожалуйста…». В её глазах было столько мольбы, столько недетской боли от беззащитности, что у Кати сжалось сердце. Она взяла Соню за руку и подошла туда, где мама успокаивала свою плачущую дочку.
— Соня не брала колечко, пошли вместе поищем,предложила Катя плачущей девочке — в глубине души моля Бога, чтобы колечко нашлось, чтобы оно просто упало, и закатилось.  Спросить Соню, действительно ли она его не брала, она не решилась, боясь обидеть ребёнка подозрением.
— Ой, там это колечко доброго слова не стоит, знаете, наборчик такой детский, фуфло китайское, дома ещё есть, — с улыбкой ответила мама  всё ещё всхлипывающей девочки, и в это время подошла их очередь заходить в кабинет врача.
Соня уже не пошла играть в детский уголок. Она села возле Кати, прижавшись к её плечу, и взяв двумя ручонками её руку. Так они и сидели…
О чём в этот момент думала Соня — неизвестно, может быть представляла себе, что сидит с родной, настоящей мамой…

…Детдомовские дети, когда им больно, и они плачут, не зовут сквозь слёзы маму, как дети, у которых есть семья. У них нет мамы…
От того они и плачут очень горько, с какой-то безысходностью, пожалеть, приласкать, успокоить — некому… Зато, есть кому прикрикнуть:»Не реви, успокойся, всё пройдёт!»
Сонечка сидела в кресле зубного врача с полными глазами слёз, и вздрагивала : она боялась.
Катя подошла к ней, стала сбоку, взяла её за руку, улыбнулась:
«Не бойся, я с тобой!» Соня благодарно улыбнулась и облегчённо вздохнула…
По пути в Детский дом она уже не смотрела по сторонам, не вертела головой, она шла прямо, крепко держа Катю за руку, как будто показывая всем, что идёт с мамой.
У входа Катя наклонилась к девочке и тихонько сказала:»Сонечка, всё что произошло там в поликлинике, пусть будет нашей тайной, хорошо? Никому ничего не рассказывай.»
— А ты ещё когда — нибудь, хоть один разик, побудешь моей мамой?- в глазах ребёнка было столько недетской мольбы и обречённости, как — будто она заранее знала ответ…
— У тебя будет твоя, настоящая мама, Сонечка.
Девочка  покачала головой, опустила голову и вошла в здание.
                Продолжение следует…
                

Источник: newsland.com

Добавить комментарий