Памятник Солженицыну – почему власть боится оставить его без охраны?

Солженицыну установили памятник в Москве. И через несколько дней у памятника выставили охрану.

В Москве до сих пор стоят памятники Ленину – на Октябрьской площади, Энгельсу – у станции метро Кропоткинская, Марксу – напротив Большого Театра. И охраны к ним не приставлено.

Зато у памятника династии Романовых, поставленном в Александровском саду на месте разрушенного памятника революционным мыслителям, охрана стоит.

К памятникам не ставят охрану, когда не опасаются, что на них будут нападать. И ставят, когда таких нападений боятся.

Значит, власть полагает, что отношение к Ленину, Энгельсу и Марксу в обществе такое, что их памятникам ничто не угрожает – несмотря на четверть века официальной нелюбви к ним. И, с другой стороны, отношение к Романовым и Солженицыну такое, что общественная нелюбовь и презрение к ним может вылиться в акты нападения на них и презрения к ним.

И полагает не случайно: судя по сообщениям, памятную плиту, установленную на родине Солженицына разбили уже на следующий день после установки.

Власти виднее. Но если ты публично почитаешь людей, презрение к которым предполагаешь в народе, значит, с одной стороны, ты сам этот народ не уважаешь, если не презираешь, а с другой – дразнишь его и провоцируешь.

Правда, есть цифры, вроде бы этим фактам противоречащие. Согласно данным Фонда Общественного Мнения (ФОМ), 63% россиян считают, что решение установить памятник Солженицыну было правильным, и 9%, что оно было неправильным. Остальным – безразлично.

Тогда чего боятся-то? Можно сказать, что реакции этих 9%. Но лидеров коммунизма не любит не меньшее число людей – и охрана им не нужна.

По тому же опросу ФОМ, моральным авторитетом Солженицына признает лишь 31% населения. Для 36% – не признают. Для остальных он безразличен.

Причем иначе было еще не так давно: в 1998 году моральным авторитетом он был для 40% и для тех же 36% – не был.

То есть памятник поставили тогда, когда стало ясно: нерукотворного не получилось, активно не уважает больше, чем уважают – и нужно ставить статую.

 

Уже с 2006 года Солженицын стал безразличен большему числу людей, чем его почитающих. Только тогда тех, кому он был безразличен, было больше, чем его не уважающих. А сегодня – не уважающих Солженицына стало больше, чем и уважающих, и безразличных.

С другой стороны, в 2008 году тех, кто оценивал его деятельность положительно, было намного больше, чем оценивавших ее отрицательно: 59% на 5%. При 37% безразличных.

Тоже интересно: 59% оценивают положительно и из них лишь половина – с уважением. То есть остальные считают, что роль сыграл положительную, но уважения не заслуживает. Это примерно, как отношение к палачу: дело делает нужное, но грязное и недостойное — уважать за это дело нельзя.

Сегодня и эти цифры поползли: в 2018 году положительно его деятельность оценили уже меньше половины – 49 %, зато оценивающих отрицательно стало в полтора раза больше, чем десять лет назад. И из оставшихся 49% уважает лишь в полтора раза меньше – 31 %.

Правда, и здесь, как только доходит до уточнения, что же он сделал положительного, лишь 8% думают, что он «говорил правду» – это с его претензией «жить не по лжи». А еще 2% считают, что он «хороший писатель». Остальные ничего внятного сказать не смогли, зато из них 10% сказали, что роль его оценивают положительно, но что в ней было положительного – не знают.

То есть из 49% в той или иной форме 37% признается, что оценивают его роль положительно, просто потому что так ее оценивать принято. А почему – не знают: вот Путин памятник открывал, Путин же плохому человеку памятника не откроет…

Когда людей спрашивают, какие книги Солженицына они читали, десять лет назад 68% признавались, что никаких. Тогда получается, что оценка – хорошая или плохая – в данном случае абсолютно не зависела от того, люди читали или не читали. А поскольку хорошим писателем его назвали 2% от всех граждан, то получается, что все остальные, кто говорили, что книги им понравились, просто вторили официальной догме.

Как пример: в недавнем «Вечере Соловьева» один из гостей антироссийской ориентации яростно хвалил Солженицына, но на вопросы ведущего, что из книг писателя читал и как его звали, сначала долго не мог вспомнить ничего. А потом, вспомнив, изумил всех: первым заходом сказав, что подлинное имя Солженицына – Максим Исаев, а услышав гомерический хохот даже своих сторонников, поправился и уточнил – Максим Исаевич…

 

Принято считать, что Солженицын «великий писатель» – вот люди и отвечают, что читали его книги. Принято считать, что он «великий гражданин» – люди отвечают, что роль он сыграл положительную. Правда, все равно признаются, что особо не уважают…

В анонсе своего опроса ФОМ продекларировал, что сегодня 88% знают, кто такой Солженицын. Правда, не совсем точно: 88% – это те, кто говорит, что им знакома эта фамилия. Но ФОМ винить сложно: ему велели показать к 100-летию Солженицына, как он популярен в России, вот ФОМ и пытается. Не его вина, если цифры иные.

А цифры отношения к Солженицыну иные: его не хотят читать, ему не верят, его не уважают, его не считают хорошим писателем, он в лучшем случае людям скучен и безразличен – и его не уважают.

Поэтому не прошло и недели после того, как ему установили памятник, власть признала, что если к памятнику не приставить охрану – он может долго не простоять.

 

Сергей Черняховский
 

Источник: publizist.ru

Источник: newsland.com

транссексуалы Москвы с фото

gejmoskva.com

Добавить комментарий