От бойца до министра

Здание Генерального штаба, в котором находился рабочий кабинет Жукова – начальника Генштаба и впоследствии министра обороны. Иллюстрация из книги

Издание посвящено не только биографии маршала Победы, но и тем стереотипам восприятия, которые, будь они положительными или отрицательными, порой совершенно скрывают его подлинный неординарный характер и реальные заслуги. Георгий Жуков – яркий пример того, как выдающийся военачальник превращается в легендарного героя еще при жизни. Перешагнув чисто военную славу, он стал народным кумиром. И это несмотря на то, что во время опалы, дважды постигавшей его, на страницы газет выплескивались многочисленные упреки и обвинения в адрес маршала. Образ Жукова публицисты и историки разной степени популярности постоянно подкрашивали разными красками в зависимости от актуальных трендов – как исторических, так и социальных и политических.

Автор уделяет большое внимание детству будущего полководца, которое прошло в суровой обстановке. Малоярославецкий уезд Калужской губернии был далекой и бедной глубинкой. «Хватало ли среди борьбы за выживание места для песен, рассказов стариков о героических деяниях предков? Ведь когда-то в этих краях пролегал один из рубежей обороны Московской Руси от ордынских набегов. А во время наполеоновского нашествия сражение под Малоярославцем оказалось одним из решающих».

В книге представлена подробная информация о деятельности будущего маршала Победы перед войной и в самом ее начале – на посту начальника Генерального штаба. «К марту 1941 года Генеральный штаб завершил разработку мобилизационного плана для промышленности по производству военной продукции на случай войны. Жуков и его заместитель Соколовский представили его Ворошилову (председателю Комитета обороны при СНК). Однако никакого эффекта это не возымело. Жуков доложил самому Сталину, что промышленность мобилизационного плана не имеет. И только тогда дело медленно начало двигаться. В конце февраля Тимошенко и Жуков провели совещание сотрудников Генштаба по вопросу состояния железных, шоссейных и фунтовых дорог. В результате выявилась удручающая картина: в западных районах шоссе если и есть, то плохие, а многие мосты могут провалиться, не выдержав даже среднего танка».

О заслугах Жукова во время войны лишний раз говорить не приходится, они неоспоримы. Хотя, как уже говорилось выше, иногда именно на него пытались возложить ответственность за все военные неудачи. Бывало и так (в 50-е — начале 60-х гг), что главным разработчиком операции, итогом которой стала победа под Сталинградом, называли Никиту Хрущева, тогдашнего советского лидера. Однажды он удержался у власти лишь благодаря поддержке Жукова. И потом при первой возможности избавился от него.

Но до того, 7 февраля 1955 года, Жуков стал министром обороны СССР. На этом посту он совершил немало важных деяний. Министр обороны Жуков выступал против нецелевого использования армии, даже в интересах народного хозяйства. Так, 18 января 1956 года Жуков и Василий Соколовский (начальник Генерального штаба, заместитель министра обороны) отправили в ЦК КПСС докладную записку о сокращении численности военно-строительных частей, в которой подчеркнули «нецелесообразность дальнейшего содержания военно-строительных отрядов и других военно-строительных частей, обслуживающих стройки гражданских министерств…». Но Жуков не ограничился реорганизацией деятельности военных строителей и 10 мая 1956 года обратился в ЦК КПСС с докладной запиской об отказе от практики выделения военнослужащих и автотранспорта для сельскохозяйственных работ. Жуков обращал внимание высшего партийного руководства страны, что при подобных работах солдаты, вышедшие на время из-под контроля командования, часто нарушают при возвращении в свои части воинскую дисциплину. Армейские автомашины, эксплуатируемые в горячую сельскую пору с предельной нагрузкой, затем выходят из строя и нуждаются в ремонте. Приходилось министру бороться и с чванством армейских генералов или недостойным поведением высокопоставленных флотских чинов.

Алекс Громов. Жуков – М.: Вече,
2020. – 480 с. (Полководцы
Великой Победы).

Но не только повышением боеготовности занимался Жуков – его волновало увековечение памяти павших и восстановление справедливости по отношению к репрессированным. Именно Жуков перед десятилетней годовщиной начала войны (14 июня 1955 года) представил в ЦК КПСС докладную записку о необходимости сооружения памятников в честь победы советского народа в Великой Отечественной войне, предложив список возведения наиболее важных памятников-монументов и обосновав их необходимость: «За 10 лет, прошедших после Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., у нас в стране не создано ни одного значительного памятника, который отобразил бы великие подвиги советского народа и его армии, совершенные в борьбе с фашизмом за свободу и независимость нашей Родины, достойным образом увековечил бы память погибших советских воинов и служил символом воспитания нашего народа, особенно молодежи, на славных боевых традициях Советских Вооруженных Сил. Места выдающихся сражений минувшей войны, которые свято почитаются советскими людьми и часто посещаются многочисленными экскурсиями и иностранными делегациями, также соответствующим образом не обозначены выразительными памятниками или монументами…»

Была еще одна несомненная заслуга Жукова как министра обороны – он старался вернуть доброе имя тем, кто во время Великой Отечественной войны попал в плен. Хотя в отчаянные дни 1941 года сам подписывал приказ «О случаях трусости…». Быть может, жесткие меры и были тогда оправданны, но они после победоносного завершения войны тяжким бременем легли на судьбы тех, кому не посчастливилось…

Источник: ng.ru

Добавить комментарий