«Операция «Ы» и другие приключения газовика Гладкова

Ровно 40 лет назад, в 1978 году, руководство одного из северных управлений по строительству магистральных газопроводов поручило одному из своих работников, Василию Гладкову, провести спасательно-восстановительную операцию по эвакуации зарубежной техники, купленной на западе за валюту.

В ПЛЕНУ У ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЫ

Еще за год до описываемых событий СССР закупил в Канаде партию уникальных болотоходов, представляющих собой мощные тягачи-вездеходы на четырех гусеничных тележках высотой с двухэтажный дом и длиной полтора десятка метров.

Один из них получили газовики Надымского управления. А через некоторое время импортная машина не выдержала условий Крайнего Севера и завязла в болоте.

— Руководство вызвало меня и поручило достать тягач из болота и доставить его из-под Сургута в Надым, — вспоминает Василий Григорьевич. — А это 600 километров по бездорожью и непролазной снежной целине. Начальник управления, обладавший чувством юмора, сострил тогда, отправляя меня в дорогу: дескать, задание ваше будет называться «Операция «Ы».

Только когда я добрался до места, понял, во что ввязался: посреди тундрового болота возвышался огромный снежный холм. И хотя предупрежденный руководством начальник участка дал мне бригаду вахтовиков с оборудованием, мы добирались до тягача, разгребая снежные навалы, двое суток. А раскопав его, погрустнели: всеми четырьмя гусеницами он на полметра ушел в болото — так и вмерз в трясину. Освободить гусеницы ото льда не помогли ни ломы, ни отбойные молотки.

Вызволить тягач удалось лишь с помощью паросиловых установок. Однако железнодорожное начальство отказывалось перевозить такого монстра, пока я не обратился в Тюменский обком КПСС. Но на конечной станции нас ждал сюрприз — нужно было оплатить перевозку. Денег нет, и я решился угнать свой болотоход: уговорил за спасибо начальника автоколонны, который выделил автокран. Сгрузили мы тягач и уехали с водителем (начальство, конечно, потом оплатило перевозку).

«ДОРОГА ЖИЗНИ»

— А впереди была Обь, форсировать которую предполагалось своим ходом. Но была уже весна, все растаяло. Переправа через реку — глубокая колея с водой. Помните, как в фильмах про Дорогу жизни машины ехали по Ладожскому озеру в воде. Рискнул и я, правда, вода доходила почти до кабины, двери которой мы оставили открытыми, чтобы выпрыгнуть, если лед проломится. Еще на берегу мужчина с женщиной попросили меня переправить корову, и я разместил их в прицепе, который кто-то бросил на берегу. Так мы четыре километра по льду в воде и проехали. Уже был виден берег, когда тягач встал как вкопанный — полетел задний мост. И я отправился за помощью.

Выяснил, что в селе недалеко от берега разместилась бригада моих коллег. Услышав про мою беду, все тут же ринулись спасать тягач. Благо колхозники с коровой уже сами эвакуировались. А болотоход бульдозером вытащили на сушу. Самолетом я слетал в Тюмень и привез два редуктора для заднего моста.

В Надым шел газопровод, и мы ориентировались по нему. Врезалась в память страшная картина: на всем его протяжении рядом валялись разорванные трубы — искореженная лента трехметровой ширины, тянувшаяся на километры.

Вскоре налетел шквал ветра, и началась снежная буря. 14 часов продолжалась эта свистопляска. Все это время мы с водителем просидели в кабине, включая время от времени двигатель, чтобы не замерзнуть.

Вскоре мы все-таки добрались до Надыма. За «Операцию «Ы» мне начислили 23 500 рублей.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий