Онколог просил у пациентов деньги на операции из-за нехватки финансирования

В Обнинске второй год продолжается дело онколога Павла Свиридова, который возглавлял Центр брахитерапии рака предстательной железы. Следствие обвиняет врача в коррупции: якобы он брал у пациентов деньги за одобрение субсидий на лечение. По версии защиты, государственной субсидии не хватало на проведение операции и онколог просил пациентов оплатить ему расходные материалы, которые покупал на собственные средства. «Такие дела» попытались выяснить, как врач оказался в этой ситуации.

Фото: предоставлено Объединением брахитерапевтов России

Доктор Свиридов

Обнинский онколог Павел Свиридов одним из первых в стране стал применять низкодозную брахитерапию — методику, которая помогает избежать хирургического вмешательства и массированного облучения при лечении рака предстательной железы на начальной стадии. В 2010 году он основал Объединение брахитерапевтов России. Сейчас в России эту методику применяют в 29 центрах, включая Российский онкологический научный центр имени Блохина и клиническую больницу № 122 имени Соколова в Санкт-Петербурге.

Павел СвиридовФото: предоставлено Объединение брахитерапевтов России

В Обнинске Свиридов возглавляет Центр брахитерапии рака предстательной железы при клинической больнице№ 8 (сейчас на сайте КБ указано, что и.о. заведующего центром является Сергей Башкатов, прим. ТД).С 2002 года до своего ареста в декабре 2016 года он прооперировал более 2,5 тысячи пациентов со всей России. Сейчас многие из них ездят в суд, чтобы поддержать доктора: на заседание, которое проходило 8 октября, приехали 20 человек. В распоряжении редакции есть отзывы нескольких пациентов Свиридова, где они говорят, что врач спас им жизнь и они очень переживают за его судьбу.

Почему врач просил деньги на операцию: версии защиты и обвинения

До 2015 года Министерство здравоохранения выделяло на брахитерапию предстательной железы субсидию в 459 тысяч рублей на пациента по программе высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). С января 2015 года субсидия на операцию сократилась почти в 2 раза.

Как сообщил «Таким делам» генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Андрей Каприн, размер субсидии полностью покрывает все расходы. «Стоимость операции по поводу рака предстательной железы методом брахитерапии с использованием в том числе низкодозных изотопов йод-125 входит в общую стоимость квоты, утвержденной Минздравом РФ, и составляет в среднем 259 тысяч рублей, то есть все затраты полностью покрываются государством», — подчеркнул он.

Экспертиза, проведенная МВД, показывает, что в среднем операция обходилась в 350-450 тысяч рублей, это указано в материалах дела (есть в распоряжении редакции). Больница, в которой работал врач, закупала микроисточники и некоторое количество игл, необходимых для операций, но на часть игл и рентгенозащитные перчатки денег не хватало. С апреля по август 2016 года в центре вообще не было закупленных больницей игл — об этом говорит, в частности, один из свидетелей защиты. В то же время за эти четыре месяца Павел Свиридов израсходовал на лечение больных минимум 1307 игл стоимостью более 1,3 миллиона рублей.

Павел Свиридов утверждает, что недостающие расходные материалы он покупал сам. Пациентам он сообщал, что выделенной субсидии на операцию недостаточно, и просил по возможности доплатить. Так, по данным адвоката Эдуарда Бурушко, на расходные материалы в 2015 и 2016 годах онколог потратил более 5,4 миллиона рублей из своих и заемных денег, а пациенты вернули ему только 4,2 миллиона рублей.

Следственный комитет Калужской области заявляет: «…По данным наших сотрудников, версия не подтверждается и [расходных] материалов было достаточно». Врачу предъявлено обвинение в коррупции по 24 эпизодам: по версии следствия, Свиридов получал взятки за помощь в получении квоты на операцию, а также на организацию лечения, госпитализацию и его проведение.

Добровольное пожертвование или взятка

В 2016 году в больницу повторно обратился пациент Иванцов (фамилия изменена). Шесть лет назад он уже лечился здесь и, по словам адвоката Павлова, посчитал, что «не долечил» его именно Свиридов. «Врач сообщил ему, что норматив снизился, и предложил доплатить, если есть возможность, — описывает ситуацию адвокат. — После операции Иванцов обратился в прокуратуру. Через три месяца, 16 ноября, Иванцов приехал на обследование с сотрудником ОБЭП, представив его своим сыном. Сотрудник ОБЭП несколько раз предлагал Свиридову деньги, но тот отказывался».

23 декабря 2016 года оперуполномоченная Змий, представившись невесткой Иванцова, зашла к Свиридову в кабинет, положила на его стол конверт с деньгами и вышла из кабинета. Сразу же после этого онколога задержали и предъявили обвинения в коррупции.

22 пациента, которые давали показания по уголовному делу, подтверждают, что Свиридов действительно просил их внести свои деньги, но настаивают, что все это происходило абсолютно добровольно и никак не влияло на получение квоты на операцию. На заседании суда адвокат Павлов цитировал одного из пациентов. Тот рассказал, что после оформления субсидии онколог попросил его заплатить 150 тысяч рублей в связи с нехваткой финансирования: «Деньги я перевел после операции врачу на карту, уже когда был дома. Субсидию я оформлял сам через Минздрав, Свиридов в этом мне свою помощь не предлагал».

Адвокат врача Антон Павлов объясняет, что Свиридов просто не мог повлиять на решение о выдаче талонов ВМП, потому что ими занимаются комиссии регионов, в которых прописаны больные. Также Павлов рассказывает, что иногда пациенты обращались к Свиридову напрямую. Тогда в больнице собиралась комиссия, которая составляла протокол, где говорилось, что КБ № 8 может принять больного. Защита утверждает, что эта бумага была необходима только для планирования графика операций, но обвинение расценивает ее как доказательство взятки.

«Если обвиняемый писал справку, что их центр берется оперировать этого больного, версия следствия обоснована, — прокомментировал ситуацию независимый эксперт Сергей Грибков, глава адвокатского бюро «Грибков и партнеры». — Если врач получал деньги в качестве компенсации за расходники, то это может быть нарушением правил государственных организаций, превышением полномочий. Все-таки или работаешь на госслужбе, или частно».

Конфликт вокруг микроисточников

Адвокаты Свиридова озвучивают версию, что уголовное преследования врача может быть связано с конфликтом с Физико-энергетическим институтом (ФЭИ) Росатома в Обнинске: онколог отказался использовать в операциях клиники микроисточники, созданные в рамках импортозамещения, потому что те не прошли международную сертификацию. «Представители ответили, что врач не патриот и препятствует выходу современных источников на рынок», — говорит адвокат онколога Антон Павлов. Однако юридически значимых фактов, которые подтверждали бы эту версию, у защиты нет.

Сам генеральный директор ФЭИ Андрей Говердовский, отвечая на вопросы «Таких дел», назвал конфликт института со Свиридовым фикцией и сообщил, что «крайне удивлен попытке связать дело врача с нашим институтом».

«В сущности, мы занимаемся импортозамещением и выход на зарубежный рынок, где нужен международный сертификат, пока не планируем. Все соответствующие разрешительные документы для работы на внутреннем рынке мы имеем», — прокомментировал он.

«Международная сертификация нужна не только для продажи источников на внешних рынках, — поясняет свою позицию Свиридов, — а для возможности планирования брахитерапии с использованием программного обеспечения зарубежных производителей. Без этих программ невозможно рассчитать дозу имплантируемых пациенту микроисточников. ФЭИ прекрасно это знало,  но отчитаться о выполненной работе, то есть показать объемы продаж источников, было для них крайне необходимо».

«Врачу приходится решать проблемы здравоохранения своими силами»

Сопредседатель профсоюза врачей Андрей Коновалов поясняет, что правила в системе здравоохранения часто ставят медработников перед сложным выбором: «Бывает, пациенту необходимо обследование, но попасть на него можно только через несколько месяцев. Тогда у врача возникает дилемма: или предложить пациенту ждать до полугода, когда обследование может уже не понадобиться, или посоветовать ему платные услуги в других клиниках. Но по закону врач не имеет права предлагать пациенту услугу платно, когда та положена ему бесплатно по ОМС».

Президент «Лиги защитников врачей» Семен Гальперин считает, что Свиридов попал в ситуацию, когда врачу приходится решать проблему здравоохранения своими силами. «Это заповедь врача: сделать все возможное, когда он входит в дом к больному, — говорит он. — Свиридов был вынужден ставить проблему недофинансирования перед пациентами. С точки зрения формального законодательства его поступок достаточно спорный, а с другой стороны, многие люди благодаря его действиям сохранили жизнь и здоровье. Я считаю, что государственная политика в реформе здравоохранения более преступна, чем те действия, которые совершил данный доктор».

В ближайшее время онкологу должны вынести приговор. 8 октября судья заслушал последние реплики защиты и обвинения, а следующее заседание назначено на 30 октября этого года. Свиридова могут приговорить к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима и 30 миллионам рублей штрафа.

Автор: Ася Якубович

Источник: takiedela.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий