О бомбардировках Борнхольма и плохом знании истории

Дания подарила миру целый ряд блестящих имен, среди которых есть писатели, драматурги, художники, ученые, музыканты, политики: Людвиг Хольберг – датский Мольер, скульпторы Бертель Торвальдсен и Кай Нильсен, астроном Оле Ремер, сказочник Ганс Христиан Андерсен, Грундтвиг – поэт и педагог, датский Ушинский, писатели Понтоппидан, Мартин Андерсен-Нексё и Ханс Шерфиг, лингвист Ельмслев, физик-атомщик Нильс Бор, карикатурист Херлуф Бидструп и многие другие.

Можно вспомнить, что Витус Беринг и Владимир Даль тоже были датчанами. На душу населения – знаменитых датчан, пожалуй, больше, нежели в других странах. И этот феномен, наверное, объясняется терпимостью к недостаткам и достоинствам своих ближних и глубоким уважением к своим предкам. Но вот с мировой историей в этой стране дружат не очень.

СДАВАТЬСЯ НЕ ХОТЕЛИ

В 1996 году датский историк, автор многих работ по советско-датским отношениям, профессор Бент Енсен опубликовал книгу «Долгое освобождение» о пребывании советских войск на Борнхольме. По словам ученого, его удивляет, как мало датчане – включая его собственных студентов – знают об этом эпизоде истории своей страны…

К началу мая 1945 года на острове Борнхольм в Балтийском море находился немецкий гарнизон и несколько кораблей. По советским данным, германское командование стягивало на остров воинские части из Литвы, Польши и Восточной Пруссии. Численность борнхольмского оккупационного корпуса достигала 12 тыс. человек. К первым дням мая 1945 года возросла интенсивность использования острова войсками рейха в качестве перевалочной базы. По подсчетам советских летчиков, из восточной части Балтики в западном направлении двигалось в общей сложности более 700 разных судов – военных, транспортных, пассажирских – вплоть до яхт и шлюпок.

Советская авиация нанесла шесть бомбовых ударов по острову, в ходе которых было разрушено около 800 домов, еще примерно 3 тыс. повреждены. Жертвы среди мирного населения были, но разные источники оценивают их по-разному. Судя по всему, от советских авиаударов погибло меньше десяти мирных датчан.

Днем 9 мая на остров высадился советский десант. После переговоров и некоторого размышления командование немецкого гарнизона согласилось капитулировать. К 11 мая немцы были полностью разоружены, после чего 11 138 пленных были вывезены в СССР. Советские войска оставались на острове до 5 апреля 1946 года.

При всей сухой констатации тогдашних событий Бент Енсен указывает и причины бомбардировки острова: немецко-фашистские войска на материковой части Дании, а также в северо-западной Германии и Голландии, капитулировали перед канадско-британскими войсками 4–5 мая 1945 года. Имея приказ поступить так же на Борнхольме, здешний немецкий гарнизон отказывался прекратить сопротивление Советской армии.

ДЛЯ ПРИКРЫТИЯ КОММУНИКАЦИЙ

Согласно сводкам Информбюро, Борнхольм был оккупирован немецкими войсками 10 апреля 1940 года. На острове была создана крупная германская военно-морская база – для прикрытия морских коммуникаций в юго-западной части Балтийского моря. Численность немецкого гарнизона доходила до 20 тыс. военнослужащих.

Советские войска бомбили два города – Рённе и Нексё 7–8 мая 1945 года после того, как немецкие войска отказались сдаться любому противнику, кроме англичан. 9 мая 1945 года на остров был высажен десант войск 2-го Белорусского фронта при поддержке кораблей Балтфлота и авиации. Активное содействие в освобождении Борнхольма от гитлеровцев оказали участники датского движения Сопротивления.

А вот что пишет в своей книге «Генеральный штаб в годы войны» генерал армии С.М. Штеменко: «В конце войны остров стал переполняться немецко-фашистскими солдатами, бежавшими с материка от карающей руки советских и польских воинов. Гитлеровцы, не сложившие оружия, скоро буквально объели остров. Не осталось ни зерна хлеба, ни капли молока, пошло в солдатские желудки мясо молочного скота островитян. Жители умирали от голода. Призрак голодной смерти встал и перед гитлеровцами.

Гуманное стремление спасти жителей Борнхольма от гибели и засилья немецко-фашистских оккупантов побудило Ставку принять решение занять остров и пленить вооруженных гитлеровцев. Генштаб поставил союзников в известность об этом решении. 11 мая 1945 года 132-й стрелковый корпус 19-й армии под командованием генерал-майора Ф.Ф. Корoткова совершил высадку нa остров с кораблей Балтийского флота».

Жители Борнхольма тепло встретили советские войска, которые быстро установили дружеские взаимоотношения с населением и местными властями. Вот одна из цитат, которая отражает отношение большинства датчан к присутствию советских воинов-освободителей: «Русские войска оставят о себе наилучшие воспоминания, их дисциплина была примерной. Они пришли как друзья и принесли с собой освобождение. Мы никогда этого не забудем» (датская газета «Политикен»).

«Нужно было налаживать жизнь на острове, – продолжает С.М. Штеменко. – Советские воины работали вместе с жителями на полях, помогли восстановить связь, возобновить рыбную ловлю. Постепенно население пришло в себя после мук фашистской оккупации. Возродились сельское хозяйство и промыслы. Количество советских войск на острове вскоре сократили до дивизии, а через год, в апреле 1946 года, Борнхольм был торжественно передан датским властям».

Советские войска не могли сразу покинуть остров из-за необходимости обеспечения всестороннего контроля над выполнением условий капитуляции. Кроме того, моряками Балтийского флота проводилась большая работа по разминированию морских районов Балтики, благодаря чему была обеспечена безопасность плавания торговых судов Дании, Швеции и других стран.

После полного завершения всех необходимых мероприятий, 4 апреля 1946 года, был подписан акт о передаче острова представителям датских властей. И уже на следующий день, 5 апреля 1946 года, командующий войсками на Борнхольме генерал-майор А.В. Якушев покинул остров на корабле.

ЗАПЛАТИЛИ ЖИЗНЯМИ

Советские войска до конца выполнили свой долг, заплатив за освобождение Борнхольма жизнями многих солдат и оставив о себе добрую память у датского народа.

Освобождала Борнхольм от немцев дивизия генерала Ф.Ф. Короткова. Его здесь сейчас мало кто помнит, а в послевоенные годы он был хорошо известен и в Норвегии, и в Дании. Так уж получилось, что его дивизии пришлось освобождать северные районы Норвегии от горных егерей генерала Дитла.

Сам генерал Коротков, по свидетельствам очевидцев, внешне мало походил на героя – невысокий, сухонький, безусый офицер даже не был похож на гвардейца. Известный писатель Геннадий Фиш, в прошлом фронтовой журналист, написавший несколько книг о Скандинавии, вспоминает о том, как во время наступления коротковцев он с трудом отыскал штаб их дивизии и валился с ног, когда в штаб вошел Коротков.

«– Откуда? Как дела? Устал? На, выпей и ложись спать, – приказал генерал, протягивая Фишу полный стакан водки.

– Я не пью.

– Ты что, больной? – искренне удивился генерал».

Трудно сказать, почему генерал Коротков в Дании превратился в полковника Короткова, но на Борнхольме его называли именно так. То ли из-за строптивости и непокорности начальству, то ли еще по каким причинам, но на остров прославленная дивизия пришла с пониженным в звании начальником. Впрочем, уже после высадки на Борнхольм Ф.Ф. Короткову было возвращено генеральское звание: на остров собирался прибыть кронпринц Фредерик с супругой, и для его встречи звания полковника в Москве, возможно, посчитали недостаточным. Датская королевская семья посетила освободителей 18 июня 1945 года и выразила признательность за избавление от фашистского ига…

Вполне понятно, почему выбор советского командования пал на Короткова и его дивизию. Кроме чисто воинских достоинств коротковцы при освобождении Северной Норвегии получили опыт дипломатической и административной работы со скандинавами, а какие мысли относительно удаленного от Копенгагена острова блуждали в голове у Сталина, можно только предполагать.

В то время, когда Адольф Гитлер с Евой Браун в бункере рейхсканцелярии ходили вокруг импровизированного брачного алтаря, гвардейцы Короткова на импровизированных подручных средствах высаживались с десантных судов на остров. Слегка напуганные нашими бомбардировщиками и штурмовиками, немцы оказали им в отличие от солдат Русской освободительной армии (РОА) в Ютландии слабое сопротивление. Остатки Курляндской группировки Гитлера сложили оружие и сдались в плен, а в каменистой земле острова так и остались лежать тела 30 погибших советских военнослужащих.

ПАМЯТЬ

В 1974 году, накануне Дня Победы, в составе делегации посольства СССР в Дании я участвовал в церемонии возложения венка к памятнику советских солдат, погибших при освобождении острова. Тогда мы нанесли визиты бургомистру амта Борнхольм Й. Брандту, военному коменданту местного гарнизона полковнику С. Ларсену, бургомистру города Ренне Д. Шоу и бургомистру района Аллинге Э. Хансену, дали интервью на Борнхольмском радио. На следующий день посетили города Хасле, Ванг и Хаммерсхус, осмотрели православную церковь в Эстерларе, а в городе Сандвиге сопровождающий показал нам домик Петра I, в котором император жил четыре дня в августе 1716 года.

Напомню, во время Северной войны датчане были союзниками, хотя и не очень искренними, петровской России. В 1716 году наступил поворотный пункт в войне. В апреле 1716 года шведы потеряли свою последнюю опору в Северной Германии – после длительной осады пала крепость Висмар. На Балтике шведская империя потерпела полный крах. Пора было переместить театр военных действий на территорию самой Швеции, чтобы принудить ее к быстрому заключению мира. Царь решил, что 1716 год будет последним военным годом, а датский король увидел возможность отвоевать у Швеции южную провинцию Сканию, отошедшую к Швеции по Роскильдскому мирному соглашению 1658 года. Появилась возможность координировать действия армий двух стран. Возник план, объединив усилия, высадиться в Скании. В июне 1716 года Россия и Дания заключили соответствующее соглашение, а месяц спустя Петр I отправился в Копенгаген, чтобы лично наблюдать за приготовлениями. Так состоялся первый официальный визит главы русского государства в Данию, который длился три месяца и вызвал живой интерес во всех европейских странах…

Кладбище с могилами советских солдат располагается в Аллинге, на высоком холме рядом с церковью и занимает площадь не более 0,3 га, обсаженную по краям деревьями типа туи или кипариса. Могилы ухожены, аккуратно обложены дерном, надгробные плиты чисто вымыты, а весь комплекс украшает привычный для нас типовой обелиск с красной пятиконечной звездой наверху. С холма открывается живописный вид на море. Если отвлечься от вида солдат и офицеров в чужой униформе – комендант острова по сложившейся традиции выделил в почетный караул взвод солдат – и гортанной датской речи, то можно было бы подумать, что мы находимся где-нибудь на Смоленщине или Псковщине, отдавая дань павшим в боях.

В годы моего пребывания в Дании (начало 1970-х и начало 80-х) следы былого отношения датчан к русским – особенно на бытовом уровне – все еще давали о себе знать, хотя и довольно слабо. Сказывалась политика атлантической солидарности. Но отношение среднестатистического «натовского» датчанина к Советскому Союзу и к русским было намного благоприятнее, чем, скажем, шведов в нейтральной соседней Швеции. Официальная позиция по вопросу освобождения Борнхольма была очень сдержанная, тем не менее нас считали освободителями.

Россия и СССР ничем не запятнали себя перед Данией, никогда не воевали с ней, а даже, наоборот, помогали или были союзниками. Поэтому восприятие датчанами нас в отличие от шведов не отягощено историческим прошлым, и это чувствовалось при общении с местным населением. Чисто эмоционально советские или русские были в Дании даже более предпочтительны, чем американцы.

Сегодня ситуация резко изменилась, в том числе и в когда-то дружелюбно относившейся к нашей стране Дании. Так, выступая в ПАСЕ, премьер-министр страны Ларс Лёкке Расмуссен упомянул о воспоминаниях своей матери о «русских бомбардировках». «Она видела огненные следы, когда с неба падали бомбы», – заявил премьер. В этой связи официальный представитель МИД РФ Мария Захарова отметила: «В качестве примеров ужасов Второй мировой войны датский премьер привел не немецко-фашистскую оккупацию, которая принесла смерть и разрушения в Европу, а освободительную операцию Красной армии на острове Борнхольм».

Споры о роли Советского Союза и его Вооруженных сил во Второй мировой войне в последние годы не раз приводили Россию к дипломатическим осложнениям с несколькими соседними странами. Не в последнюю очередь это касается трех стран Балтии, Польши, а сегодня – и Украины. По мнению Москвы, эти государства неуважительно относятся к памяти погибших советских военнослужащих и установленным в этих странах в их честь военным памятникам.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий