Новый президент Бразилии хочет перенять опыт Пиночета

Фото Andre Coelho/Bloomberg via Getty Images

В Бразилии 1 января 2019 года на высший пост взойдет Жаир Болсонару, одержавший победу во втором туре президентских выборов 28 октября. Успех был предсказуемым, поскольку кандидат добился убедительного преимущества над соперниками еще в первом раунде, завоевав 46% голосов. Ближайший конкурент имел лишь 29%. Особенность гонки заключалась в том, что фаворит Луис Инасиу Лула да Силва был лишен права участвовать: он осужден по обвинению в коррупции и приговорен к 12 годам заключения.

Как известно, состязание было досрочным; бывшая глава государства Дилма Руссефф не досидела положенного срока. Ее отстранили от должности в 2016 году по надуманным причинам. Сам этот факт независимо от мотивов, которыми руководствовались игроки, принявшие такое редкое решение, наглядно свидетельствовал о неблагополучии в обществе. На освободившееся кресло заступил Мишел Темер, назначенный парламентом.

После избрания Болсонару всенародным голосованием к нему перейдут все конституционные полномочия. И теперь аналитики строят прогнозы, куда поведет новый глава государства державу, по праву называемую тропическим гигантом. В этой связи хочется высказать собственную точку зрения о ближайших перспективах страны, входящей вместе с Россией в БРИКС.

Прежде всего возникает резонный вопрос, почему так легко уступил пальму первенства ставленник бывшей партии власти, рулившей много лет. Основная причина крылась в пренебрежении элементарными законами экономики в пользу социальных программ, позволивших вывести из нищеты миллионы бедняков. Оказалось, что именно эти категории населения, используя социальные сети, предпочли отдать голоса оппозиции, польстившись на призывы жить нормально, без пробок на дорогах и прочих неурядиц. 63-летний бывший офицер сумел уловить настроения части электората. Он не скрывал восхищения военным переворотом в прошлом (1964–1985 годах), ратовал за приватизацию ведущих отраслей хозяйства, за ношение оружия для борьбы с криминалом.

Болсонару предпочли, в частности, сердобольные дамы – представительницы среднего класса, выражая сочувствие кандидату, подвергшемуся нападению и продолжавшему избирательную кампанию с больничной койки. Не говоря уже о высшей прослойке.

Подчеркну, что глава государства получил тяжелое наследие. Громоздкий, неповоротливый аппарат с огромным количеством министерств и ведомств, которые он обещал максимально сократить. Безудержная инфляция. Преступность пышным цветом охватила города и веси, особенно фавелы, превратившиеся в бастионы криминалитета, куда органам правопорядка фактически вход заказан.

Болсонару предстоит вывести экономику из стагнации, в которой она находится ряд лет. Отбросив словесную эквилибристику типа политик ультраправого толка, выделю из его программы основное. А именно намерение создать эффективную модель общества по типу того, которое построили в Чили так называемые чикагские мальчики, получившие в свое время карт-бланш от диктатора Аугусто Пиночета, не вмешивавшегося в хозяйственные вопросы, но обеспечивавшего железную дисциплину и контроль. При всей антипатии к тирану приходится констатировать, что «варягам» за относительно короткие сроки удалось наладить экономику, добиться ее небывалого роста. Повсюду заговорили о чилийском чуде и его архитекторах.

Свидетелем этих перемен был экономист Паоло Тодес, которому теперь передаст руководство хозяйственными реформами избранный глава государства, пытающийся внедрить опыт Чили. Ему будет помогать группа квалифицированных специалистов, получивших важнейшие посты в правительстве. Но, как некогда выразился один известный руководитель, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Это про другую ситуацию. Но тем не менее.

Возникает ключевой вопрос. Удастся ли осуществить столь масштабный проект, требующий значительных издержек, в условиях демократического строя? Позволят ли традиционные партии, имеющие огромный опыт политической деятельности, правящей группировке проводить над страной подобный эксперимент, достигнутый ценой тысяч убитых и репрессированных граждан, большого количества эмигрировавших за рубеж?

Мой принципиальный вывод. Наладить производственный аппарат насильственным методом без согласия остальных крупных игроков вряд ли удастся. Поживем – увидим. Остается немного времени до начала функционирования новой администрации. Во всех случаях несомненно, что это еще одно зримое доказательство – наряду с Аргентиной, Колумбией, Чили, Парагваем – крена вправо латиноамериканского общества после левого поворота в недавнем прошлом.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий