Наступит ли Росрыболовство на грабли 15-летней давности?

Василий Соколов не решился рассказать о планах ведомства по поводу крабовых аукционов. Фото Федерального агентства по рыболовству / fish.gov.ru/press-tsentr

В Совете Федерации в пятницу прошел семинар-совещание «Роль некоммерческих организаций в законодательном обеспечении отраслей промышленности (на примере рыбной отрасли)». Мероприятие провел комитет верхней палаты по конституционному законодательству и государственному строительству.

Кстати, на совещание приехали представители практически половины регионов РФ. Даже из самых дальних – Сахалина, Магадана, Камчатки, Мурманска и т.д. То есть из регионов, где занимаются промышленным выловом рыбы.

Важность подобного мероприятия, тем более на уровне Совета Федерации, понятна. В ближайшее время половину квот на вылов рыбы и краба в России планируют выставлять на электронный аукцион. Соответствующее поручение дано российским премьером Дмитрием Медведевым профильным ведомствам. Тем самым правительство собирается отказаться от исторического принципа распределения квот на добычу биоресурсов, который за последние 15 лет зарекомендовал себя в качестве отличного механизма по привлечению инвестиций. По мнению профильных экспертов, экономистов, юристов и политологов, переход к аукционам приведет к застою в отрасли, потере рабочих мест нескольких тысяч рыбаков и, возможно, экологической катастрофе. Рыбопромышленники против аукционов, однако их позицию игнорируют.

Участники дискуссии как раз и пытались ответить на некоторые вопросы. Во-первых, почему, по сути, объявлена информационная война против рыбопромышленников и общественных организаций, имеющих отношение к данной сфере (речь идет о сюжетах про «крабовую мафию», совершенно неожиданно появившихся в новогодние праздники на федеральных телеканалах. – «НГ»).

Рыбаки обращают внимание законодателей на то, что отрасль за последние годы показала высокие результаты. И важную роль сыграл как раз исторический принцип. Этот механизм выстраивался последние 15 лет и зарекомендовал себя, по мнению экспертного и профессионального сообщества, с лучшей стороны. Что касается телесюжетов, то, как сказала член Совета Федерации Афанасьева, «даже были сделаны намеки журналистов на криминальную составляющую деятельности некоторых личностей». Но, по ее словам, «есть немало вопросов к самому Росрыболовству как к регулятору отрасли. Есть много вопросов и к силовым структурам – почему они столько лет наблюдали и ничего не предпринимали? Но это в том случае, если информация действительно достоверная… А если нет?»

Во-вторых, участников дискуссии беспокоит тот факт, что решения, которые принимают органы государственной власти, закрыты от общественности и, по сути, носят «секретный характер». «Общественность все это будоражит, появляется много слухов о том, что сначала это будет по крабам, а потом пойдет дальше, – отметил член комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Андрей Андрейченко. – При обсуждении данной темы у нас в комитете представители исполнительной власти и ряд депутатов говорили, что это еще рано обсуждать, хотя есть документы ФАС, позиция ведомства известна – оно считает, что аукционы принесут доход в бюджет. С такой постановкой вопроса не согласны практически все представители отрасли и органов власти. При сохранении нынешней системы в отрасль идут крупные инвестиции, повышаются зарплаты, строятся корабли. Администрация Приморского края, кстати, не раз обращалась к президенту РФ, утверждая, что перераспределение квот приведет к тому, что аукционы будут выигрывать не российские компании, а иностранные. А это потери бюджета, сокращение рабочих мест, мы знаем, что президент поручал премьер-министру разобраться в данном вопросе. Да во всем хотелось бы разобраться, но вместо этого что-то происходит за закрытыми дверями, о чем до нас информация не доносится».

В-третьих, проблема в том, что мнение общественных организаций игнорируется. «Мы, как представители рыбной отрасли, постоянно встречаемся с новыми вызовами, – сказал на совещании президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков. – Я говорю об инициативе, озвученной в ноябре 2017 года и касающейся изменения исторического принципа распределения квот. Ни для кого не секрет, что эта инициатива была предложена в интересах передела отрасли. Передела в интересах одной компании. Но наши доводы не слышат, а обсуждение этого вопроса происходит в секретном режиме. В итоге назрел конфликт между регулятором и отраслью. И этот конфликт перестал быть отраслевым после абсолютно лживых фильмов, которые показали по центральному телевидению».

«По поводу аукционов – рыбаки и власть друг друга не слышат, – поддержал мнение коллеги председатель правления ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Максим Козлов. – Мы вложили десятки миллиардов рублей инвестиций в социальную сферу Сахалина. Взять, к примеру, известный рыбокомбинат «Островной». Его спасли именно предприятия крабовой отрасли. И теперь комбинат намерен вложить миллиарды рублей в инфраструктуру острова. Если крабовые квоты отменят, все инвестиционное развитие будет приостановлено – ибо будет непонятно, как дальше действовать».

Председатель Российского профсоюза работников рыбного хозяйства Владимир Круглов пришел к выводу, что нужно занять «круговую оборону»: «Надо просто не рассматривать такие предложения, которые вносятся единственной организацией, которая взбудоражила ситуацию в отрасли. Мы прекрасно отработали 10 лет. Если система работает хорошо, не надо ее дергать.

Кстати, об этой самой организации говорили многие участники дискуссии. «Принимаемое кулуарно регулировочное решение в интересах определенного участника рынка ведет к ухудшению условий существования отрасли, – подчеркнул член Общественной палаты РФ Глеб Кузнецов. – Регионы потеряют бюджеты, будут потеряны рабочие места, в том числе и в смежных областях, и т.д. Мы все знаем, кто на той стороне, в чьих интересах проводятся эти инициативы, нам может помочь только обстановка удушающей публичности вокруг этих инициатив.

«Чтобы любой бизнес развивался, он должен понимать, что у него есть перспективы, – четко и конкретно обрисовал ситуацию президент Магаданской ассоциации рыбопромышленников Михаил Котов. – На 10, на 15 лет. И что он знает, что у него никто ничего не заберет. Тогда он будет вкладывать деньги в развитие нашей страны. У нас, к сожалению, все работает наоборот. Как только рыбная отрасль стала привлекательной и появились прекрасные результаты, появился восемь лет назад один рантье, который имеет 150 тыс. тонн минтая, вылавливает 80, а 70 тыс. он просто продает. Да зайдите на сайт этой компании, и все станет понятно: не надо иметь экипажи судов, не надо иметь ничего. Никакой ответственности, никакой головной боли. Прекрасный бизнес. Вот что нас ждет в случае аукционов. Мы это уже проходили. Я считал, что нельзя дважды наступать на одни грабли, но в нашей стране, оказывается, это можно делать. Чиновники считают, что в отрасли нет конкуренции, но это не так».

Проблема еще и в том, что непродуманные действия чиновников могут привести к социальному взрыву – в рыбной отрасли работают десятки тысяч людей. По словам члена комитета Госдумы по международным делам Сергея Шаргунова, «люди очень боятся за свое будущее». «Можно много красиво говорить о перспективах рыбных аукционов, – говорит парламентарий. – В свое время – в середине 90-х – у нас в стране много говорили о залоговых аукционах. Говорили, как все будет красиво и здорово, как все будет прозрачно, какая будет настоящая конкуренция. А чем все это обернулось, мы знаем. Да, нужны и диалог, и конкуренция, но ужасно, если получится, что за людей все решили без них, все поделили. А обычные люди, которые переживают за свои семьи, за своих детей, за свое будущее, окажутся за бортом. Возникает впечатление, что может вернуться архаика, возврат к 90-м, к праву сильного, когда все решает дубина, когда за ширмой аукционных процессов все будет просто поделено».

14 декабря прошлого года, напомнил Шаргунов, проходила встреча главы Росрыболовства Ильи Шестакова с президентом Владимиром Путиным. Но проблемные вопросы, отметил депутат, почему-то не прозвучали. «Вопросы есть, но главное – какими будут ответы? – спросил Сергей Шаргунов. – Или получится, что будет внесен некий закон, после которого будет, как говорится, наложена суровая длань на всю эту сферу и вопросы уже как бы и пропадут. Но тогда будет реальный протест людей, если они увидят, что их жизнь становится хуже».

Кстати, с ответами на все вопросы, поставленные на мероприятии, похоже, большая проблема. Заместитель главы Росрыболовства Василий Соколов, присутствовавший на встрече в Совете Федерации, ни словом не обмолвился ни о перспективах крабовых аукционов, ни о сохранении нынешней системы распределения рыбных квот, ни о планах ведомства на этот счет.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий