Московский патриархат готовит «военный катехизис»

Клирики охотно освящают комплексы «Ярс» и «Тополь-М» и даже не чураются «Сатаны». Фото агентства «Москва»

Русская православная церковь открыла дискуссию о том, стоит или нет освящать оружие массового поражения. А на международной арене Московский патриархат и вовсе выдвинул предложение отказаться от ядерных вооружений. При этом никто не отменял благословение воинов на службу и защиту Отечества, а с ними – окропление святой водой личного снаряжения. Впрочем, пока из уст православных иерархов не прозвучали и слова критики теории «атомного православия», которая появилась еще в 2007 году, и одно время ее прочили чуть ли не в новую национальную идею страны.

О том, что в РПЦ поднят вопрос о легитимности освящения оружия массового поражения, написал в своем Telegram-канале викарий патриарха Московского и всея Руси и заместитель управляющего делами РПЦ епископ Зеленоградский Савва (Тутунов). В частности, он отметил, что в рамках заседания комиссии Межсоборного присутствия по церковному праву был подготовлен проект документа «О практике освящения оружия в Русской православной церкви», согласно которому «можно говорить о благословении воина на несение воинской службы, на защиту Отечества». «При совершении соответствующего чинопоследования благословляется и личное оружие, причем именно потому, что оно связано с тем, кому преподается благословение. По этой же причине не должно «освящаться» оружие массового поражения и в целом не личное оружие. В этом позиция комиссии расходится с практикой последних лет», – отметил Тутунов. Архиерей заявил, что работа над документом «об оружии» длилась «действительно долго». «Мнения, и с большим азартом, высказывались полярные: от утверждения, что церковь вообще не должна благословлять оружие, до защиты практики освящения любого вида оружия», – написал Тутунов. Он также добавил, что члены комиссии «сочли своей главной задачей составить документ, который соответствовал многовековой практике церкви, как она отражена в богослужебных и в исторических текстах», но при этом «требовалось осмыслить и новые реалии: с некоторыми видами вооружений церковь в принципе не встречалась до XX века, скорее даже до его второй половины». Документ, который пока не является официальным и представляет собой лишь «мнение членов комиссии», никто, кроме этих же членов комиссии Межсоборного присутствия, не видел. К общественному обсуждению текст будет выложен, по словам Тутунова, не раньше августа, поскольку «до конца июля будут внесены редакционные правки».

Как заявил «НГР» председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами епископ Клинский Серафим (Привалов), для появления этого документа «время настало». «Сейчас уровень вероятности вооруженного противостояния очень высок, и чтобы исключить двусмысленность освящения ядерных боеприпасов и иных средств массового уничтожения, необходимо скорректировать само чинопоследование. В воинском требнике речь идет просто об оружии, без какой-либо его градации – массовое оно или нет. Более того, по церковной традиции можно освящать любую вещь, которой будет пользоваться человек. И раньше священники освящали оружие, бронетехнику и другие виды вооружения, и это было в порядке вещей. Когда же появились смертоносные виды оружия, которые явно указывают на то, что не может быть точечного использования баллистической ракеты с разделяющимися боеголовками, и при ее использовании могут погибнуть мирные и ни в чем не повинные люди, то тут надо корректно относиться к испрашиванию благодати на освящение оружия как такового и делать акцент на защитника Отечества, то есть военнослужащего», – подчеркнул архиерей.

Тем не менее в Русской православной церкви есть и те, кто считает, что оружие массового поражения для России – залог ее безопасности, а значит, нуждается в освящении. Например, настоятель храма святого Феодора Студита у Никитских ворот протоиерей Всеволод Чаплин в интервью Федеральному агентству новостей назвал рассуждения епископа Саввы (Тутунова) «странными». «Русская православная церковь освящает самые разные виды оружия. В том числе и то, которое относится не к одному конкретному человеку, а к стране, воинским частям», – подчеркнул он.

Напомнив, что РПЦ освящает и военные корабли, и танки, Чаплин добавил, что «ими управляют разные люди, которые периодически меняются». «Часто освящается новое оружие, которое еще не имеет конкретного владельца. Самое главное – освящается то оружие, которое должно защищать православных людей, их право жить по своей вере», – отметил Чаплин. Священнослужитель считает, что поскольку «православному народу, покоренному безбожниками или иноверцами, гораздо сложнее достичь Божьего царства», то «принципиальной разницы между оружием обычным и оружием ядерным нет». «Да, ядерное оружие более разрушительно и от него, как мы видим на примере Хиросимы и Нагасаки, страдают не только и не столько военные, сколько мирные жители. Однако в современном мире именно ядерное оружие является во многом гарантией сохранения православной цивилизации», – резюмировал священнослужитель.

Самое последнее по времени освящение боевой техники состоялось 20 января с.г. в подмосковном Наро-Фоминске. Тогда обряд был совершен над танками Т-34, вернувшимися в Россию из Лаоса. В 2018 году священнослужители Московского патриархата окропили святой водой пусковые установки баллистических ракет «Ярс», малый ракетный корабль «Орехово-Зуево», тяжелый военно-транспортный самолет Ил-76МД.         

А до этого – четыре пусковые установки ракет комплекса «Тополь», несколько десятков единиц оперативно-тактических комплексов «Искандер» и зенитно-ракетных комплексов С-300, российские истребители Су-27СМ и Су-30, истребители-бомбардировщики Су-34.

Впрочем, позиция Всеволода Чаплина по поводу синергии ядерного оружия и православия не нова. Еще в 2007 году, после заявления президента Владимира Путина о том, что «православие и ядерный щит являются двумя составляющими внутренней и внешней безопасности России»,  публицист Егор Холмогоров выдвинул теорию «атомного православия». В ней утверждалось: «Чтобы оставаться православной, Россия должна быть сильной ядерной державой, для того, чтобы оставаться сильной ядерной державой, Россия должна быть православной». «Атомное православие – это идеология. И как всякая идеология она отвечает на вопрос: что может сделать человек своими усилиями в общественной сфере, чтобы хотя бы немного преодолеть разрыв между сущим и должным, неотменяемо присутствующий в нашей жизни. Метафизический ответ на этот вопрос дает религия, а идеология может либо пытаться замещать религию, как это пытались сделать коммунизм или либерализм, а может подчиняться ей, создавать общественную проекцию религиозного взгляда. И атомное православие – это именно такая, подчиненная вере, религиозная идеология», – писал Холмогоров в одной из своих статей. Официальной поддержки со стороны РПЦ доктрина тогда не получила. Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе разъяснил «НГР», что «те взгляды, которых церковь придерживается относительно оружия, отражены в «Основах социальной концепции», и церковь не должна ассоциироваться с разными другими доктринами, которые возникают среди экспертов и общественных деятелей».

Вместе с тем еще в 2009 году во время посещения Российского федерального ядерного центра в Сарове патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил о том, что «оружие сдерживания» Россия получила «под покровом преподобного Серафима». «В условиях холодной войны именно появление ядерного оружия предотвратило третью мировую войну с ее самыми страшными и губительными последствиями. Нельзя сказать, что это все случайно. Получилось, что под покровом преподобного Серафима, в его обители, страна получила то, что спасло ее в самый критический момент послевоенной истории XX века».

Епископ Серафим (Привалов):
«Мы молимся, чтобы человек, который участвует
в военном противостоянии, применял оружие
только в том случае, при котором другого выбора
у него нет». Фото с сайта www.hersones.org

«Тогда люди действительно хотели защитить наше государство, нашу самобытность и наши духовные ценности, – продолжил в разговоре с «НГР» мысль патриарха епископ Серафим (Привалов). – То, что в одном месте некогда жил и молился святой, а потом создавалось ядерное оружие, – промыслительно, и это дало нам возможность избежать страшной участи Хиросимы и Нагасаки, когда американцы владели страшным оружием единолично и больше никто в мире его не имел. Что касается сегодняшнего восприятия, то при таинстве мы призываем благодать Божию на предмет или на человека, и вполне разумно разделять, на что можно призывать благодать, а на что – нет. Мы же не освящаем предметы, которые явно подвигают человека ко греху». На вопрос «НГР» о том, необходимо ли вообще освящать оружие, которое пусть даже в целях защиты может привести к убийству, то есть тому же греху, епископ ответил: «Мы молимся, чтобы человек, который участвует в военном противостоянии, применял оружие только в том случае, при котором другого выбора у него нет. Только такое использование оружия по принципу «сопротивления злу силой» можно назвать правым делом».

Однако президент некоммерческой организации «Ассоциация граждан XXI века за развитие светскости и гуманизма» и военный эксперт Сергей Иванеев уверен, что церковь вообще не должна освящать оружие и боевую технику, причем не только из пацифистских соображений. «Освящение оружия, в том числе и оружия массового поражения лишь одним из религиозных объединений нарушает принцип свободы совести. Более того, с точки зрения этики это не совсем корректно, когда в боевом коллективе, например, на подводной лодке, служат военнослужащие разных национальностей и вероисповеданий, а освящается подлодка представителями только одной из конфессий. Надо учитывать и то, что в воинских подразделениях России постоянно случаются межнациональные конфликты, и сегодня в Министерстве обороны напрочь отсутствуют методические пособия по продвижению светской культуры и взаимодействия между военнослужащими, христианами и мусульманами, но присутствует пропаганда клерикализма и православной миссионерской деятельности», – сказал эксперт «НГР». По его мнению, «религия – это одна из архаичных и консервативных форм общественного сознания». «Если мы в условиях демократизации общества и свободы совести дали доступ церкви в органы военного управления, то ни в коем случае нельзя нарушать статью 8 закона о статусе военнослужащего. К сожалению, сегодня забывают о том, что в органах военного управления служит много неверующих, а также представителей других религий», – заключил Иванеев.

Рассуждения о том, освящать или не освящать оружие массового поражения – «полная демагогия и типичный пример политизации религии», такое мнение в разговоре с «НГР» выразил руководитель исследовательских проектов в институте «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «РПЦ не первая, кто задался этим вопросом. Например, есть много исследований об отношении к оружию массового поражения в исламе – можно или нельзя применять, гуманно или нет и т.д. РПЦ просто бежит даже не впереди, а позади паровоза, пытаясь подтвердить свою лояльность власти», – считает политолог.

Доцент факультета гуманитарных наук Высшей школы экономики Борис Кнорре уверен: «Документ «О практике освящения оружия» – это стремление институционализировать свое идеологическое обслуживание деятельности армии, в рамках которого священники иногда начинают выступать в качестве штатных сотрудников ВС РФ. То есть церковь в каких-то моментах, пусть пока очень фрагментарно, начинает выступать как неформальное идеологическое подразделение армии». «Само название документа очень провокативно. То есть церковь этим документом легитимирует саму практику освящения оружия, вводит эту практику в плоть своего «военного катехизиса». А ведь до сих пор дискуссионным являлся сам вопрос – можно ли вообще освящать винтовки, штыки и любое оружие, которым может быть убит человек. Конечно, практика освящения оружия в православии возникла не сегодня, и нельзя ее списывать на советскую или постсоветскую эпоху, но из поля дискуссионности этот вопрос хотят перевести в поле канонического признания – и в этом новизна», – отметил Кнорре в разговоре с «НГР». Эксперт также отметил, что «поскольку церковь – институт дипломатический и всегда пытается договориться с разными слоями общества», то в вопросе оружия массового поражения Московский патриархат решился пойти на некоторые уступки. «Осознавая большую критику со стороны гражданского общества относительно практики освящения атомных бомб, боеголовок и ракетоносителей, церковь решила в чем-то уступить и показать, что она не готова безоглядно во всем следовать за военными инновациями, а смотрит на проблему более широко. Конечно, это отчасти и проявление принципа «и вашим, и нашим», но все же сама по себе оговорка о недопустимости освящения оружия массового поражения выглядит позитивно при том, что каноническое закрепление освящать оружие – это в целом усиление военной доминанты в церковном сознании», – сказал религиовед. Он добавил, что столь тесная сопряженность РПЦ и ВС РФ существует потому, что, «по мнению отдельных церковных авторов, придающих положительное духовное значение воинскому делу, что само по себе достаточно ново для православия, армия может быстрее привести человека к вере, помочь ему больше утвердиться в мире, чем потребительство». «Если раньше говорили «в окопах атеистов не бывает», то теперь с таким же успехом можно говорить, что в окопах консюмеристов не бывает. Война и военное дело помогает противостоять потребительским инстинктам отмежеваться от меркантилизма», – заключил он.

Между тем в апреле 2019 года профессор Школы управления, дипломатии и стратегии Междисциплинарного центра в Герцлии (Израиль) Дмитрий Адамский опубликовал книгу «Ядерное русское православие». В ней, в частности, утверждается, что в последние годы РПЦ все больше присутствует на всех уровнях принятия решений в Российской армии и в особенности Войсках стратегического назначения, оснащенных ядерным оружием. Глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион (Алфеев) назвал это издание «пропагандой, которая не имеет ничего общего с реальностью». «Церковь присутствует сейчас во всех сегментах российского общества, везде, где она востребована. У нас есть ученые-ядерщики. Большинство из них – это верующие люди, и они понимают опасность, которую представляет для мира то, чем они занимаются. И они хотят, чтобы ядерное оружие служило исключительно средством защиты. Они не желают, чтобы бомбы, которые они изготавливают, когда-либо взорвались. Эти люди обращаются к церкви с просьбой о молитве, о духовной поддержке», – заявил иерарх в интервью порталу Orthodoxie.сom.

Сообщение об открытии дискуссий по поводу церковного документа об освящении оружия появилось практически одновременно с работой международной конференции по вопросам ядерного разоружения, которая проходила в Риме. Участие в ней приняли и два делегата от Московского патриархата – представитель РПЦ при европейских организациях архимандрит Филипп (Рябых) и Вахтанг Кипшидзе. Как рассказал «НГР» Вахтанг Кипшидзе, РПЦ исходит из того, что «гонка вооружений – это результат катастрофического падения доверия между государствами». «В Русской церкви считают, что гонка вооружений – это альтернатива нормальному переговорному процессу, в ходе которого каждая страна могла бы чувствовать себя уверенной в том числе и в том, что ее национальные интересы и те ценности, которых придерживается ее народ, будут признаваться и уважаться во всем мире. Церковь всегда выступала за мир и считала войну наиболее драматичным унижением человеческого достоинства. При этом мы знаем, что мир, движимый инстинктами материального обогащения и гордыни, исключает возможность полного отказа от вооружения, в том числе ядерного. Каждое государство имеет право на самооборону, и церковь всегда благословляла тех, кто защищает свою страну, в том числе и силой оружия. Конечно, это благословение распространяется только на те войны, которые неизбежны для самозащиты человека, защиты его родных и близких, своего государства, церкви и веры. В Риме мы выразили надежду, что основанием для преодоления кризиса доверия могут стать общие традиционные ценности, лежащие в основе европейской цивилизации. Ведь без преодоления кризиса доверия невозможно развитие каких-либо переговоров об ограничении вооружений, в том числе ядерных», – заключил представитель РПЦ.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий