Мирная профессия ядерного взрыва

События на реке Бурее навеяли нашему научному обозревателю почти забытую историю о тайных ядерных взрывах «на выброс».

В эти дни я с волнением ждал сообщений из Хабаровского края: удастся ли пробить брешь в завале, который перекрыл реку? И вот с Дальнего Востока пришло долгожданное известие: возникший из-за оползня затор на Бурее ликвидирован раньше срока, угрозы затопления нет.

Около сотни из 500 участников операции получили награды Министерства обороны РФ, а всю эту эпопею по праву назвали героической.

Действительно, без малого месяц в условиях лютого холода и по колено в воде военные с помощью сотен тонн тротила пробивали брешь в скальных породах, перекрывших русло реки. А можно ли было справиться с этой напастью иначе?

ЯДЕРНЫЙ, НО МИРНЫЙ

И тут я вспомнил, что примерно в такие же зимние дни, а если быть точным, то 15 января 1965 года, на Семипалатинском полигоне раздался необычный ядерный взрыв, впоследствии названный мирным. Ибо тогда ядерная взрывчатка испытывалась в целях использования в народном хозяйстве.

Заряд мощностью 140 килотонн (кт) был размещен в скважине на глубине 178 метров. Образовалась выемка диаметром более 500 метров, превратившаяся вскоре в искусственный водоем.

* Озеро Атом-Куль — результат подрыва заряда мощностью 140 килотонн,

размещенного в скважине на глубине 178 метров

 

Сегодня озеро Атом-Куль (в среде атомщиков оно по-прежнему именуется Чаган) — одно из «экзотических» мест в Казахстане. Сюда приезжают не только специалисты, но и туристы. Желающих искупаться в Атомном озере всегда немало, и ничто им не препятствует, так как никакого вреда здоровью нет…

После эксперимента «Чаган» было принято решение о создании «чистых» зарядов для промышленного использования. Работы двух ядерных центров возглавил академик Е.И. Забабахин (его имя нынче носит ядерный центр на Урале).

14 октября 1965 года был взорван заряд мощностью 1,1 кт в скважине на глубине 48 метров.

Из монографии «Ядерные взрывные технологии: эксперименты и промышленные применения»:

«…для образования канала в породах навала перед взрывом в скважине 1003 были заложены удлиненные заряды химических ВВ. После ядерного взрыва они оказались под навалом раздробленного грунта. Когда их взорвали, в навале грунта образовалась траншея, которая могла быть использована как водоподводящий канал. Этот опыт показал, что при создании водохранилищ с использованием ядерного взрыва можно быстро, недорого и без дополнительных дозовых затрат обеспечить поступление воды в воронку, созданную взрывом».

21 октября 1968 года был проведен взрыв «Телькем-1», а 12 ноября было подорвано три заряда — «Телькем-2».

Специалисты изучали возможность создания каналов с помощью ядерных взрывов. Планировалось в будущем использовать их для поворота северных рек на юг.

КАК УКРОТИЛИ САРЕЗСКОЕ ОЗЕРО

Иная беда подстерегала жителей Туркмении. В начале прошлого века в горах образовалось Сарезское озеро. Из него вытекала река Бартанг. Вода постоянно в озере прибывала, и возникла опасность прорыва ее вниз. В этом случае многие поселки, что располагались по берегам рек, были бы снесены. В ожидании беды жили тысячи людей.

Атомщики предложили создать искусственную плотину. Для этого нужно было провести взрыв в ущелье.

Однако было решено: прежде чем приступить к этой работе, осуществить ряд экспериментов на Семипалатинском полигоне. Это так называемые модельные взрывы. Первый из них — «Лазурит».

Из монографии:

«Этот взрыв был проведен в урочище Муржик 7 декабря 1974 года на склоне крутизной 20 градусов. Мощность взрыва 1,7 кт заложения ядерного устройства 75 м. В результате сброса грунта по горному склону образовался куполообразный навал раздробленной породы с диаметром 200 м и высотой 14 м…

Значительно больший по масштабам откол со сбросом 50 млн куб. м произошел при испытании самого мощного подземного ядерного взрыва в 1973 году в штольне В-1 на Новоземельском полигоне…»

11 апреля 1974 года эксперимент «Кратер» был успешно осуществлен… Теперь прорыв воды из озера стал невозможен…

* Академик Е.И. Забабахин возглавлял работы двух ядерных центров

по созданию «чистых» зарядов для промышленного использования

ЗАРЯД ЗАМЕНИЛ ЭКСКАВАТОР

А атомщики готовились к своему главному событию: удастся ли создать канал, чтобы перебросить северные реки в Каспийское море? Водохранилища на Волге и Каме стремительно мелели, уровень моря снизился на полтора метра. Катастрофа, казалось, была неминуема.

Из монографии:

«Для реализации одного из вариантов переброски стока Печоры в Волгу необходимо было создать канал через Печоро-Колвинский водораздел. Общая длина канала 112,5 км. Участок канала длиной 65 км с наивысшими отметками превышения над уровнем дна канала и сложенными в северной части трассы около 30 км скальными породами и в южной части аллювиальными отложениями предполагалось создать с помощью ядерных взрывов; остальную часть (в осадочных породах и небольшой глубиной) — обычными средствами гидромеханизации».

Один из наших выдающихся атомщиков В.И. Жучихин рассказывал мне подробно об эксперименте «Тайга». Виктор Иванович был одним из его руководителей.

«Заряд, разработанный специально для экскаваторных работ, принципиально отличается по своей конструкции от классических термоядерных зарядов, предназначенных для использования как оружие, — пояснял он. — При взрыве «чистого» заряда образуется небольшое количество осколков деления, основная доля которых после взрыва остается захороненной в центре взрыва, и лишь 4-5 процентов выбрасывается в атмосферу и высеивается микродозами на поверхности земли, в следе пылевого облака. Эти микродозы не представляют опасности для человека и животного мира».

Виктор Иванович не лукавил. Он всю свою жизнь посвятил сначала созданию оружия, а потом мирным взрывам. Жучихин принимал участие в первом испытании атомной бомбы в 1949 году, тогда он был отмечен орденом Ленина. Впоследствии работал в Уральском ядерном центре, и ему было доверено возглавить организацию, которая осуществляла промышленные взрывы.

«Наконец последние секунды: 9, 8, <…> 1, 0. При последнем слове «ноль» там, где были заложены в скважинах три термоядерных заряда, начали медленно подниматься ввысь черные струи огромных размеров, которые затем сомкнулись в широченный черный факел, — вспоминал Жучихин. — Над местом взрыва естественная облачность на огромном пространстве улетучилась, проглянуло солнце, и в его лучах мы увидели самолеты-истребители. Они по несколько раз пронизали взрывное облако и скрылись за горизонтом… Через полчаса дозиметрическая служба доложила радиационную обстановку, которая позволяла провести осмотр места взрыва с близкого расстояния. В общем, все произошло так, как было запланировано для обеспечения полной безопасности членов экспедиции и жителей окрестных поселений».

Из монографии:

«Проведенный опытно-промышленный групповой ядерный взрыв в аллювиальных обводненных породах позволил получить уникальную обширную научно-техническую информацию по всем вопросам технологии мирных ядерных взрывов наружного действия. Однако конечная цель взрыва — получение канала заданного сечения — не была достигнута из-за недостатка мощности зарядов. Было принято решение продолжить исследования с целью получения канала необходимого сечения. В конце февраля 1976 года было окончено бурение скважин… В середине марта из Москвы было получено указание об отмене взрыва и возврате всех трех ядерных устройств к месту их хранения. Ядерные устройства были вывезены, оголовки скважин заварены, приборные фургоны, кабели и все оборудование экспедиции эвакуировано…»

В «ТАЙГУ» НА ОХОТУ

После ухода атомщиков осталось искусственное озеро. Длина его 750 метров, ширина 350 метров, а глубина до 15 метров. Берега давно уже заросли кустарниками и деревьями, вокруг озера много разной дичи, а в воде — рыбы.

Охотники и рыбаки добираются до этих мест довольно легко, так как объект «Тайга» после распада СССР остается бесхозным.

…После катастрофы в Чернобыле и того шквала страха перед атомной энергией, который прокатился по планете, работы по промышленному использованию ядерных взрывов были сначала заморожены, а затем запрещены. У американцев не было «чистых» зарядов — они так и не смогли их создать, а потому сделали все возможное, чтобы запретить их и в России. Своего они добились в лихие 90-е.

Нынешние события в Хабаровском крае напомнили о «великой атомной эпопее» (выражение академика Б.В. Литвинова — главного конструктора ядерных и термоядерных зарядов). Не исключено, что нам еще предстоит вернуться к мирной профессии ядерного взрыва. Ведь это мощное оружие в борьбе со стихией, и оно подчас может стать единственным…

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий