Кремль на перепутье: как дальше действовать – мытьем или катаньем?

Многие сравнивают нынешнее время с закатом СССР.

Действительно, многое схоже: власть, на глазах теряющая поддержку в народе; неуклюжие попытки заигрываний с интеллигенцией; посадки за самиздат (теперь это Интернет) и т.п. Однако мало кто проводит не менее наглядную параллель с событием поближе – выборами больного Ельцина в 1996 году.

А ведь там сходство еще прозрачнее: на протяжении всей кампании шла борьба между двумя «крыльями» в окружении Ельцина. Условно их можно обозначить как «демократическое», представленное Чубайсом и неразлучной парой Таня-Валя (дочь президента Дьяченко и руководитель его администрации Юмашев), и «силовое» – в лице вице-премьера Сосковца и начальника президентской охраны Коржакова. Кульминации противостояние достигло перед вторым туром – в эпизоде со знаменитой «коробкой из-под ксерокса», с которой попались двое, тащившие в ней «черный нал» в штаб Ельцина.

Суть противостояния была в споре, какой путь удержания власти предпочесть. Таня и Валя настаивали, что можно победить на выборах, а Коржаков и Сосковец считали, что выборы – дело почти безнадежное, потому надо их отменять и вводить чрезвычайное положение. Сейчас, через 22 года, при полной смене действующих лиц, этот «вечный» вопрос вновь встает перед Кремлем.

В 1985 компартия во главе с Горбачевым, не чая удержать власть прежним, силовым манером, предпочла собственную «перезагрузку», считая, что будет удобнее править через конкурентные выборы. Фокус не удался – эти выборы быстро привели КПСС к краху и уходу из политической жизни.

В 1996 году Ельцин решал похожую проблему – мытьем или катаньем? Пойти на «свободные» выборы несмотря на рейтинг 3% – или взять страну за горло через силовые органы? Ельцин поставил на выборы – и победил, хотя с тех пор за ними постоянно тянется шлейф обвинений в фальсификациях.

И вот – 2018-й: опять рейтинги власти тают, как снег на весеннем солнце, возникают совершенно неожиданные проблемы в ряде областей на ранее совершенно безобидных и предсказуемых выборах губернаторов. И появляется сильный соблазн отказаться от выборов вообще, который, по слухам, настойчиво обсуждается в Кремле.

И опять налицо активное противостояние внутри власти – только на сей раз не «Чубайс против Коржакова», а условный Кириенко против условного Сечина. И идеи Коржакова-Сосковца имеют все шансы победить уже на новом историческом этапе…

Решить сей спор должен был неожиданный «третий тур» выборов в Приморье – вынесенным на авансцену тем, что 16 декабря никаких других выборов в стране не проводилось.

Что же решалось на дальней окраине России? Очень важное: способна ли власть по-прежнему решать свои задачи на внутренней арене при помощи пиара, то есть «мягкой силы», через убеждение людей? Или же мягкой силы, как говорят «силовики», уже недостаточно, и удержать ситуацию под контролем можно только чрезвычайными, то есть прямыми силовыми методами?

Для отработки явно негативно настроенного избирателя Кремль бросил в Приморье все лучшие силы. Опытный и активный кандидат в губернаторы из местных, прямая поддержка его Путиным, лучшие политтехнологи, беспрецедентная для региональных кампаний поддержка «федерального телевизора». Ну, и включенный на полную мощь административный ресурс плюс полная зачистка «политической поляны» (к выборам не был допущен основной конкурент).

«Либеральное крыло» кремлевской администрации хотело максимально наглядно показать, что пиар в их руках – все еще мощное оружие, позволяющее решать самые сложные задачи политическими, а не чрезвычайными средствами.

Каков же результат? Двойственный. С формальной точки зрения цели были достигнуты – Кожемяко победил уже в первом (третьем) туре. Однако в том, что голоса были подсчитаны честно, остались, что называется, неустранимые сомнения. Во всяком случае убедительно объяснить, почему практически нигде в крае независимые наблюдатели не были допущены к подсчету голосов, не представляется возможным.

И это дает весомые козыри в руки тех, кто сегодня стоит за отмену губернаторских выборов (как уже почти повсеместно отменены прямые выборы мэров). Ведь если победе Кожемяко пришлось «помогать», хотя к его услугам были все мыслимые и немыслимые средства и силы – не значит ли это, что любые пиар-усилия уже тщетны? Не выйдет ли, что «выборы» в условиях «полной зачистки поляны» да еще и при полностью непрозрачной процедуре подсчета голосов – станут источником новой, еще большей напряженности?

Если пиар сдает свои позиции – ему на смену приходят «силовики». Если избирателей не удается убедить, их будут стараться принудить – или же просто ставить перед фактом.

Выборы в Приморье не дали прорваться нарыву. Он продолжает зреть. А вместе с тем и вот этот ключевой вопрос: как дальше управляться с обществом – мытьем или катаньем?

Алексей Рощин

Источник: publizist.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий