Кремль между мобилизацией и имитацией: и колется, и не хочется…

1. Желание перемен, совмещенное с требованием справедливости и крепнущими антиэлитными настроениями, становится новым вызовом для российской политики.

Этот популистский запрос, на котором спекулируют все не включенные в высший эшелон общественные деятели, можно притормозить, но невозможно остановить. И тем более повернуть вспять.

2. Если не можешь победить, то присоединись и возглавь. Соблазнительным выглядит вариант с созданием новой, контролируемой Кремлем партии, которая была бы радикально социальной по своему содержанию, но умеренной и даже консервативной в отношении политического статус-кво.

3. Кардинальное затруднение тут в том, что популистская мобилизация под социальными лозунгами рискует выйти из-под контроля, приобретя саморазвивающуюся и враждебную власти логику.

(Так запалом российской революции 1905 года стали действия близкой к власти, консервативной по своему умонастроению, но социальной по своим требованиям силы – организации священника Гапона.)

4. В Кремле осознают риск гипотетического социал-консервативного проекта и, кажется, предпочитают не менять коней на переправе. После публичных жалоб Сергея Миронова было возобновлено финансирование «Справедливой России» при условии ее модернизации. В переводе на русский – это подкраска вывески и некая перестановка кроватей в известном заведении.

5. Инвестором СР и драйвером ее обновления выступит православно-патриотический мультимиллионер Константин Малафеев. Он предпочел «левый проект», укорененный в парламенте и на территориях, строительству православно-монархической партии под руководством неуравновешенной Натальи Поклонской.

Электоральный потенциал идеи православной монархии в России оценивается как стремящийся к нулю.

6. Обиженная Поклонская вкупе с Сергеем Железняком решила создать собственную партию – «Сила России». Как бы левая партия, даже без толики монархизма – но ее основателей живо одернули, и они поспешили публично откреститься от своей задумки.

7. Таким образом вместо создания новой левопопулистской (левонационалистической) партии Кремль предпочел имитировать обновление партийного поля.

8. Власть оказалась в типичной для российских кризисов ловушке. Понимая необходимость изменений, она не решается инициировать по-настоящему серьезные перемены, полагая их чреватыми высокими рисками и угрожающими политическому статус-кво.

Лучше тихо «годить», по меткому выражению Салтыкова-Щедрина. Страх перед вызовами времени все еще уступает для кремлевских страху перед серьезной перестройкой, ибо все помнят, чем она закончилась для начавшего ее Горбачева.

По материалам Валерий Соловей

Источник: publizist.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий