Константин Ремчуков: Снятие санкций с РУСАЛа: кто выиграл, кто проиграл

Сегодня, 5 февраля, Министерство финансов США должно дать ответ на запрос трёх председателей комитетов (по финансам, разведке и международным делам) Палаты представителей Конгресса США об основаниях снятия санкций с российских компаний РУСАЛ, EN+ и Евросибэнерго.

Пока влиятельные конгрессмены пребывают в неведении относительно последствий прекращения санкционного давления на РУСАЛ, я со своей стороны хотел бы коротко перечислить факторы, позволяющие считать решение Минюста США разумным и выгодным для всех участников рынка.

Итак в выигрыше оказались:

  1. Сотрудники компаний и регионы присутствия:

 Сохранение рабочих мест как на предприятиях, принадлежащих РУСАЛу, так и в различных сервисных компаниях, где РУСАЛ и его клиенты – существенные покупатели услуг:

o Сервис оборудования и ремонтные работы

o Администрирование (кейтеринг, курьеры, IT и т.д.)

o Транспортные компании (железная дорога, форвардеры, автоперевозка, склады, шипперы):

Только в ЕС в компаниях, входящих в цепочки поставщиков/потребителей РУСАЛа, под риском увольнения находилось ~ 75,000 человек

• Стабильность налоговых выплат, выполнение обязательств в части инвестиций в социальную инфраструктуру, инвестиции в развитие производства и создание технологических долин и создание добавленной стоимости

2.  Акционеры:

снятие санкций с компании позволило акционерам и прежде всего Sual Partners не только получать дивиденды от компании, но и способствовали личному обогащению владельцев SP, а именно В.Вексельберга и Л.Блаватника. Так, расчет переоценки акций в части доли SP (26,5%):

• На нижней точке (1 акция = 1,42 НКD) стоимость пакета ~728,7 млн. долл.

• Прибыль с учетом верхней текущей точки (1 акция = 3,28 HKD) ~962 млн. долл.

• Прибыль с учетом перспектив роста (из оценки TP = 5,00 HKD) – до 1,84 млрд. долл.

3.   Банки-кредиторы и инвесторы в долговые инструменты – в случае сохранения санкций кредиторам пришлось бы списать как минимум 50% от суммы долга группы En+. Списание составило бы порядка 6,1 млрд. долл. В результате снятия санкций, устранены риски для капитала кредиторов.

4.   Спекулятивные инвесторы в ценные бумаги РУСАЛа (акции, еврооблигации), купившие их после введения санкций по низкой цене:

• Акции: доходность сделок на Гонконгской бирже («ГФБ») могла составить до 130%, с покупкой на ГФБ и продажей на Московской Бирже («MOEX») – до 176%

Справочно: минимум на ГФБ — 1,42 HKD; после снятия – рост до 3,28 HKD, на MOEX — до 3,92 HKD (в руб.эквиваленте)

• Еврооблигации: доходность сделок могла составить до 90%

Справочно: минимум порядка 50% от номинала, после снятия — в среднем 95%.

5.   Производители алюминия, переработчики алюминия, конечные потребители:

Снижение волатильности цен по всей цепочке производства, контроль себестоимости производства, повышение финансовой эффективности: совокупную экономию потребителей можно оценить в 50,4 млрд. долл. в год

Справочно: цена достигала 2600 долл./т., после снятия – 1800 долл./т. Оценка на основе факт. потребления 2018 г., за вычетом части РУСАЛа — 63 млн. т.

• Обеспечение устойчивой цепочки поставок, недопущение остановки собственного производства

• Нет необходимости нести затраты на поиск нового поставщика, выстраивание логистики, складов и т.д.; в особенности это релевантно для потребителей ПДС

• Возврат на рынок металла от РУСАЛа позитивно скажется на западных потребителях, ориентированных на «зеленый» алюминий

• Производители продукции даунстрим, ориентированные на переработку продукции РУСАЛа (преимущественно ЕС, напр., Novelis, Constelium), смогут возобновить объемы производства, «оттеснив» обратно производителей из Китая, увеличивших свою долю на рынке за время действия санкций за счет поставок

• Повышение «прозрачности» премий и цены LME с возвратом на рынок одного из крупнейших участников

6.   Финансовые участники алюминиевого рынка

Повышение ликвидности в системе LME, стабилизация спредов, возможность финансировать металл

 7. Российская Федерация:

• снятие необходимости реализации мер поддержки РУСАЛа:

o закупки алюминия в Росрезерв в объеме до 2 млн.т.;

o кредит на поддержание оборотного капитала 100 млрд. рублей (1,5 млрд. долл.)

• снятие рисков возможного вынужденного сокращения сотрудников группы компаний на российских предприятиях, что привело бы к усилению социальной напряженности в городах присутствия (несколько тысяч человек)

• снятие рисков, связанных с разбалансировкой энергосистемы (в особенности – в Сибири), которая с высокой вероятностью произошла бы при вынужденном сокращении потребления по мере консервации производства РУСАЛа

 8. Европейские политики:

• Победа дипломатии, набор политических очков, в том числе в контексте внутриполитических вопросов (сохранение рабочих мест)

 9. Команда, работавшая над снятием санкций

• Лорд Грегори Баркер, юристы, вовлеченные в работу (получили существенные success fees)

 10. Интеррос

• Устранение риска вторичных санкций в связи с участием РУСАЛа в капитале Норильского Никеля и получением дивидендов

• Возможность проводить политику увеличения капитальных затрат в Норильском Никеле

 11. Конкуренты РУСАЛа

• С возвращением РУСАЛа на рынок у конкурентов ушла необходимость наращивать производство для замещения выпадающего объема (~3 млн.т.) и привлекать для этого дополнительное финансирования; сохранилась возможность продолжать выплачивать дивиденды.

12. Олег Дерипаска подтвердил свою репутацию надежного ответственного партнера всех стейкхолдеров процесса производства и потребления алюминия. Финансово он проиграл, так как вынужден был дёшево отдать честь своих акций, чтобы сократить свой пакет. При этом дивидендов на свой оставшийся пакет он не получит. Поставив в создавшейся ситуации интересы всех тех, с кем он взаимодействовал в производстве продукции, на первое место, он обеспечил их выгоду, уступив нажиму США. Но это те уступки, которые дорогого стоят: хорошего имени в бизнесе.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий