Китай не откажется от ракет

Подвижный ракетный комплекс с БРСД DF-21A на учениях.
Фото с сайта www.chinamil.com.cn

Китай в настоящее время является крупнейшим в мире обладателем ракет средней и меньшей дальности в определениях советско-американского договора 1987 года (то есть от 500 до 5500 км). По современным американским оценкам, подобных баллистических и крылатых ракет наземного базирования у КНР имеется около 2 тыс.

Большую часть из них составляют ракеты меньшей дальности (до 1 тыс. км), прежде всего наиболее массовые комплексы «Дунфэн-11» и «Дунфэн-15». Обе ракеты были созданы еще в конце 1980-х. Они замышлялись в период противостояния с СССР как оперативно-тактические комплексы, ориентированные прежде всего на применение ядерных головных частей, с дальностью около 300 и 500 км соответственно.

Но в ходе дальнейшего развития и модернизаций они превратились в высокоточные ракетные комплексы с дальностью до 700 и до 900 км, способные нести широкую номенклатуру неядерных боеголовок (проникающие, осколочно-фугасные, кассетные и т.п.). Таких ракет насчитывается в общей сложности более 1,3 тыс. единиц. В настоящее время нет свидетельств о том, что подобные ракеты продолжают рассматриваться в качестве средств доставки ядерного оружия. Но создавались они именно в таком качестве.

В отличие от России и США, где ракетные комплексы подобной дальности принадлежат сухопутным войскам, в КНР ракеты меньшей дальности (за небольшими исключениями) контролируются Ракетными войсками НОАК – видом вооруженных сил, контролирующим все виды комплексов баллистических и крылатых ракет наземного базирования. Ракеты меньшей дальности сводятся в бригады по 36 пусковых установок в каждой.

Наряду с этим Китай имеет широкую номенклатуру ракет средней дальности, как крылатых, так и баллистических. В своем большинстве это ракеты в неядерном оснащении, обладающие высокой точностью. Китай стал первой страной в мире, приступившей к развертыванию противокорабельных баллистических ракет, способных поражать движущиеся корабли в море. (СССР в начале 1970-х годов проводил по данной тематике успешные эксперименты с баллистической ракетой подводных лодок Р-27К, но в серию она не пошла.)

При этом семейства крылатых ракет DF-10 и баллистических ракет DF-16 существуют лишь в неядерных модификациях для поражения неподвижных наземных целей широкой номенклатурой боеголовок. А баллистические ракеты DF-21А и DF-26 существуют в ядерных, неядерных и противокорабельных модификациях.

DF-26, наиболее мощная и тяжелая китайская баллистическая ракета средней дальности (БРСД), имеет дальность до 4 тыс. км, что позволяет поражать все цели в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая американские военные объекты на Гуаме.

Ключевым отличием китайской группировки ракет средней и меньшей дальности от того, что имелось у СССР и США в период до 1987 года является гораздо более широкий диапазон задач. При этом роль этих ракет в качестве носителей ядерного оружия неуклонно сокращается. Когда-то БРСД были главным элементом китайских ядерных сил.

Сейчас Китай имеет, по большинству оценок, в общей сложности несколько менее 300 развернутых ядерных боеголовок. При этом около 120 из них развернуты на межконтинентальных баллистических ракетах, а еще 48 – на баллистических ракетах четырех атомных ракетных подводных лодок проекта 09-IV, базирующихся на острове Хайнань. Небольшое число ядерных зарядов зарезервировано за авиацией, однако ее роль в качестве носителя ядерного оружия остается незначительной.

Предположительно лишь немногим более 100 зарядов остается для применения БРСД. Большинство из них предназначено для применения ракетами DF-21A с дальностью немногим более 2 тыс. км, а остальные – ракетами DF-26.

Текущие тенденции развития китайских ядерных сил позволяют предположить, что удельный вес БРСД будет падать. Китай вкладывает основные силы в усиление группировки новых межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения, а также баллистических ракет подводных лодок. Цель – увеличить количество мегатонн, которые могут быть доставлены в ответном ударе на территорию континентальных США.

Баллистические ракеты средней и меньшей дальности Ракетных войск НОАК являются для Китая инструментом ведения прежде всего локальной войны против технологически сильного (превосходящего) противника. К быстрому наращиванию своего арсенала неядерных ракет Китай приступил в начале 1990-х по итогам осмысления военного конфликта в Персидском заливе. Тогда США удалось быстро и без особых проблем разгромить армию Саддама Хусейна, по своему оснащению на тот момент далеко опережавшую НОАК. Единственным элементом иракской военной машины, сработавшим успешно, были ракетные комплексы «Эльбрус» с ракетами Р-17 и их местные иракские модификации. Война показала, что борьба с мобильными ракетными комплексами остается для США нерешенной задачей.

Уже к Третьему кризису в Тайваньском проливе (1995–1996) Китай имел группировку примерно из 300 ракет DF-11, DF-15. Угроза неотразимого и разрушительного (пусть неприцельного) удара позволила оказать давление на сепаратистские устремления руководства острова и на тайваньский электорат. В дальнейшем Ракетные войска НОАК эволюционировали в своего рода «вторые ВВС», способные решать широкий диапазон задач при обеспечении операций других видов вооруженных сил. Их возможности позволяют нанести практически неотразимый и мгновенный удар по всей военной инфраструктуре США и их союзников в АТР.

Это главный козырь китайских военных в случае конфликта в регионе и главный повод для обеспокоенности США. Ранее такие американские военные руководители, как командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Гарри Харрис и глава Индо-Тихоокеанского командования ВС США адмирал Фил Дэвидсон прямо указывали на то, что договор 1987 года при наличии у Китая такого арсенала ракет средней дальности ставит США в уязвимое положение.

Однако именно специфическая роль ракет средней и меньшей дальности в китайском арсенале делает проведение любых переговоров по их сокращению затруднительным. Когда СССР и США заключали договор 1987 года, роль этого класса оружия рассматривалась исключительно в контексте ядерного баланса между сторонами. Для КНР эти ракеты прежде всего компенсатор относительной слабости Китая (по сравнению с США) в целом ряде обычных вооружений, в частности в боевой авиации.

Любые теоретически возможные переговоры по ракетам средней дальности в Азии должны будут в результате превратиться в крайне сложные и многоплановые переговоры по ограничению вооружений в целом. Китай наверняка будет в этом случае заинтересован в ответных ограничениях американской военной инфраструктуры, а также присутствия флота и ВВС США в регионе. В переговоры придется вовлечь и прочих обладателей ракет средней и меньшей дальности в регионе, а их немало. Подобными ракетами (баллистическими или крылатыми) обладают Северная и Южная Кореи, Тайвань, Индия, Пакистан. Едва ли китайская сторона согласится оставить их за скобками.

Такое обилие участников и обсуждаемых тем сделает переговоры трудноосуществимыми. Между тем у КНР есть и куда более простой способ реагирования на разрушение американцами договора 1987 года.

На настоящий момент из американских заявлений о намерении испытать к ноябрю 2019 года БРСД дальностью 3–4 тыс. км мы точно знаем, что политическое решение о выходе из договора было принято еще при администрации Барака Обамы. Вся американская риторика о российских «нарушениях», все американские призывы к диалогу были всего лишь масштабной операцией прикрытия.

От начала разработки новой баллистической ракеты до начала летных испытаний крайне редко проходит менее трех-четырех лет. За эти годы проводится большая и дорогостоящая работа по разработке ракеты и испытаниям отдельных компонентов комплекса.

Даже с учетом этой проделанной работы США понадобится потратить еще несколько лет для развертывания серийного производства этих ракет. У КНР серийное производство уже отлажено, им занимаются крупные предприятия с десятками тысяч работников (например, 4-я Академия Китайской корпорации космической науки и промышленности со сборочным заводом № 307 в Нанкине).

Логичным шагом для КНР будет просто резкая интенсификация производства имеющихся ракетных комплексов и ускорение разработки новых (например, ракета DF-17 с маневрирующим гиперзвуковым боевым блоком). Подобную гонку США скорее всего проиграют, столкнувшись через 5–10 лет с еще более подавляющим китайским превосходством.

Разумеется, расклад будет выглядеть совсем иначе, если США пойдут на размещение в Азии баллистических ракет средней дальности не с обычными, а с ядерными боеголовками. Но по крайней мере на данный момент США подобные намерения яростно отрицают. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий