Как слухи превращаются в мемы

Казалось бы, какое нам дело, сколько получил артист за свое выступление где-то на сугубо частном мероприятии. Фото Pixabay

Слухи, сплетни и прочие «сведения из достоверных источников» сегодня составляют изрядную часть нашей повседневной жизни даже для людей, относящихся ко всему этому с недоверием и вполне обоснованной брезгливостью. Веянье времени? И да, и нет: повышенный интерес к пикантным подробностям существовал во все времена и во всех странах.

Страдают от этого преимущественно люди публичные, известные широкой аудитории своим творчеством, политической или иной богоугодной деятельностью. Причем обличителями в этом деле часто выступают даже не жаждущие сомнительной славы газетчики, а коллеги этих самых знаменитостей по творческому цеху. Зависть? Желание напомнить о себе, любимом, в связке с более удачливым сотоварищем? Просто желание плюнуть в чужую кастрюлю с супом? Возможно и то, и другое, и третье.

Начинающие терять популярность дивы обнародуют полный список своих коллег по творческому цеху, отличающихся «не такой ориентацией». При этом подчеркивается, что публикаторы никого не осуждают – боже упаси! – но против фактов не попрешь…

А то вдруг популярный артист обнаруживает, что он, оказывается, давно развелся и сейчас выбирает между тремя любовницами – какой отдать предпочтение? И читатели или телезрители все это «хавают» и ссылаются на сомнительной свежести поговорку, что, дескать, дыма без огня не бывает!..

Сомнительные детали биографии, сообщения о сексуальной ориентации, скандалах в благородном семействе, перечисление жен (мужей) и любовниц (любовников), брошенные или сотворенные на стороне дети, суммы гонораров, полученных тем или иным артистом и прочее, прочее, прочее.

Кто из читателей этих «разоблачений» готов узнать такое о самом себе? Может быть, это просто издержки публичности, ее изнанка? Иногда возникает ощущение, что автор сенсационной новости просто рядом с персонажем со свечкой стоял или получил в личное пользование медицинскую карту артиста (писателя, политика) с правом публикации всех возможных диагнозов. Правда, иногда и сам персонаж скандальной публикации не против нее: пусть лучше говорят гадости, чем вообще ничего не говорят!

Что же касается полученных гонораров и различных премиальных выплат известным адресатам, то тут мы, разумеется, хотим знать все. Ведь считать деньги в чужом кошельке – такое увлекательное занятие! Нет, разумеется, обнародование неких сомнительных сумм, получаемых государственными и прочими служащими, которые обязаны по статусу кормиться за наш с вами счет, – это дело совсем другое. Тут, как говорится, при неизвестном происхождении денег коррупцией пахнет.

Казалось бы, какое нам дело, сколько получил артист за свое выступление где-то на сугубо частном мероприятии? Заказчик согласен платить, и не дело исполнителя от предложенных денег отказываться. Пусть соответствующие структуры разбираются, откуда у заказчика концерта такие деньги, а с исполнителя – что за спрос? Да и всегда ли озвученный гонорар оказывается на поверку правдой? Это все те же слухи, только состоящие не из буковок, а из цифр.

О тайных увлечениях известных личностей тоже известно гораздо больше, чем один человек может «натворить» за свою жизнь. Тоже знак нового времени? Вовсе нет. Это тоже было, было, было…

Повышенный интерес к пикантным подробностям

существовал во все времена и во всех странах.

Фото PhotoXPress.ru

Вот, к примеру, сообщение, напечатанное в немецкой газете Berliner Local Anzeiger в № 415 за 1897 год и перепечатанное в том же году в России «Известиями книжных магазинов т-ва М.О. Вольф». В нем знаменитый в ту пору итальянский ученый, психиатр Чезаре (Цезарь) Ломброзо делится своими впечатлениями от знакомства со Львом Толстым. «Во время моего посещения графа Толстого я застал его в изодранной одежде, сидящим за письменным столом. Я удивился этому человеку, но, думается мне, он – человек больной. У меня составилось о нем впечатление, что он тщеславен. Стоит только взглянуть на те дырявые башмаки, которые он носит: ни одного живого места на них! Дыры эти свидетельствовали, что они проделаны рукой искусника. Я уверен, что Толстой сам делает в своей обуви дыры, чтобы потом самому же ставить на них заплатки…»

Это мнение известного в ту пору ученого о знаменитом писателе, по всей вероятности, вызвано весьма нелюбезным приемом, который был ему оказан в Ясной Поляне. Было – не было? Но что написано пером… Во всяком случае, это «мнение» пережило весь ХХ век, а сегодня стало известно и читателям XXI века. Причем мы-то с вами вовсе не хотели сплетничать, мы просто обратились к истории, чтобы объяснить то, что происходит сегодня!

В старину за оскорбление или распускание грязных сплетен (что тоже своего рода оскорбление) вызывали на дуэль. Хотя был в ходу и такой прием, как обмен колкими эпиграммами в журналах и газетах. Этим грешил XIX век, отдав в веке ХХ эпиграмму в руки затейников из журнала «Крокодил», которые ее, помнится, использовали, в основном засеивая политическое зарубежное поле сатиры и юмора…

В конце позапрошлого столетия это лаконичное оружие с успехом било по отечественным злопыхателям. Вот, к примеру, назначил император в 1891 году знаменитого юриста Кони сенатором. Не слишком, мягко говоря, любил его за либерализм, огорчивший власть несколькими годами раньше, когда суд присяжных под председательством Кони оправдал террористку Веру Засулич. А вот известный в ту пору борзописец «Нового времени» Буренин, который всегда стремился быть ортодоксальнее ортодоксов, тут же откликнулся злой эпиграммой: «В Сенат коня Калигула привел,/ Стоит он убранный и в бархате, и в злате./ Но я скажу: у нас – такой же произвол:/ В газетах я прочел, что Кони есть в Сенате».

Анатолий Федорович в долгу не остался и ответил злопыхателю своей эпиграммой: «Я не люблю таких ироний,/ Как люди непомерно злы!/ Ведь то прогресс, что нынче Кони,/ Где раньше были лишь ослы!»

Почему бы и сегодня некоторым супротивникам не сразиться друг с другом «на эпиграммах»? Или таланта к сочинительству маловато? А может быть, просто боятся обвинений в оскорблении чувств, чести и достоинства? Разумеется, плеваться друг в друга в прямом эфире или драть оппонента за бороду на тошнотворных телешоу куда как безопаснее, а то и просто прибыльнее!

Времена, естественно, меняются, а вот нравы… Впрочем, это, как пишут в конце некоторых романов, уже совсем другая история.  

Источник: ng.ru

Добавить комментарий