Игра в кошки-мышки с банками закончилась. Прогноз банкира на 2019 год

«Я не вижу, откуда у нас возьмется рост ВВП. Вся наша экономика — госкапитализм. Возьмите любую сферу, где есть деньги: так или иначе, это госкомпании. А значит, неэффективный собственник».

Отзыв лицензий, блокировка счетов, ужесточение кредитно-денежной политики — в 2018-м у бизнесменов было много вопросов к кредитным организациям. Да и сами банки переживали очередной непростой год — рост числа рекомендаций ЦБ РФ, возложение на них контролирующих функций налоговой и государства. «Лучше не становится», — кратко описывает итоги уходящего 2018-го председатель правления банка «Нейва» Павел Ефремов. 

Каким был этот год для вас и для банковской отрасли в целом?

— Острых фаз кризиса, слава богу, российская экономика в 2018-м избежала, ничего фатального не произошло. Первые полгода в экономике все было вяло, и это сказывалось на динамике доходов банков. В конце третьего квартала ставки начали расти, появилась волатильность на финансовых рынках, активнее пошли валютные операции. Объем и маржа подросли, и 3-4 квартал прошли для нас существенно лучше, чем начало года. Поэтому результаты года можем смело прогнозировать как хорошие. Результат 2017-го по уровню доходов был рекордным за всю нашу историю, но продолжить эту традицию нам, видимо, не удастся – за 2018-й прибыль банка, скорее всего, будет меньше, чем за 2017 год.

В целом почти весь этот год банки жили в условиях низких процентных ставок, что всегда влечет за собой снижение процентной маржи. А это один из основных источников доходов кредитных организаций. Вроде бы база увеличилась (объемы  пассивов и активов у нас в этом году выросли), но как раз из-за того, что процентные доходы остались на уровне 2017-го, больше денег заработать не получилось. 

Помогла волатильность валют — курс рубля в очередной раз снизился, что вызвало колебания курсов и рост спроса на обмен валюты. Конечно, с точки зрения экономики и уровня жизни населения это все не очень хорошо, но дало возможность банку заработать, и год прошел более-менее благополучно.

Также на уровень доходов сказалась и наша активность по развитию. В этом году мы достаточно много денег инвестировали в технологическое развитие и расширение нашей сети. Совершили широкую региональную экспансию. Открыли полноценные офисы в Краснодаре, Новосибирске, Самаре и Казани, зашли в формате кредитно-кассового офиса в Уфу и Тюмень, начали работать в формате дистанционного обслуживания с корпоративными клиентами Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Нижнего Новгорода, Омска. В следующем году еще планируем поосваивать Россию. 

В Крыму открываться не планируете?

— Крым — это же дело государственное. Почему государственные банки не открываются в Крыму? Потому что понимают — как только они откроют первое отделение под своим брендом, их тут же настигнут санкции правительства США. 

Сейчас в Крыму российских банков нет?

 

— Там есть российские банки, но их имена не на слуху. Они попытались туда зайти, надеясь, что их не заметят. Но тут же попали под американские санкции, что сразу же нарушило им все международные расчеты и работу с международными платежными системами. Стратегически это решение было ошибочным.

В Крыму работают местные локальные банки. Возможно, если покопаться в истории их происхождения, где-нибудь через пятое-десятое колено можно найти российский след и деньги российских госбанков, но юридически это самостоятельные организации, и они работают на территории Республики Крым. Нам идти туда — это самоубийство. Из-за одного офиса можно убить весь бизнес. 

Еще одна громкая история уходящего года — блокировка счетов. 

— Процесс ужесточения финансового контроля идет непрерывно и не первый год. В очередной раз ЦБ РФ издал уточнения. Все это наложилось на новации, что надо посчитать самозанятых, чтобы они начали платить налоги. И СМИ все это раздули. На самом деле прямых указаний и рекомендаций ЦБ РФ о том, что надо отслеживать операции самозанятых граждан, нет. Есть определенный запрет по ведению предпринимательской деятельности по счету физлица, но он был всю жизнь с тех пор, как появились ИП. И банки должны были это мониторить и вести беседы с клиентами.

Больше вопросов у предпринимателей возникало в связи с тем, что банки ссылались на 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

— 115-ФЗ принят в 2003-м. В этом году буча возникла из-за того, что клиентов начали помещать в черные списки. Но это отдельная история. Если раньше было условное ООО «Ромашка», поработало оно с одним банком, финмониторинг банка выявил, что это ООО занимается сомнительными операциями — они счет закрыли и ушли в другой банк. И для нас это всегда было проблемой. Когда клиент приходит, ты не можешь мгновенно понять суть его экономическойдеятельности. Должно пройти время. Увидев сомнительные операции, банк такого клиента выгоняет. Но эти операции уже заметил ЦБ. И когда их объем достигает критического значения, банк попадает на особый контроль в департамент финмониторинга в Москве. При этом информация обо всех сомнительных операциях от всех банков централизованно поступает в Росфинмониторинг. Поэтому банки всегда выступали за то, чтобы делиться информацией о таких клиентах. Наконец Росфинмониторинг и ЦБ начали эти данные объединять и делиться с банками. И теперь мы видим, кому из клиентов какие банки отказывали в открытии счета или совершении операций по линии 115-ФЗ. И учитываем это в своей работе.

Конечно, многие банки перестраховались. Если клиент уже получал отказы, они сразу его блокировали. Получилась парадоксальная ситуация. Предприятия вынуждены были останавливать свою деятельность, потому что банк не открывал им счета. ЦБ потом издал пояснения, что оценивать клиента нужно комплексно и сам факт нахождения его в этом реестре не означает автоматический отказ в открытии счета или проведения операции.

Эта волна прошла. Видимо, банки стали более адекватно относиться к оценке деятельности клиентов, и сами клиенты поняли, что нужно проводить операции с умом, а не играть с банками в кошки-мышки: вы закроете — я в другой пойду.

На этом фоне появилась еще одна новация — банки стали брать комиссию за разблокировку счета. Как вы к этому относитесь? 

— Ситуация двоякая. Конечно, со стороны клиента такая комиссия выглядит как дополнительный побор со стороны банков. Но эти деньги банки собирают только с клиентов, которые отказались предоставить запрошенные документы. Это же не просто так — заблокировали счет и списали комиссию. Это в первую очередь направлено на борьбу с компаниями, которые специализируются на сомнительных операциях. Для них было привычкой открыть в банке счет, прогнать средства и счет закрыть, если финмониторинг начал задавать вопросы.  Для банков такая комиссия стала превентивной мерой. У таких резвых предпринимателей, которые не могут предоставить подтверждающие документы, возник риск потерять часть своих денег. А если у клиента реальная экономическая деятельность и нормальная бухгалтерия, он документы предоставит. Понятно, что банки бывают разные. Кто-то пытается максимально раздеть клиента по любому поводу, кто-то относится по-человечески. 

Мы комиссию тоже берем. Объясню почему. Тут во мне говорит банкир и руководитель коммерческой организации. Регуляторная нагрузка на банки постоянно растет, очень много отчетности — честно говоря, пустой работы, которую формально требует выполнять ЦБ РФ. Банки вынуждены все больше денег вкладывать не в системы повышения качества обслуживания клиентов, увеличение производительности труда и рентабельности бизнеса, а в создание системы финмониторинга — увеличивать штат, разрабатывать комплексы искусственного интеллекта (врукопашную выполнить все требования ЦБ уже не получается). Это все стоит серьезных денег. И чтобы хоть как-то закрывать такие расходы, можно увеличивать тарифы на расчетно-кассовое обслуживание и брать со всех клиентов повышенную плату. Мне кажется, это неправильно — хороший клиент вынужден платить за то, что банк борется с плохими клиентами. Поэтому для меня есть моральное оправдание этой комиссии — в том, что из этой суммы банки хоть как-то компенсируют свои расходы на ту регуляторную нагрузку, что возложил на нас Росфинмониторинг и ЦБ. 

Если мы видим, что клиент осуществляет реальную экономическую деятельность, даже если нам не нравится, как он оптимизирует свои налоги, мы закроем счет и комиссию брать не будем. 

Не получается ли так, что на банки возлагаются контролирующие функции государства? 

— Безусловно, это возложение функций государства, налоговой инспекции на банки. Большинство операций, которые банки пресекают — это же не финансирование терроризма, как это понимается в международной практике. Есть реестры экстремистских и запрещенных организаций, которым нельзя перечислять деньги. Это банки и так отслеживают. Но такие платежи, на моей памяти, может, раз за всю жизнь возникали.

99% того, с чем работает финмониторинг в российских банках — выявление схем по уклонению от уплаты налогов и вывод денег за рубеж. По сути, мы работаем во благо налоговой инспекции. Но деятельность банков лицензируется. И государство рассуждает так: хотите иметь лицензию, будьте добры не только платить налоги, но и нам помогать.

Если посмотреть на политическую ситуацию в России, ожидаете ли каких-то радикальных изменений, которые могут сказаться на ведении бизнеса?

— Каких-то законопроектов, которые критично могут повлиять на банковскую отрасль, я не припоминаю. Пока наши законотворцы не сюда смотрят — заняты заботой о населении. Но случается, что они делают совершенно неожиданные вещи. Понятно, что все здравомыслящие люди не исключают того, что в какой-то момент Россия может войти в прямую конфронтацию с другими странами со всеми вытекающими последствиями для экономики, свободы передвижения граждан. Надо понимать, что такой сценарий не исключен. 

Процесс отзыва лицензий, который сотрясал банковскую отрасль, приостановился?

— Смотря, как считать. Если считать в поголовье, темпы снизились. В этом году у банков пока отозвано лицензий меньше, чем в прошлом. С другой стороны, если сравнить размеры и объемы активов этих банков, выходит наоборот — под санацию попали более крупные банки. Чего стоит история с «Бинбанком», «Открытием» и «Промсвязьбанком» и передачей их активов в фонд консолидации банковского бизнеса. Это же огромные банки с триллионами денег! 

Мы видим, что ЦБ РФ начал наводить порядок и в крупных банках. В следующем году, мне кажется, эта тенденция сохранится. Есть еще, что почистить в топе наших банков. Понятно, что чем банк крупнее, тем больше у него возможностей этот процесс оттягивать. Но бесконечно все тянуться не может.

Какие ожидания у вас на следующий год?

— Я не вижу поводов, благодаря которым экономика России в 2019-м покажет бурный рост и будет развиваться темпами, хотя бы сравнимыми с темпами мировой экономики. Не понимаю, откуда у нас возьмется рост ВВП, если у нас нет никаких инвестиционных инфраструктурных проектов, на нас по-прежнему влияют санкции. По сути, вся наша экономика — это госкапитализм. Возьмите любую более-менее развитую сферу, где есть деньги: так или иначе, это госкомпании или компании, прямо или косвенно находящиеся под контролем государства. А мы прекрасно знаем, что самый неэффективный собственник в любой стране мира — государство. Разве что нефть внезапно подорожает — может, какое-то оживление произойдет. 

Чего нам ждать от банков?

— От банков особо ничего ждать не надо. Банки будут так же предоставлять услуги населению. Я очень надеюсь, что ЦБ РФ делает выводы из собственных ошибок, и такой бешеной волатильности, что была в 2014-м, и банкам пришлось в три раза поднять ставки — такого больше не будет. Последнее в 2018 г. заседание совета директоров ЦБ завершилось очередным повышением ключевой ставки на 0,25 п.п. Теперь она составляет 7,75%. Объективных причин повышать ставку сейчас — нет. Но если мы посмотрим на начало следующего года, то поймем, что в январе ожидается всплеск инфляции (НДС повысится, ЦБ начнет скупать валюту на рынках и т.д.). Да те же пресловутые цены на бензин. Я не верю, что они не вырастут. А если вырастут, это опять — давление на инфляцию. Поэтому, скорее всего, инфляция будет раскручиваться. И ЦБ это понимает и старается действовать превентивно. Повышение ставки демонстрирует рынку ужесточение кредитно-денежной политики. Им главное, чтобы не было скачков и паники. Плавная девальвация рубля их не волнует. 

Прогноз по ставкам?

— Я бы не ожидал, что процентные ставки будут снижаться. 2018-й был годом низких процентных ставок. В конце третьего квартала они начали расти, в сентябре ЦБ РФ приподнял ключевую ставку. Скорее всего, в 2019-м эта тенденция продолжится. С одной стороны, для банков это хорошо — процентная маржа увеличится и жить станет легче. С другой стороны, что это значит для населения?

Для тех, у кого есть деньги, это хорошо — для них банки будут приподнимать ставки по вкладам. Но для тех, кто живет в кредит, планирует брать ипотеку — это не очень хорошо, потому что ставки по кредитам тоже подрастут. Ипотека — это всегда наиболее низкие ставки и наименьшая маржинальность для банков, поэтому банки их первыми и поднимают. 

Традиционный вопрос — в какую валюту вкладывать? 

— Никто не скажет, каким будет курс в 2019-м. Мы видели, что он может резко как обваливаться, так и расти. Естественно, универсальный рецепт — хранить сбережения в разных валютах. Причем даже больше вкладывать в доллары, чем в евро. Еврозона — это сейчас проблема на проблеме с южными членами ЕС. Непонятно еще, как события во Франции скажутся. 

Вроде бы волна паники, что в России закончится валюта, прошла. Все накопленное непосильным трудом граждане со счетов в госбанках вынесли. Что, кстати, дополнительно спровоцировало рост ставок по вкладам — госбанкам нужно было замещать выпавшие пассивы. На мой взгляд, если не будет резких внешнеполитических событий, ничего критичного не произойдет. Никто не запретит хождение валюты по России, валютные платежи и международные карты. Но если смотреть глобально, рубль в мировой экономике — достаточно слабая валюта. Волатильность все равно будет, рубль будет плавно девальвироваться. Если вы копите деньги на пенсию, разумно делать это в валюте. На среднесрочные расходы разбивать — часть хранить в рублях, часть в валюте. А деньги на краткосрочные расходы логично держать в рублях, а не бегать каждый раз в обменник, чтобы купить хлеб и молоко. 

Лично для себя какие планы ставите?

— Планировать в нашей стране что-то сложно. Но ничего радикального не ожидаю. Продолжу развивать бизнес банка, заниматься своим здоровьем и образованием. Из страны уезжать не планирую. Где родился — там и пригодился. Может, к пенсии задумаюсь о том, чтобы поменять климат. С этой точки зрения Урал — не самый благоприятный регион. Хоть я и родился в Свердловской области, никак не привыкну к слякоти в декабре. 

О пенсии задумываетесь? 

 

 

— Если говорить о пенсии от государства, мне кажется, о ней думают только наивные люди. Я в свое время пришел к выводу, что жить надо с подушкой безопасности и откладывать деньги на долгосрочные проекты вроде пенсии. Когда ты живешь с этим пониманием, то спокойно относишься к новостям о повышении пенсионного возраста.

Лишний раз говоришь себе: надеяться нужно только на себя. Не хочешь работать до 65-ти — трудись здесь и сейчас, пока позволяет здоровье, и зарабатывай себе деньги на старость. Чем раньше начнешь, тем больше накопишь.

Источник: ekb.dk.ru

Источник: newsland.com

Добавить комментарий