Хронические болезни Российской армии не изжиты

Боеготовность войск зависит от качественного обслуживания и ремонта боевой техники. Фото с сайта www.mil.ru

15 ноября с.г. в Москве советом ветеранов Главного управления ракетного вооружения Ракетных войск стратегического назначения (ГУРВО РВСН) была организована научно-практическая конференция, главной темой которой стал вопрос о необходимости воссоздания заказывающих структур вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) в видах и родах войск ВС РФ («НВО», № 45, 2018 г.). По мнению специалистов ГУРВО РВСН, действующая система создания образцов ВВСТ уже не соответствует современным условиям, причем функции заказчика образцов размыты между многочисленными организациями Минобороны, но ответственности за конечный результат ни одна из них не несет.

Действительно, сегодня, когда повышаются сложность и выбор параметров перспективного вооружения с заданным качеством, резко возросли требования к техническому обеспечению (ТО). Однако проблема заказывающих структур Минобороны возникла не сейчас, а существовала еще в советские времена. Возраст ее не менее 30 лет. Данной проблеме еще 20 с лишним лет назад была посвящена статья генерал-полковника, заместителя главнокомандующего Сухопутными войсками по вооружению Сергея Маева.

На эту должность он был назначен в 1989 году, а его статья «Дифференцированно, а не арифметически осуществлять техническое обеспечение войск» опубликована в журнале «Армейский сборник» № 9 за 1995 год (издание ГШ ВС РФ), когда он находился в той же должности, но уже в ВС РФ. Мнение Сергея Александровича отражает специфику перехода ТО ВС из советской формации в новую фазу управления, ставшую попыткой объединить заказывающие, ремонтные и эксплуатационные управления под началом заместителя главнокомандующего ВС по вооружению.

В этой статье представлены результаты глубокого анализа проблем техобеспечения ВС РФ, существовавших до 1995 года, с которыми следует ознакомить читателей «НВО», что автор и делает далее, тщательно анализируя основные положения статьи С.А. Маева (думаю, что Сергей Александрович не будет строго судить меня за реферирование его статьи). Ну а затем мы покажем читателю, что же изменилось (и изменилось ли вообще) в Российской армии в данном вопросе за прошедшие с тех пор два с лишним десятилетия.

СТРУКТУРА СИСТЕМЫ ТЕХОБЕСПЕЧЕНИЯ

В первую очередь следует указать, что многообразие задач ТО, сложность взаимосвязей между составными частями комплекса мероприятий обуславливают необходимость рассматривать ТО как целостную систему, объединенную единой целью, единым построением и единым управлением.

Система ТО ВС РФ на момент публикации статьи С.А. Маева представляла собой совокупность следующих элементов: органы управления (центральные во главе с первым заместителем министра обороны, подчиненными ему заказывающими управлениями, службами и Главным управлением вооружения ВС РФ; видовые, окружные и флотские); силы и средства ТО; научно-исследовательские учреждения и военные учебные заведения. Всего в ВС РФ тогда имелось 17 видов ТО, из них 11 решали задачи в интересах Сухопутных войск (таблица 1). В то же время в центральном аппарате МО РФ имелось 42 генеральных заказчика ВВСТ, каждый из которых был ответственен за определенную номенклатуру изделий. Часть заказчиков организационно входили в состав видов ВС (кроме Сухопутных войск), семь находились в подчинении ГШ ВС, а остальные подчинялись соответствующим заместителям министра обороны.

Общее руководство и контроль деятельности генеральных заказчиков в части управления развитием и закупками ВВСТ осуществлялось первым заместителем министра обороны через Главное управление вооружения ВС РФ, которое с участием видов ВС и генеральных заказчиков определяло основные направления развития ВВСТ, а также обеспечивало координацию деятельности видов ВС по разработке и согласованию Программ вооружения, осуществляло планирование НИОКР и заказов.

Вместе с тем единый подход к вопросу техобеспечения в МО РФ отсутствовал. Так, в ВВС вопросами эксплуатации и ремонта авиатехники занимался заместитель главнокомандующего ВВС по вооружению, а обеспечением ракетами, боеприпасами – заместитель главкома ВВС по тылу, который к тому же курировал вопросы эксплуатации и ремонта автомобильной техники.

В ВМФ заказами, эксплуатацией и ремонтом кораблей занимался заместитель главнокомандующего ВМФ по вооружению, кораблестроению и эксплуатации, а эксплуатацией и ремонтом бронетанковой и автомобильной техники – первый заместитель главкома ВМФ.

В Сухопутных войсках функции руководства техобеспечением были обозначены только по командно-административной линии, без соответствующих материально-производственных структур, поэтому отсутствовала возможность оперативно влиять на решение вопросов снабжения и ремонта ВВСТ в войсках. При этом обязанности технических служб на видовом уровне по отношению к Сухопутным войскам были возложены на главные ракетно-артиллерийское (ГРАУ) и автобронетанковое (ГАБТУ) управления, но возложенный на эти главные управления широкий спектр задач по специализированному техобеспечению ВС РВ в целом низводил Сухопутные войска до роли пасынка. В итоге Сухопутные войска, имеющие на вооружении наибольшее по сравнению с другими видами ВС количество ВВСТ, остались без целенаправленного обеспечения довольствующих органов по вопросам эксплуатации, ремонта и снабжения бронетанковой и автомобильной техники.

ВЛИЯНИЕ НЕГАТИВНЫХ ФАКТОРОВ

Далее С.А. Маев утверждает, что структура управления системой заказов и техобеспечения ВС породила ряд негативных факторов: разбалансированность и разунификация систем ВВСТ; отсутствие комплексной системы ремонта ВВСТ, снижение уровней накопления запасов военно-технического имущества.

Аналогичные проблемы в ВС США были решены еще в середине 60-х годов, когда при централизации управления была создана единая система материально-технического обеспечения, внутри которой ТО было выделено в самостоятельную подсистему. В армиях НАТО отсутствует деление на технические службы, аналогичные нашим (бронетанковая, автомобильная, РАВ и др.), а основу системы ТО составляют единые службы: ремонтно-восстановительная, снабжения по всем видам техники, что соответствует комплексному характеру развития современных систем ВВСТ и др. У нас также предпринимались попытки осуществить реформы в этом направлении, но в связи с мощным противодействием заказывающих управлений они не были доведены до логического завершения.

Каковы же главные недостатки эксплуатации вооружения и пути их решения, задается вопросом С.А. Маев. Это разбалансированность системы вооружения и разунификация образцов ВВСТ – самое уродливое явление в технической оснащенности наших ВС. Так, дисбаланс системы вооружений СВ на момент подготовки материала характеризовался тем, что ракетные войска и артиллерия при 100%-ной обеспеченности средствами поражения были обеспечены только на 70% средствами разведки целей, а боевая эффективность средств ПВО (ЗРС, ЗРК, ЗПРК) была снижена на 25–30% из-за того, что на вооружении находились устаревшие и несовершенные средства радиоэлектронного обнаружения и АСУ.

Каковы же были причины этого?

Первая, чисто абстрактная – отсутствие научно обоснованной системы вооружения. Почему абстрактная? Потому, что при существовавшей структуре заказов научно обоснованная система отсутствовала. Приоритетом в заказах ВВСТ пользовался не тот, кто непосредственно применял вооружение на поле боя, а заказывающее управление, генеральный или главный конструктор, директор завода, а ранее чиновник от ОПК – то есть люди, оторванные от комплексного боевого применения образцов вооружения. Так, только в ВВС в эксплуатации находилось свыше 50 типов самолетов, 10 вертолетов, 45 авиационных двигателей, 500 авиационных средств поражения, свыше 90 типов средств наземного обслуживания. Номенклатура составных частей отечественных радиоэлектронных средств военного назначения каждые 5–7 лет увеличивалась в среднем в 2 раза, а количество марок топлива и смазок в 1,5 раза превышало номенклатуру армии США (таблица 2).

К другим причинам разбалансированности можно отнести разобщенность заказывающих управлений, распределение заказов на основе личных связей (один и тот же конструктор получает деньги от разных заказчиков за примерно одинаковые образцы ВВСТ или различными КБ создается масса образцов ВВСТ с незначительными конструктивными отличиями, но одинаковым уровнем основных характеристик). Такое многообразие образцов ВВСТ, их составных частей, комплектующих элементов и других расходных материалов приводило (и, как представляется, приводит), во-первых, к нерациональному использованию ресурсов на разработку и изготовление, производственных мощностей промышленности и ремонтных органов МО, а, во-вторых, к усложнению процессов эксплуатации и неоправданному увеличению потребных объемов материальных средств.

Разунификация боевых образцов влечет за собой разунификацию средств техобслуживания и ремонта в геометрической прогрессии. Причем средства техобслуживания и ремонта на государственные испытания вместе с вооружением и техникой промышленностью не поставляются, а их разработка и поставка отстают в среднем на 8–10 лет.

Разобщенная система ТО определила провал создания унифицированных ВВСТ. Автор указывает, что в рамках попыток создания унифицированных ВВСТ собирались различные советы генеральных конструкторов, другие нештатные координационные органы, даже были созданы 46-й НИИ Минобороны и Управление в структуре начальника вооружения ВС с задачей координации деятельности гензаказчиков, сокращения номенклатуры образцов ВВСТ и обеспечения требуемого уровня их эксплуатационных характеристик, но ничего не помогло. Наличие разобщенной структуры заказчиков, массы КБ, считающих главной своей задачей сохранение собственного менталитета, создание, невзирая на здравый смысл, только своей системы и получение как следствие всевозможных благ (до государственных премий включительно) послужили причиной провала всех попыток создания единой системы вооружения на семействах однотипных машин.

ПРЕДАТЕЛЬСКИЙ МОНОПОЛИЗМ ЗАКАЗЫВАЮЩИХ УПРАВЛЕНИЙ

Существует связь: заказал – принял на вооружение – ведет эксплуатацию образца. Ошибки, допущенные при разработке, и недостатки при приеме на вооружение проявляются в процессе эксплуатации, но поскольку сам заказчик их допустил или проглядел, то вполне естественно, что в процессе эксплуатации он старается их сгладить или скрыть. Поэтому, указывает автор статьи, на вооружении находится масса недоработанных образцов ВВСТ с низкими эксплуатационными характеристиками (особенно по надежности и ремонтопригодности).

Еще одна проблема – обслуживание сложных образцов ВВСТ. Разунификация и низкое качество ВВСТ, снижение интеллектуального уровня призывного контингента для армии и флота (речь, напомним, о первой половине 1990-х годов) – все это привело к необходимости разработки и реализации мер по обеспечению своевременного и качественного гарантийного надзора и сервисного обслуживания сложных образцов, комплексов и систем ВВСТ в течение всего их жизненного цикла. В качестве примера при этом приводится инициатива ГРАУ по организации сервисного обслуживания сложных образцов ракетно-артиллерийского вооружения силами промышленности.

Какой же вывод из всего вышесказанного делает Сергей Маев? Все очень просто: под воздействием объективных законов развития средств вооруженной борьбы неизбежно потребуется реализация мероприятий, которые в итоге приведут к действительному улучшению качества технической оснащенности ВС РФ. Путь к возможности реализации такого подхода, по мнению автора, – это разумное разделение полномочий между центром и видами ВС, где центр координирует деятельность видовых заказчиков и формирует межвидовые заказы.

ТЕХОБЕСПЕЧЕНИЕ 20 ЛЕТ СПУСТЯ

Прошло 20 лет с момента публикации статьи Сергея Маева, и вот в еженедельнике «Военно-промышленный курьер» (№ 13 от 08.04.15) выходит статья «Гибель технического обеспечения», автором которой является военный эксперт, выпускник Военной академии ГШ ВС РФ Михаил Ходаренок. В его статье приводится более точное определение ТО, а именно – это комплекс мероприятий, осуществляемых в целях поддержания боевой готовности и боеспособности войск по наличию готовых к использованию (боевому применению) вооружения, военной техники и по обеспечению ракетами, боеприпасами, военно-техническим имуществом.

Гибель системы ТО автор рассматривает на примере войск ПВО. Изменение оргструктуры в 2008 году привело к резкому сокращению органов ТО, которые в 2011 году практически были ликвидированы. Одновременно с органами управления ТО резкому сокращению подверглись структуры (базы снабжения и хранения вооружения армейского и центрального подчинения, ремонтные предприятия, передвижные ремонтные базы объединений), отвечающие за накопление, хранение и обеспечение войск необходимым имуществом для поддержания техники в исправном состоянии. При этом если до 2006 года все еще как-то существовало, то с назначением министром обороны Анатолия Сердюкова начался погром системы технического обеспечения.

«Сердюков был главным идеологом по сокращениям в сфере ТО. Он нанес мощный удар по объединениям и соединениям… Чувствительный удар наносится и по кадровой составляющей: сокращаются военно-учебные заведения – основа подготовки инженерно-технического состава первичного звена, а также наборы курсантов до 10–15 человек в год, – указывает Михаил Ходаренок. – Анатолий Сердюков не понимал, для чего нужны запасы ВВТ, для чего требуется техника на особый период, для чего закладывать туда материальные средства. Он не видел никаких перспектив вкладывать в эти направления. Сердюков не понимал, что когда снижаются заказы, то предприятия промышленности не будут держать большой штат работников… Здания и сооружения при этом передавались в частные руки. Сердюков думал, что при необходимости все можно восстановить за несколько месяцев».

К настоящему времени каких-либо программ восстановления ТО не просматривается. На уровне декларации прослеживается желание приступить к восстановительным процессам, но отсутствуют осязаемые результаты. Не созданы структуры, которые занимались бы данной проблемой. Причем это характерно не только для войск ПВО, но и для всех остальных.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

Совет ветеранов ГУРВО РВСН призвал обобщить материалы выступлений на конференции и представить их в Генштаб ВС РФ и в коллегию Военно-промышленной комиссии. Одновременно совет ветеранов рекомендует поручить МО провести оценку эффективности функционирования системы создания вооружения с привлечением заинтересованных организаций и независимых экспертов в составе рабочей группы с последующим представлением плана мероприятий по совершенствованию данной системы. Здесь как-то в стороне остаются министр обороны и Верховный главнокомандующий ВС РФ. По каким-то причинам им, видимо, не докладывали о состоянии системы ТО. Совету ветеранов, как представляется, необходимо исправить эту ошибку.

Следует отметить и такой факт. По мнению экспертов, указывается в материале совета ветеранов ГУРВО РВСН, функции заказчика образцов ВВСТ размыты между многочисленными организациями МО, но ответственности за конечный результат ни одна из них не несет. Как представляется, такая ситуация позволяет военной прокуратуре не реагировать на погром системы техобеспечения: раз ответственные за конечный результат отсутствуют, то и виновных за снижение боеготовности и боеспособности ВС искать бесполезно. В результате болезни ВС РФ в сфере технического обеспечения стали хроническими.         

Источник: ng.ru

Добавить комментарий