Грузия обновила конституцию: после 2018 прямых выборов президента не будет

Категория «Колонка Администратора» 
в сообществе «Политика, экономика, общество (без банов)» 

  В пятницу грузинский парламент преодолел вето президента и утвердил проект новой конституции, окончательно превращающей Грузию в парламентскую республику.
  Замечания президента по законопроекту были отклонены большинством депутатов, а за принятую в трех слушаниях редакцию проголосовали 117 депутатов против семи.
  Оппозиция назвала этот законопроект документом одной партии — правящей партии «Грузинская мечта». Часть оппозиционных депутатов покинула заседание парламента в знак протеста.
  Что меняется в новой конституции и почему правящей партии, несмотря на многомесячные обсуждения, не удалось договориться с оппозицией и президентом?

  Работа над проектом новой конституции началась в декабре прошлого года, вскоре после парламентских выборов в Г
  Необходимость изменить в очередной раз конституцию страны правящая партия объясняла недостатками ныне действующей редакции, которая существенно изменилась в результате реформы 2010 года.
  Тогда значительная часть полномочий президента была сокращена, а полномочия премьер-министра и правительства, напротив, были расширены.
  Многие подозревали, что причиной таких изменений было намерение тогдашнего президента Михаила Саакашвили остаться у власти, пересев в кресло премьера после истечения своего второго президентского срока.
  Депутаты правящей партии нашли, что результатом изменений 2010 года стало множество погрешностей в основном законе страны, в том числе и в вопросе разделения властей.
  По словам конституционалиста Вахтанга Хмаладзе, участвовавшего в работе конституционной комиссии, дискуссии о том, какую модель правления выбрать, активно велись еще с 1995 года, когда разрабатывалась конституция Грузии.
  Но в этот раз дискуссий по этому поводу не было, говорит он.
  »Тогда (в 1995 году) мы получили президентскую республику. В дальнейшем было много дискуссий, но после того, как в 2004 году была установлена суперпрезидентская республика, даже те политические организации, которые раньше поддерживали президентскую модель, отказались от этого и поддержали парламентскую модель», — говорит он.

  По новой конституции выборы 2018 года будут последними прямыми выборами президента Грузии.
  С 2024 года президент страны будет избираться уже не в ходе всеобщего прямого голосования, а избирательной коллегией из 300 представителей.
  Ключевым и самым спорным аспектом, предусмотренным новой конституцией, стали изменения избирательной системы и сроки перехода полностью на пропорциональную систему выборов парламента.
  Изначально правящая партия обещала отменить смешанную систему и перейти на пропорциональную систему выборов уже к 2020 году, однако позже этот срок был перенесен на 2024 год.
  По ныне действующему законодательству парламент страны избирается по смешанной системе. 77 из 150 депутатов попадают в парламент по пропорциональной, а остальные 73 депутата — по мажоритарной системе.
  Оппозиция и многие эксперты считают, что подобная система выборов играет на руку находящейся у власти партии и препятствует справедливому распределению мандатов.
  Очередным показательным примером изъянов этой системы, является и нынешний парламент, отмечает исполнительный директор Международного общества по справедливым выборам и демократии Михаил Бенидзе.
  »В течение последних 25 лет мы видим, что партии, которые находятся у власти, прекрасно пользуются такой системой, а у других партий, напротив, нет возможности развиваться и вступить в эффективную с ними конкуренцию. То, что у правящей партии на основании полученных 49% голосов 77% мандатов в парламенте, является результатом как раз этой системы», — говорит он.

  Оппозиция считает, что передвинув срок перехода на пропорциональные выборы, власти не выполнили свое ключевое обещание — упразднение смешанной системы.
  С тем, что отсрочка перехода на пропорциональные выборы является ключевой проблемой нынешней реформы, соглашаются и эксперты. По словам Хмаладзе, это означает, что классическая парламентская система в части парламентского контроля над правительством реально заработает лишь после 2024 года.
  »До этого высока вероятность того, что в парламенте будет создано однопартийное большинство, и, вполне возможно, квалифицированное большинство. Поэтому система начнет работать лишь после перехода на пропорциональную систему выборов в парламент», — говорит он.
  Еще одним препятствием на пути к консенсусу между правящей партией и оппозицией стала отмена прямых выборов президента.
  В правящей партии говорят, что непрямые выборы президента являются оптимальными при парламентской системе, но оппозиция считает, что этот шаг противоречит воле большей части населения страны.
  Сам президент, который также оказался в рядах критиков конституционного проекта, возвращая его парламенту, также предложил правящей партии вернуться к изначально запланированному переходу на пропорциональную систему уже с 2020 года, а обсуждения вопроса о порядке выборов президента отложить до формирования в Грузии двухпалатного парламента.
  Такой парламент по конституции будет сформирован в Грузии после восстановления территориальной целостности.
  Посольство США в Грузии выразило разочарование тем, что стороны не смогли достичь консенсуса, отметив, что поддерживает рекомендации Венецианской комиссии.
  Венецианская комиссия (орган Совета Европы по конституционному законодательству) в целом позитивно оценила процесс конституционной реформы Грузии, отметив, что он завершает эволюцию в направлении парламентской системы.
  Но комиссия выразила также крайнее сожаление в связи с переносом сроков вхождения в силу пропорциональной избирательной системы, назвав это ключевым препятствием на пути к консенсусу.
  Кроме вопросов, касающихся избирательной системы, Венецианская комиссия считает неоправданным запрет на создание политических партий по территориальному признаку, и называет одними из самых спорных изменения в сфере земельной собственности.
  Согласно новой конституции, земля сельскохозяйственного назначения может быть собственностью лишь государства, граждан или объединений граждан Грузии, а также единиц самоуправления.
  Популистским шагом со стороны правящей партии на фоне довольно распространенных в Грузии гомофобных настроений часть правозащитников считает обновленное определение брака в новой конституции как союза между мужчиной и женщиной.
  Венецианская комиссия отметила, что это изменение не должно интерпретироваться как запрет на партнерство между лицами одного пола.
  Аналогичное определение уже есть в гражданском кодексе, но конституция Грузии определяла брак как союз, основанный на равноправии супругов.

Источник: www.bbc.com

Источник: newsland.com

Добавить комментарий