Говорим с животными на их языке

В Калуге учитель биологии уже 20 лет помогает диким животным, пострадавшим от рук человека. Кто-то из спасшихся остается жить в приюте, а кого-то удается выпустить в дикую природу.

Двое волков играют в вольере, в какой-то момент игра переходит в конфликт. «Р-р-р!» — рычит стоящая рядом женщина, и волки тут же успокаиваются и расходятся.

Вероника Матюшина, директор калужского центра реабилитации диких животных «Феникс», умеет говорить с животными на их языке. «По-волчьи жить — по-волчьи выть!» — смеется Вероника. Уже 20 лет она помогает диким животным. Приют в Калуге вырос из школьного живого уголка. «Я не бываю в отпуске, и наш бюджет семейный имеет одну статью — это наши животные», — рассказывает Вероника.

ПОСТРАДАВШИЕ ОТ РУК ЧЕЛОВЕКА

Самый старый житель приюта — волчица, которую спасли с притравочной станции. Она жила еще при живом уголке в школе в отдельном помещении, потом с другими животными переехала сюда.

Она очень любит детей, хотя хорошо знает, что такое люди, которые кидали в нее петарды, травили собаками. Волчица очень не любила собак, пока не переехала сюда в приют и не подружилась с собакой-охранником. Теперь она гавкает, как ее друг, а выть не умеет, потому что никогда не жила в стае.

Животные попадают сюда самыми разными путями. Часто это бывшие домашние любимцы. Нынче в тренде заводить дома лис и енотов, люди не задумываются, что это все же дикий зверь со своими повадками, а потом хватаются за голову и избавляются от ставших ненужными бывших любимцев.

Другие приезжают с притравочных станций. Очень много цирковых животных, подвергавшихся чуть ли не пыткам на своей «работе». Много подранков, которых люди пытались убить, но не добили, и такие животные-инвалиды — постоянные обитатели приюта.

Вот в вольере несколько енотов, которые тут же подбегают и тянут лапки к посетителям, — это бывшие домашние питомцы, которые, видимо, причинили серьезный ущерб квартирам хозяев. Ведь дикий зверь будет вести себя так, как ему положено в природе. Теперь они здесь.

«Люди заводят диких животных, а потом котенок вырастает в тигренка, и начинаются проблемы. Хорошо, если такие животные попадают в центры, подобные нашему. Человек никогда не должен забывать: рано или поздно природа хищника проявится», — замечает Вероника Матюшина.

Два волка, Светояр и Ярославна, приехали в «Феникс» из ивановского центра-приюта «Барс»: волчица родила щенят, но в это время как раз шли проверки, от множества посторонних людей мать впала в стресс и убила двух детенышей, остальных удалось спасти.

Коллеги из «Барса» попросили помочь — сами очень сильно были загружены работой с другими животными. На их попечении слепой тигр, пума из цирка с оторванной лапой, леопард, избитый дрессировщиками, — много работы с такими зверями-инвалидами, искалеченными человеком. «Вот мы и привезли волчат. Сейчас им 3 года. Им лучше жить не в одиночку, а вдвоем — они играют, вырабатывают типичное поведение, рядом должен быть ему подобный».

«Феникс» уже знают и везут сюда пострадавших, как к доктору Айболиту, со всех сторон. Недавно брянская таможня задержала очередную контрабанду с дикими птицами. Их обязательно спасут, привезут сюда, возможно, удастся их выходить и выпустить в природу.

«ПРИУЧАЕМ К ДИКОСТИ»

«У нас много животных, которых уже нельзя вернуть в природу: они ручные или инвалиды. Но есть звери, которых после специальной подготовки можно вернуть в природу. Когда я слышу: «Мы взяли лису, а потом выпустили в лес» — это неправильно и даже вредно, — объясняет Вероника Матюшина. — Животное должно пройти специальную подготовку, прежде чем отправиться в дикую природу. Например, научиться охотиться и убивать. Иначе такое прирученное животное просто погибнет в лесу, его обрекут на голодную мученическую смерть».

Животные, которых готовят на выпуск, не общаются с людьми, к ним запрещено подходить, их вольеры закрываются сеткой. Им не дают кличек и стараются общаться по минимуму, чтобы не было привыкания к человеку.

«Мы учим их охоте, как мама-лиса, например, учит детеныша нападать на мышей или птиц. Они это быстро постигают. Если приносят лисенка, пойманного в дикой природе, мы сводим общение с ним к минимуму, а наши лисы-старожилы обучают его разным премудростям. С совами тоже так часто бывает. У нас есть сова-инвалид, курирующая тех сов, которые будут выпущены в дикую природу», — продолжает Вероника.

Приют часто готовит и выпускает в природу лисиц, енотовидных собак, хорьков, бобров, из птиц — соколов, сов. Много возвращается в природу и аистов — их тоже немало оказывается в приюте.

Аистов сюда привозят отовсюду. Года два назад на Брянщине на Благовещение расстреляли пару на гнезде: мужчина вышел с ружьем, убил самку, самец выжил, но без крыла.

«Мы его выходили. Инвалидов-аистов раздаем в зоопарки. Зоопарки, кстати, не могут принимать животных от населения, потому что это может угрожать ценной биоколлекции, берут к себе животных только после нас, когда животное прошло карантин. Мы оформляем все документы, в биологической карточке прописывается причина передачи и почему нельзя выпустить животное в дикую природу, — рассказывает Вероника Матюшина. — Иногда попадают к нам аистята, которые не успели подготовиться к вылету. Например, прошлый год был холодный, и нам привезли 16 белых аистов. А еще попался один черный — местный, калужский, весь нашпигованный дробиной».

Этой весной подлеченный черный красавец уехал в центр реабилитации птиц и диких животных «Ромашка» в Твери, которым руководят известные биологи Мурашовы. Там живет самка-аистиха. Сейчас, похоже, аисты создали пару, и когда они загнездятся, птенцов выпустят в природу.

«Мы выпускаем аистов на территории, подконтрольной егерям, и они наблюдают там за ними. Если что-то не так, мы приезжаем. В этом году у нас удачно вылетели журавль и четыре аиста, — говорит Вероника. — Отвозим мы аистов и в Пермский край, там есть заповедник. Кстати, пару могут составить и птицы-инвалиды, такой опыт есть в зоопарках Венгрии: дикие птицы прилетают к травмированным крылатым сородичам, создают пары, выводок выпускается в дикую природу. Мы хотим использовать этот опыт у нас».

В основном все подобные программы ведут энтузиасты, волонтеры. Опытные ветеринары, которые знают, как работать с дикими животными, лечат питомцев приюта. Приезжают студенты-ветеринары, набираются опыта и практики. Много сил, конечно, уходит на обеспечение животных кормами.

«Нам часто звонят фермеры: был падеж, а утилизировать дорого, возьмете даром? Забираем. Где-то сбили лося, косулю, тоже берем на корм волкам. Иногда база звонит: мясо списанное, но еще хорошее. Забираем. Недавно вот так получили 1,5 тонны курятины, поделились с собачьим приютом», — радуется Вероника.

РЫК И КЛЕКОТ – РАЗГОВОР ПО ДУШАМ

Вероника для жителей «Феникса» не хозяйка, а скорее мама. «Своя».

«Мы им не говорим «Фу!» или «Сидеть!». Общаемся с волками, например, рыком, как они сами между собой общаются в природе. Так разнимаем драки. У енотов своя языковая база: одни звуки — когда они боятся, другие — когда радуются. С ними рычим, фырчим. Аисты откликаются на наш клекот, отзываются. Я биолог и обязана знать повадки животных и говорить с ними на их языке», — говорит директор «Феникса».

Здесь животным меняют судьбу. А еще Вероника Матюшина убеждена, что такая честная работа с животными и забота о них — хороший пример для детей. Ее ученики, даже те, кто стал уже взрослым, приходят в «Феникс», чтобы помочь ухаживать за питомцами. Да и вольеры эти когда-то строили общими силами.

«Я показываю своим ученикам, что такое по-настоящему заботиться о животных. Самое главное — должна быть ответственность. Заводить диких животных дома модно, но неправильно. Контактные зоопарки — тоже зло, мои дети никогда туда не пойдут. И они знают, что делать и куда идти, если они найдут пострадавшее животное. Мои ученики, даже если они не становятся потом биологами, понимают, что такое по-настоящему любить животных», — считает Вероника.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий