Федеральная резервная система США оказалась более гибкой, чем Банк России

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина упреждает инфляционные риски. Фото агентства «Москва»

В ближайшую пятницу Центробанк (ЦБ) проведет первое в этом году заседание, посвященное ключевой ставке. Ранее ЦБ уже дал понять, что до конца 2019-го не стоит ждать существенного смягчения денежно-кредитной политики. Банк России проявляет себя как сторонник догматизма: во главу угла поставлено снижение инфляции, но даже такая цель не достигается в полной мере. На этом фоне более гибкой и оперативной можно назвать политику Федеральной резервной системы (ФРС) США, решившей пока не угнетать экономическую активность в стране.

В декабре 2018-го – январе 2019-го инфляционные ожидания населения и бизнеса плавно увеличивались, сообщил в конце минувшей недели ЦБ.

«Основным фактором постепенного увеличения ожиданий населения стало ускорение роста цен на продовольственные товары в конце 2018 года. Повышение с 1 января 2019 года ставки НДС продолжило оказывать давление на краткосрочные инфляционные ожидания предприятий», – пояснили в ЦБ. «На конец 2019-го инфляция составит 5–5,5%», – сообщает регулятор. К целевому уровню 4% инфляция должна вернуться в 2020-м.

В пятницу, 8 февраля, ЦБ планирует провести первое в этом году заседание совета директоров по денежно-кредитной политике. В последний день января глава ЦБ Эльвира Набиуллина сообщила, что регулятор будет рассматривать все факторы: «Инфляцию, инфляционные ожидания, состояние экономики, состояние рынка труда».

Напомним, в 2018-м ЦБ впервые после 2014 года поднял ключевую ставку. В сентябре он ее повысил до 7,5% годовых (на 25 базисных пунктов), в декабре – до 7,75% годовых. «Принятое решение носит упреждающий характер и направлено на ограничение инфляционных рисков», – пояснил ЦБ в декабре.

Эксперты делают противоречивые прогнозы. «С начала года инфляция растет даже более умеренными темпами, нежели ожидал ЦБ, а потому повышение ставки маловероятно», – цитирует «Вести. Экономика» управляющего директора по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА» Антона Табаха. Да и сам ЦБ на днях признал, что «с учетом наблюдаемых тенденций динамика экономической активности в первом квартале 2019-го может также оказаться несколько слабее ожиданий». Казалось бы, чем не повод для смягчения политики.

Но есть и другие версии. «В первом квартале 2019 года ЦБ будет вынужден повысить ключевую ставку до 8,25%, – приводит мнение директора по управлению активами QBF Никиты Селиванова агентство «Прайм». – Ключевая причина – давление на рубль, которое усилилось после объявления ЦБ о возвращении с 15 января к закупкам валюты на открытом рынке». Причем ЦБ и сам ранее намекал, что ждать существенного смягчения денежно-кредитной политики пока не стоит. Судя по прошедшему осенью прошлого года выступлению Набиуллиной в Госдуме, условия для смягчения денежно-кредитной политики будут созданы в конце 2019 – начале 2020 года.

Иной подход сейчас демонстрирует ФРС США: политика американского регулятора кажется более гибкой. Как можно судить со стороны, вместо догматизма (когда инфляционные цели достигаются в ущерб экономической активности) ФРС выбрала прагматизм и приняла в сложившихся условиях более выгодное для экономики решение.

В конце минувшей недели ФРС сохранила процентную ставку по федеральным кредитным средствам в диапазоне от 2,25 до 2,5% годовых. Как уточнили в Федеральном комитете по открытым рынкам (FOMC, комитет ФРС), «обязанности FOMC – содействие максимальному трудоустройству населения и ценовой стабильности».

ФРС сообщила, что будет терпеливой в вопросах денежно-кредитной политики. «Хотя регулятор отметил, что наиболее вероятный сценарий – продолжение роста экономики и рынка труда США, из заявления пропали фигурировавшие там в декабре фразы о том, что риски для экономического прогноза «в общем сбалансированы» и дальнейшее повышение ставок было бы уместным в 2019 году», – передает Reuters.

В январе рост числа рабочих мест в экономике США превзошел все прогнозы: по данным Минтруда США, количество рабочих мест выросло на 304 тыс. по сравнению с предыдущим месяцем – это максимальные темпы с февраля 2018-го. В декабре число рабочих мест, по уточненным данным, увеличилось на 222 тыс. В частном секторе количество рабочих мест увеличилось в январе на 296 тыс. после роста на 206 тыс. в декабре.

В российской же экономике при всем догматизме финансовых властей не удается даже удержать в узде инфляцию, при этом денежно-кредитная политика стала одним из факторов, угнетающих экономическую активность. Косвенный признак этого можно увидеть в статистике ликвидированных и вновь созданных предприятий. Начиная с 2016-го, три года подряд, в России ликвидируется значительно больше предприятий, чем создается новых. В 2016-м ликвидировалось в 1,6 раза больше предприятий, чем создавалось; в 2017-м – в 1,5 раза больше; в январе–октябре 2018-го – в 1,8 раза.

Некоторые опрошенные «НГ» эксперты указывают на различия в подходах американских и российских финансовых властей. «Совершенно очевидно, что ФРС США комплексно анализирует экономические тренды, ориентируясь на деловую активность как основу экономического благополучия. Политика ЦБ РФ больше похожа на ялик, следующий в фарватере денежно-кредитной политики ФРС, не имея на борту никаких навигационных устройств и ориентируясь только на звезду по имени Инфляция», – говорит профессор кафедры финансового менеджмента Российского экономического университета Константин Ордов.

Он продолжает: «ФРС виртуозно использует весь арсенал инструментов денежно-кредитной политики, отдавая предпочтение не грубым инструментам в виде изменения ставок, а более мягким – операции на открытом рынке (сокращение собственного баланса) и управление ожиданиями». «ЦБ РФ действует в условиях быстрой горной реки, когда остановиться и повернуться в сторону формирования стимулов роста экономики невозможно, так как сразу захлестнет волнами девальвации и инфляции, с высокой вероятностью перехода в стагфляцию», – говорит Ордов.

По словам Ордова, свой догматизм присущ, конечно, и ФРС. «Но ЦБ явно пытается облегчить себе участь, сократив свою меру ответственности за экономический рост и устойчивость национальной валюты», – полагает экономист. Ситуация усугубляется несогласованностью действий Минфина и Минэкономразвития, добавляет он.

Хотя, как замечает директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский, «сравнивать тактику ФРС и ЦБ не совсем корректно, равно как и сравнивать американскую и российскую экономики, несопоставимые по своим масштабам и по вкладу в мировой ВВП».

«ФРС в силу своего положения дает самосбывающиеся прогнозы относительно экономики: стоит ей сказать, что есть признаки замедления, и капиталы начинают отток, а замедление действительно начинается, и наоборот, – поясняет эксперт. – ЦБ пока такой позиции не достиг и таргетирует главным образом инфляцию как социально важный показатель». В будущем он сможет таргетировать и экономический рост, если выиграет в аппаратной борьбе с правительственными ведомствами, добавляет эксперт. По мнению Жарского, прагматизм стоит во главе угла и в работе ЦБ, и в работе ФРС, просто уровень экономического влияния у этих регуляторов разный.          

Источник: ng.ru

Добавить комментарий