Европа может обмануть?

 

  Я почему спрашиваю? Дело в том, что пять лет назад майдан замутили, власть согнали, людей убили. Времени прошло достаточно, чтобы задать себе вопрос — ради чего их убили?

  Европа, и это странно, дату эту помнит. Много чего ею в том майдане инициировано такого, от чего ей откреститься бы, но, видно, время ещё не пришло. Потому, чувствуя свою моральную ответственность, Европа выступила с заявлением.

 «21 ноября 2013 года начался Евромайдан, который стал важной вехой в современной истории Европы. Мы всегда будем помнить о вашей героической борьбе за ваше достоинство. Мы в Евросоюзе никогда не забудем те драматические события».

«С тех пор человеческие жертвы, которые понесла Украина, побуждают нас еще больше вас поддерживать. Мы убеждены, что самым лучшим путем для дальнейшего совместного движения ЕС и Украины является полное внедрение Соглашения об ассоциации, которое дало начало и стало одним из символов Евромайдана», — заявили в представительстве ЕС в Киеве.

  Выдержано в духе — заграница вас не оставит, Запад вам поможет. Бла-бла, короче.

А что же украинцы об этих годах думают? Похоже, они начинают прозревать. Ценности Революции Достоинства забыты, а война — следствие протестов — говорят активисты Евромайдана. 

 Война, потеря территорий, экономические проблемы и нетерпимость к  инакомыслию — со всем этим украинское общество столкнулось после Революции Достоинства.  

  Антон Визковский, который поддержал Майдан и был свидетелем протестов в Киеве: “Спрятаться от пристального взгляда журналистов или правоохранительных структур уже сложнее. Конечно, появление системы электронных торгов позволяет следить за тратой бюджетных средств. Люди стали себя чувствовать более свободными. Они готовы высказывать власти свои претензии — они открыто борются за свои права”. 

  Вздохнул Антон и продолжил: “Ценности Майдана — взаимоуважение, объединение вне политики, защита демократии, уважение права голоса — были забыты. И это огорчает ужасно. Ведь мы должны были стать примером для других тоталитарных стран. Но когда они видят, что провозглашаемые ценности уничтожаются за два-три года, они начинают задумываться: «А надо ли такие Майданы организовывать?”

 Для Дениса Киркача Майдан стал протестом против засилья Партии Регионов в его родном Луганске: “Это звучит пафосно, но на луганский Майдан я вышел с надеждой избавиться от этого засилья. В тот момент я верил, что нас молниеносно евроинтегрируют, что мы очень скоро вступим в ЕС и будет нам счастье. Очень стыдно, но в тот момент я в это верил”. 

 И Денис вздохнул, продолжая: “Как мне, этнически русскому, воспринимать ставшее мемом «Хто не скаче, той москаль!» или высказывания о моём родном языке и его носителях? Как в Киеве, так и в Луганске, настораживал настрой участие в революции дельцов. У нас, в Луганске, по будним дням собирались представители общественного сектора. А по воскресеньям к памятнику выходили представители партий и просто коммерсы, желающие посредством революции реализовать свои властные амбиции. Не успела закончиться революция, как они уже делили гипотетические должности в гипотетической администрации. В принципе, на всеукраинском масштабе произошло ровно то же самое. Как пел покойный Скрябин  — “Нас кинули”.

    Видите как люди верили в святую Халяву и святую Европу?  Может сегодня кто из последышей переворота спросит себя — а можно ли Европе верить? Или я благоглупость говорю?

 

моральное нищенство — святая простота ( почти цитата ).

 

  Владимир ростовский.

Источник: newsland.com

Добавить комментарий