Экономика тормозит без бюджетных денег

Расходы федерального бюджета за последние 12 месяцев.
Источник: Telegram-канал MMI

Правительство РФ сократило госрасходы до рекордного минимума, что и стало одной из причин стагнации. Перед телекамерами министры рассуждают о дополнительных инвестициях в нацпроекты, а в действительности откачивают из экономики почти всю ее кровь путем повышения налогов и снижения бюджетных расходов. За последний год бюджет вернул в экономику лишь 16,4% ВВП, хотя даже в разгар прошлых кризисов этот показатель оставался на уровне 18–20%.

Министерство финансов отчиталось о перевыполнении плана по доходам бюджета за 2018 год. Доходы, по данным ведомства, составили 19,5 трлн руб., а потратила казна 16,7 трлн. Таким образом, профицит бюджета РФ в прошлом году составил около 2,7 трлн руб., или 2,7% ВВП. Этот показатель значительно превысил заложенные в закон о бюджете 2,1%.                

Федеральный бюджет России превращается в черную дыру, которая засасывает остатки национальной экономики, направляя их на скупку иностранной валюты, финансирование госаппарата и силовых структур, отмечают одни эксперты. Другие отмечают, что расходы бюджета по отношению к размеру ВВП становятся все меньше, превращаясь в основной тормоз развития экономики.

По итогам 2018 года сборы в казну подскочили на 29%, или 4,3 трлн руб., говорится в отчете Минфина. Вслед за ценами на углеводороды взлетели в 1,5 раза – с 5,9 до 9 трлн руб. – нефтегазовые доходы. На 14% больше дал и несырьевой сектор экономики – 10,4 трлн руб. На этой волне доходов победно звучат и реляции сборщиков налогов и пошлин: Федеральная налоговая служба перевыполнила план на 2,4%, таможня собрала на 2,1% больше разнарядки – 6 трлн руб. вместо 5,9.

Казалось бы, вот оно – финансовое чудо, вот водопад возможностей, вот источник роста благосостояния народа. Но сухие цифры отчета возвращают к суровой реальности: из 19,5 трлн руб. дохода более половины – 53%, или 10,2 трлн, – ушло на скупку иностранной валюты, финансирование армии, полиции и аппарата чиновников.

Аналитики обращают внимание, что увеличилось финансирование силовых структур. Эта статья расходов не относится к тем, от которой ждут вклада в экономический рывок, но она выросла на 26 млрд, причем финансирование армии несколько сократили (на 26 млрд руб., или 0,9%, до 1,9 трлн руб.), а полиции, Росгвардии и других органов внутренней безопасности – увеличили на 52 млрд руб., или 2,7% (уравняв до тех же 1,9 трлн руб.).

На валютные интервенции, в рамках которых Минфин покупает доллары, евро и фунты стерлингов на доходы от нефти дороже 40 долл. за баррель, было потрачено 4,2 трлн руб. Инвестиции в валюту съели не только весь профицит бюджета (2,7 трлн), но и дополнительные почти 1,5 трлн. Объем средств Фонда национального благосостояния на начало 2019 года в пересчете на российскую валюту составил 4 трлн руб.

Радикальное сокращение претерпели статьи, ориентированные на социальное обеспечение населения: по сравнению с 2017 годом их общий объем урезали на 410 млрд руб., или 8,2% (до 4,6 трлн). Удалось сократить на 434 млрд руб. (12%) расходы на пенсии. За счет подобной экономии при резком скачке доходов расходы федерального бюджета практически не выросли – в 2018 году они составили 16,7 трлн руб., а в 2017 году было 16,4 трлн.

В относительных цифрах расходы бюджета рухнули до исторического минимума – они составили лишь 16,4% ВВП, указывает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. В 2014–2016 годах этот показатель находился на уровне 19–20% ВВП, а ниже 18% ВВП никогда не опускался, напоминает он.

По данным РАНХиГС и Института Гайдара, показатель расходов бюджета по отношению к ВВП сокращается как минимум с 2010 года. Тогда он составлял 22,4%, а в 2011-м – уже 20,1%. В 2014 году расходы составили 14,8 трлн руб., или 20,8% ВВП. В 2017-м – опять падение, до 17,8%.

«Сверхжесткая бюджетная консолидация, осуществленная в 2017–2018 годах, стала ключевым фактором низких темпов роста экономики, падения реальных доходов населения и резко возросшей дифференциации (неравенства) доходов», – считает Тремасов.

При такой политике широко разрекламированные национальные проекты не смогут стать драйвером экономики по крайней мере в ближайшие три года. В 2019 году бюджет планирует расходовать только 17% ВВП, в 2020-м – чуть больше, 17,2%, но в 2021 году опять падение на уровень, который планировался на 2018 год, – 16,9%.

О фиктивном характере многих нацпроектов можно было услышать и на недавнем Гайдаровском форуме. Так, глава Счетной палаты Алексей Кудрин удивился, что на всю программу модернизации оборудования университетов казна выделит лишь 14 млрд руб. «Друзья, из 18 трлн федерального бюджета на развитие университетов 14 млрд в год на всю страну, на больше тысячи университетов?» – недоумевает на публике Кудрин, который во многом и является идеологом избыточного надувания подушки безопасности для Кремля.

Аналитик компании «Финам» Алексей Коренев уверяет, что сокращение расходов на фоне роста доходов – далеко не единственный фактор, который приводит к снижению темпов экономического развития. «Падение доходов населения и снижение потребительского спроса негативно влияют и на объемы производства, и на динамику ВВП. Равно как и стремительное формирование Резервного фонда за счет бюджетного правила. Но куда значимее глобальные факторы, заключающиеся в тяжелых структурных перекосах отечественной экономики, в ее глубокой зависимости от экспорта энергоносителей и ценовой конъюнктуры на них, в снижении потока инвестиций в реальный сектор экономики, в ухудшении ситуации на рынке труда и, самое главное, в нарастающем отставании России в техническом, технологическом и научном плане от ведущих государств мира. Что касается планов оживить экономику страны за счет дополнительных расходов бюджета, то это или заблуждение, или попытка отвлечь внимание сограждан. Для качественного рывка, о котором так много говорится, требуются глубокие реформы во всех сферах экономики и права, формирование полноценного и востребованного обеими сторонами социального договора между государством и народонаселением, существенный приток инвестиций. Причем ресурсов для привлечения внутренних инвестиций, на что так надеются в правительстве и о чем так часто говорят (всевозможные народные ОФЗ, иные внутренние заимствования, увеличение объемов ипотечного кредитования и т.д.), недостаточно для эффективного разгона российской экономики. Требуются еще и полноценные, а главное – долгосрочные иностранные инвестиции. Что в условиях современной внешнеполитической ситуации просто невозможно».

«На наш взгляд, модель экономического роста уже прочно утверждена, и единственным выходом в условиях изоляции страны остается именно бюджетная консолидация, позволяющая профинансировать мегапроекты за счет государственных инвестиций», – сказал «НГ» главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович.

«Жесткая бюджетная консолидация – это, безусловно, одна из основных причин топтания экономики России на месте, но далеко не единственная. Мы наблюдаем парадоксальную картину, когда доля компаний, контролируемых государством, постоянно увеличивается, государство все больше переходит на ручное управление экономикой, но при этом государственные инвестиции в экономическое развитие снижаются», – сказала «НГ» завкафедрой экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Елена Устюжанина.     

Источник: ng.ru

Добавить комментарий