Эдуард Гетманский: Пехота — царица полей

Евреи — Герои Советского Союза — участники Великой Отечественной войны

Эдуард Гетманский

По данным Министерства обороны России во время Великой Отечественной войны всего в плен попали 4559000 советских военнослужащих и 500 тысяч военнообязанных, призванных по мобилизации, но ещё не зачисленных в списки войск. По расчетам российского военного историка Г. Ф. Кривошеева, из плена вернулись 50,7% военнопленных и 49,3% погибли либо эмигрировали. Из числа попавших в плен советских евреев-военнопленных 94% погибли. Они были обречены погибнуть. Даже в неволе евреи оказывали вооруженное сопротивление нацистам. Более чем в 100 гетто действовали боевые группы. Широко известно восстание в Варшавском гетто (19 апреля — 16 май 1943 года), в лагерях смерти — Тремблинке (Польша) — 2 июня 1943 года, Собиборе (Польша) — 14 октября 1943 года и Освенциме (Польша) — 6 октября 1944 года. В их организации и активном участии проявили себя евреи, в том числе и из Советского Союза. Приближённый Гитлера Генри Пикер, который в 1941–1942 годах в ставке Верховного главнокомандования стенографировал застольные разговоры фюрера писал в своей книге «Мишлинги», что Гитлер считал: «Если мы проиграем войну, это будет означать, что нас победили евреи».

Мильнер Рафаил Исаевич (1910–1979) — заместитель по политической части командира 32-го гвардейского стрелкового полка 12-й гвардейской Пинской стрелковой дивизии 61-й армии Центрального фронта, гвардии подполковник. Родился 7 декабря (20 декабря) в селе Монастырище (ныне посёлок городского типа Черкасской области Украины), в семье рабочего. Еврей. Окончил вечерний рабфак в 1931 году и Сталинградский комвуз в 1933 году. Находился на партийной и профсоюзной работе в Сталинграде. В Красную Армию призван 7 июня 1936 года. В 1941 году окончил Военно-политическую академию. В боях Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Воевал на Центральном фронте. С декабря 1941 года в должности комиссара полка, в январе 1942 года ставшего 32-м гвардейским стрелковым полком 12-й гвардейской стрелковой дивизии. В составе полка участвовал в обороне Москвы, в наступательных боях по разгрому немецкой группировки, пытавшейся взять Москву, в боях за освобождение Калуги, Болхова, Орла. 32-й гвардейский стрелковый полк, в котором служил Р. И. Мильнер, прошел с боями от Москвы до Берлина. Лю­били и уважали бойцы Рафаила Исаевича, тепло называли «наш комиссар». Он был душой полка. В самой сложной боевой обстановке можно было увидеть его читающим бой­цам свежий военный журнал, газеты, новинки художествен­ной литературы. Рафаил Исаевич и сам писал статьи о бое­вом опыте гвардейцев или очерки о героях полка. Главным для него была живая связь с людьми. Он являл­ся для бойцов наставником и командиром, товарищем и отцом, заботливым, строгим и требовательным. Авторитет его был высок среди командного состава полка. К мнению политработника командиры прислушивались с большим ува­жением.

В начале октября 1943 года 32-й полк, где Р. Мильнер исполнял обязанности заместителя командира полка по по­литической части, подошел к Днепру, готовился к форсиро­ванию реки. Гвардейцы с помощью местных жителей нашли и отремонтировали старые заброшенные лодки, построили плоты. Днепр на участке фронта протекал двумя рукавами, об­разовавшими небольшие островки. На них, как и на правом берегу, были укрепления противника в несколько линий обороны. Для успешного преодоления сопротивления врага и овладения ими необходимо было продумать все до мельчайших подробностей. Холодным октябрьским вечером под покровом сгущаю­щихся сумерек 32-й гвардейский стрелковый полк в авангарде 61-й армии форсировал Днепр у местечка Любеч Черниговской области. Подполковник Мильнер при­нимал непосредственное участие в организации переправы. Лодки, плоты, пустые бочки — все использовалось для переправы. Многие преодолевали реку вплавь, вода кипела от пуль и разрывов снарядов. Бойцы 32-го гвардейского стрелкового полка атаковали врага с ходу, врукопашную пробивали себе путь вперед. «Форсирование с ходу на огромном фронте такой широ­кой и многоводной реки, как Днепр, и захват плацдармов на его правом берегу стали возможны, прежде всего, бла­годаря беспримерному в истории массово­му героизму и большому воинскому мастерству. Во время кровопролитнейших боев по расширению плац­дарма 6 октября 1943 года в районе деревни Глушец Лоевского района Гомельской области Рафаил Исаевич находился в боевых порядках полка, несколько раз поднимал бойцов в атаку. После того, как был ранен командир полка, Мильнер принял командование на себя. В течение нескольких дней полк расширил плацдарм, улучшил свои позиции и дал возможность частям дивизии переправиться через Днепр.

Гитлеровцам и в голову не приходило, что войска Крас­ной Армии после стремительного наступления на Левобережиой Украине смогут без длительной подготовки форси­ровать такой мощный водный рубеж. Но они жестоко про­считались. Свыше 20 дней и ночей шла упорная борьба за правый берег. Фашистские войска обрушили на советских воинов тысячи тонн металла, пытаясь сбросить их в Днепр. Но каждый боец понимал, что отступать нельзя: слишком важен был этот рубеж для освобождения от гитлеровской чумы многострадальной Украины. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу гвардии подполковнику Мильнеру Рафаилу Исаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2807). Позже Мильнер принимал участие в боях за освобожде­ние Белоруссии. Проявил высокие командирские качества при освобождении городов Калинковичи, Мозырь, Пинск, Брест. В октябре 1944 года он был назначен командиром 37-го гвардейского стрелкового полка. Начав войну под Москвой, Рафаил Исаевич окончил ее на территории гитлеровской Германии на реке Эльбе.

В марте 1945 года полк Мильнера посетили композиторы Тихон Хренников, Матвей Блантер и поэт Михаил Светлов. Они сочинили песню о 12-й гвардейской Пинской Красно­знаменной ордена Суворова стрелковой дивизии:

Не забыть боевые походы,
Вся земля нашей славы полна,
Прошумели днепровские воды,
Прошумела за нами, прошумела Двина,

…………………

Не сломить нашей русской отваги,
Мы прекрасной Отчизны сыны.
Мы торжественной нашей присяге
До конца остаемся, остаемся верны.

Бойцы 37-го гвардейского стрелкового полка с гордостью пели эту песню. Летом 1944 года, после окончания курсов «Выстрел», Мильнер был назначен командиром 37-го гвардейского стрелкового полка, который принимал участие в боях за освобождение Риги, Польши, вёл бои на территории Германии, на Штеттинском направлении, форсировал реку Одер. После окончания Великой Отечественной войны продолжил службу в Группе советских войск в Германии. Позднее командовал частями в Киевском военном округе. В 1960 году полковник Р. И. Мильнер уволен в запас. Награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями. Жил в Харькове. Был преподавателем в Харьковском институте общественного питания. Герой Советского Союза, полковник Рафаил Исаевич Мильнер скончался 4 июля 1979 года. Похоронен на кладбище № 2 в Харькове.

Гутман Анатолий Григорьевич (1922–1972) — командир взвода 529-го полка 163-й стрелковой дивизии 38-я армии, Воронежского фронта, лейтенант. Родился 21 июня 1922 года в городе Ростов-на-Дону в семье рабочего. Еврей. Мать умерла, когда мальчику было два года. Отец работал судовым механиком на речном флоте. Анатолий учился в школе № 75 Ростова-на-Дону, в 1940 году окончил 9 классов. В Красную Армию призван 10 октября 1941 года Сталинским районным военным военкоматом города Ростов-на-Дону. Направлен курсантом в Астраханскую военную авиационную школу механиков. В декабре 1941 года переведён в 1-ое Астраханское стрелково-пулемётное училище, ускоренный курс которого закончился в июне 1942 года. В боях Великой Отечественной войны младший лейтенант Гутман — с июня 1942 года, командовал стрелковым взводом 291-го стрелкового полка 63 стрелковой дивизии 21 армии Сталинградского фронта. Участник оборонительного этапа Сталинградской битвы, сражался в районе станицы Клетская Сталинградской области (северо-западнее Сталинграда). В сентябре 1942 года попал в окружение и вышел к своим только во время наступления Красной Армии в декабре 1942 года. Всё это время числился в списках, пропавших без вести.

На период прохождения спецпроверки был зачислен в резерв офицерского состава Юго-Западного фронта. После благополучного завершения проверки в марте 1943 года назначен командиром мотострелкового взвода 1-ой гвардейской мотострелковой бригады 1-го гвардейского танкового корпуса Степного Военного округа. С мая 1943 года — командир стрелкового взвода 529-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии на Воронежском фронте. Отличился в ходе Сумско-Прилукской наступательной операции — в боях за освобождение города Ромны Сумской области Украины. 16 сентября 1943 года во главе взвода первым форсировал левый приток Днепра реку Сулла в черте города, захватил ближайшие к переправе здания и обеспечил тем самым успешное форсирование реки силами батальона. В этом бою лично истребил до 10 немецких солдат. В бою за освобождение города Прилуки Черниговской области 18 сентября 1943 года его взвод при преследовании противника преодолел горящий мост и первым ворвался в город. Командир стрелкового взвода 529-го стрелкового полка. 163-й стрелковой дивизии, 50 стрелкового корпуса, 38 армии Воронежского фронта лейтенант А. Г. Гутман проявил исключительную отвагу и мужество в ходе битвы за Днепр. Во главе взвода он первым форсировал под огнём Днепр 1 октябрям 1943 года в районе острова Жуковка южнее Киева (ныне в черте Киева) и захватил плацдарм на правом берегу. Была обеспечена переправа батальона на плацдарм. Чтобы сорвать её, немцы дважды переходили в контратаки, которые были отбиты бойцами взвода А. Г. Гутмана. Он умело командовал подразделением, лично подавал пример бесстрашия бойцам.

При отражении второй контратаки А. Г. Гутман был ранен, но остался в строю. В критический момент поднял взвод в рукопашную схватку, не выдержав которой враг откатился на исходные позиции. В этом бою лейтенант А. Г. Гутман лично уничтожил 18 солдат врага. Плацдарм был удержан. За образцовое выполнение боевых задач командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленном при этом отвагу и геройство, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года лейтенанту Гутману присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2253). В бою 20 октября 1943 года А. Г. Гутман был тяжело ранен, лечился в эвакогоспитале в Тамбове. В мае 1944 года вернулся в свой полк и назначен командиром взвода разведки, участвовал в освобождении Румынии и в отражении немецких контрударов на Днестре, в Ясско-Кишинёвской и Бухарестско-Арадской наступательных операций. В бою 7 сентября 1944 года был легко ранен, находился в армейских эвакогоспиталях на излечении. В октябре 1944 года назначен командиром 177-й отдельной разведывательной роты 40 армии на 2-м Украинском фронте, участвовал в Дебреценской и Будапештской наступательных операциях.

С декабря 1944 А. Г. Гутман года зачислен в резерв офицерского состава 40-й армии 2-го Украинского фронта, а июне 1945 года направлен на лечение в невропатологический госпиталь № 4884 в Центральной группе войск. После излечения и отпуска на родину с октября 1945 года командовал 150-й отдельной мотострелковой ротой 327-й стрелковой дивизии в Донском военном округе. В марте 1946 года старший лейтенант А. Г. Гутман уволен в запас по состоянию здоровья. Награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина и медалями. Жил в городе Батуми Грузинской ССР, в феврале 1947 года вернулся в Ростов-на-Дону и трудился на железной дороге им. К. Е. Ворошилова начальником поезда, с февраля 1950-го года — багажным раздатчиком. С августа 1951 года он работал заведующим павильоном артели «Серго Орджоникидзе». В 1952 году А. Г. Гутман переехал в город Борисов Минской области Белорусской ССР. Там с мая 1952 года работал в артели «Октябрь» сначала начальником снабжения, а с сентября 1952 года мастером цеха. С октября 1953 года работал кладовщиком в городском пищепромторге. Затем работал инструктором государственного пожарного надзора. Умер Герой Советского Союза старший лейтенант Анатолий Григорьевич Гутман 17 июня 1972 года и похоронен на Борисовском кладбище. В Ростове-на-Дону Гутману установлена мемориальная доска в честь Героя (ул. Металлургическая 100, Первомайский район).

Хохлов Моисей Залманович (1923–2015) — командир отделения 1318-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии 38 армии Воронежского фронта, сержант. Родился 23 октября 1923 года в Москве в семье служащего. Еврей. Окончил среднюю школу. Отец Моисея работал в Наркомате цветной металлургии бухгалтером. Наркомат эвакуировали в Свердловск. Там Моисей поступил работать на завод токарем. В армию был призван в октябре 1941 года. Попал в лыжный батальон, который готовили для защиты Москвы, заболел, батальон ушел на фронт. В действующей армии с февраля 1942 года. Командиру отделения минометчиков Моисею Хохлову довелось пройти через тяжелые сражения в годы Великой Отечественной войны. Моисей Хохлов вспоминал: «Значит, я минометчик (и остаюсь им до августа 43-го года), что, безусловно, спасло мне жизнь. В пехоте долго не навоюешь. Продержаться на передовой до очередного ранения удавалось в среднем, по моим наблюдениям, примерно две-три недели, причем вероятность погибнуть или быть раненым существенно выше в первом бою, чем в последующих. Постепенно приходит понимание — главное не метаться и немного соображать».

Воевал Моисей Хохлов под Старой Руссой и на Демьянском плацдарме, сражался в боях на Северо-Западном фронте, о которых он вспоминает: «Потери были страшные. Дивизии сводились в полки, переформировывались, пополнялись… Все время в эту мясорубку гнали и гнали людей». Соединения, в составе которых сражался Моисей Хохлов, перебрасываются эшелонами в район Курской битвы. Они проходят с боями через Сумы, Ромны, участвуют в освобождении Левобережной Украины и в конце сентября 1943 года выходят к Днепру. Моисей Хохлов вспоминал: «В контрнаступлении под Курском мы попали в большую переделку — немецкие танки подавили наши минометы, окопы раздавили все. Нас перевели в пехоту. После этого я воевал в пехоте». Выстояв под ударами вражеской авиации и артиллерии, сержант Моисей Хохлов в составе 163-й стрелковой дивизии принял участие в контрнаступлении на Харьков. Именно тогда Моисей Хохлов с бойцами отделения испытал ярость сопротивления гитлеровцев. Он точно заметил, что «Психология войны своеобразна. Жизнь обесценилась до такой степени, что просто не верится». При отражении танковых атак часто приходилось применять связки гранат.

И сержант Хохлов показывал своим бойцам пример бесстрашия. Участник форсирования Днепра южнее Киева в районе Жукова острова Моисей Хохлов вспоминал, что «1 октября 1943 года весь берег у Киева в Дарнице был уже наш. Противник отступил на правый берег, взорвав единственный мост… Яркий солнечный день, купола Лавры и других церквей ослепительно горят на противоположном берегу Днепра». Его соединению была поставлена задача форсировать Днепр и закрепиться на правом берегу. Переправившись ночью на лодках, высадились у полузатонувшей баржи, где «нас почти непрерывно держат под пулеметным и минометным огнем. Пули так и свистят — где-то засел снайпер… Стали зарываться в песок, но он оказался плохой защитой — осыпался, выталкивая нас. Трудно было перезаряжать оружие. Гитлеровцы пытались выбить нас с этого маленького кусочка земли, даже у них появился танк, но, подъехав к большой протоке перед нами — остановился, боясь утонуть в ее жидкой грязи. Противник беспрерывно обстреливал нас, только ночью на лодках мы могли переправлять на левый берег раненных бойцов и привозить боеприпасы для дальнейшего ведения боя. Через 5 дней оставшихся в живых переправили на левый берег Днепра, на смену им прибыли другие». Моисей Хохлов вспоминал, что через много лет после войны ему удалось побывать в этих местах, хотелось посмотреть место, за которое он вел бои в далеком 1943 году. Но, побеседовав с людьми в районе села Бортничи, которое находилось недалеко от их места форсирования Днепра, и, посетив музей в Киеве, он смог только узнать, что все, кто сражался за этот маленький кусочек земли, — погибли.

В начале октября 1943 года дивизии 50-го стрелкового корпуса генерала Мартиросяна, сражавшиеся на берегу Днепра в Дарнице, перебрасывают на Лютежский плацдарм с целью помощи войскам 51-го стрелкового корпуса, который ведет тяжелые бои за расширение Лютежского плацдарма. Об этой странице своей фронтовой жизни Моисей Хохлов вспоминал:

«163-я стрелковая дивизия двигается маршем мимо Киева, переходит по мосту через Десну, и по понтонному мосту ночью (днем его разводили и прятали в кустах от немецких самолетов) — дивизия уже на Лютежском плацдарме в районе Старо-Петровцев. Продвигаясь на запад, дивизия ведет тяжелые бои в районе Гуты Межигорской, участвует в кровопролитных боях в течении трех дней за село Мощун. Село переходит из рук в руки. На помощь пришли наши танки «тридцатьчетверки».

Мощун освободили — танки ушли. В боях за Мощун Моисей Хохлов был ранен в спину. В селе Мощун в братской могиле остались лежать 400 наших отважных бойцов и командиров. Уже в госпитале в газете он прочитал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1943 года о присвоении ему звания Героя Советского Союза за форсирование Днепра в районе Жукова острова.

В своих воспоминаниях сержант Моисей Хохлов писал:

«Везло мне на войну. Странного в этом ничего нет, попросту кому не повезло, тот по очевидной причине рассказать ничего не может. Война ужасна, и написать всю правду о ней просто невозможно. Самое страшное память отбрасывает, иначе — как жить. Отбор чрезвычайно велик. В памяти остаются события, и они особенно ярки, когда ты с неизбежностью должен был погибнуть, но остался жить. Сумей только рассказать. Рассказываемое кажется чудом, но это чудо и есть на языке науки — случайность. Необходимость же — остаться лежать миллионам погибшим на полях войны, отдавших свои жизни за нас, наших детей, внуков. Память о них священна. Никогда о них не забыть».

Осенью 1945 года появился указ о том, что военнослужащие, имеющие три и более ранений, могут демобилизоваться немедленно. Моисей Хохлов этим условиям соответствовал и уволился из армии. Моисей Залманович Хохлов был награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени и медалями. После войны окончил Московский государственный университет (1950), аспирантуру, стал кандидатом физико-математических наук. Жил в Москве, работал старшим научным сотрудником в Институте космических исследований Академии наук СССР. С 1996 года жил и работал в США. Автор многочисленных научных трудов по исследованию ионосферы и магнетизма Земли, квантовой механике, астрофизике. Умер Герой Советского Союза Моисей Залманович Хохлов 5 мая 2015 года в городе Рестоне (англ. Reston, штат Виргиния, США).

Жолудев Наум Ильич (1922–1985) — командир миномётного расчёта 273-го гвардейского стрелкового полка 89-й гвардейской Белгородско-Харьковской стрелковой дивизии 37-й армии Степного фронта, гвардии младший сержант. Родился 13 января 1922 года в городе Гомель (Белоруссия) в семье рабочего. Еврей. После окончания средней школы работал токарем на Гомельском станкостроительном заводе. Призван в армию в октябре 1941 года Свердловским городским военкоматом. Обучался в запасном полку в Свердловске (ныне — Екатеринбург), стал командиром миномётного расчёта. В действующей армии с февраля 1942 года. Воевал на Брянском, Юго-Западном, Степном, 2-м и 3-м Украинских фронтах. Участвовал в боях под Воронежем летом 1942 года, в боях под Сталинградом, в Курской битве, освобождении Белгорода, Харькова, многих населённых пунктов Левобережной Украины. Отличился при форсировании Днепра. 29 сентября 1943 года в составе передового отряда своего полка гвардии младший сержант Н. И. Жолудев вместе со своим расчётом на плоту форсировал реку Днепр в районе села Келеберда (Кременчугский район Полтавской области, Украина).

После высадки на берег он немедленно установил миномёт и открыл огонь, прикрывая переправу пехотных подразделений 3-го стрелкового батальона. После закрепления на плацдарме в течение шести дней и ночей непрерывных боёв за удержание плацдарма Н. И. Жолудев находился всё время в боевых порядках пехоты и участвовал в отражении многочисленных вражеских контратак, прицельным огнём своего миномёта поражая живую силу и огневые точки противника. Когда у миномёта Н. И. Жолудев остался лишь вдвоём с подносчиком мин, он не прекращал стрельбу и вёл огонь по врагу. 5 октября, когда немцы подошли вплотную к миномётной позиции, бой принял рукопашный характер. Миномётчики отбивались автоматным огнём, гранатами, прикладами, сапёрными лопатами. Н. И. Жолудев, отстреливаясь из автомата, вместе со стрелками пехотных подразделений отстоял занятый рубеж, нанеся противнику большие потери. Его расчётом было уничтожено до роты гитлеровцев, подавлено 3 огневых точки. В ходе этих боёв Н. И. Жолудев был ранен, но остался в строю. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 декабря 1943 года за проявленные мужество и героизм при форсировании Днепра гвардии младшему сержанту Жолудеву Науму Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3156). В дальнейшем Н. И. Жолудев принимал участие в освобождении Правобережной Украины. В 1944 году окончил армейские курсы парторгов и был назначен парторгом полка, освобождавшего Румынию и Болгарию.

Участник Парада Победы в 1945 году. После войны продолжил службу в армии. В 1946 году окончил курсы переподготовки командного состава, в 1950 году заочно окончил Минский юридический институт. Служил в следственной части военной прокуратуры Белорусского военного округа. С 1970 года подполковник юстиции Н. И. Жолудев — в запасе. Награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями. Жил Н. И. Жолудев в Минске в доме № 8 по улице Червякова, на котором установлена мемориальная доска, увековечивающая память пяти Героев Советского Союза, которые жили в нём с 1970 года. Есть на этой мемориальной доске имя Героя Советского Союза Наума Ильича Жолудева. Работал он старшим юрисконсультом «Белспортлото». Умер Герой Советского Союза Наум Ильич Жолудев в Минске 9 декабря 1985 года. В Гомеле установлен памятник Н. И. Жолудеву.

Форзун Яков Цалевич (1924–2015) — пулемётчик 199-го гвардейского стрелкового полка 67-й гвардейской стрелковой дивизии, 6-я гвардейская армия 1-го Прибалтийского фронта гвардии красноармеец. Родился 6 ноября 1924 года в городе Коростышев Житомирской области Украины в семье сапожника. Еврей. Окончил 7 классов школы в 1939 году, работал в артеле «Большевик». Яков Форзун вспоминал: «Вскоре после начала войны я вместе с родителями и сестрой ушел на восток, немцы были уже рядом с нашим городом. Шли пешком на Житомир, дошли до Киева, дальше пришлось бежать в Барвенково, в Харьков. Но нигде мы не могли задержаться надолго, немцы шли за нами по пятам. Добрались до Ростовской области, но фронт приблизился и к этим местам. И снова нам пришлось идти по дорогам, забитыми беженцами и эвакуированными. В итоге мы оказались в Большевятском районе Пензенской области, в селе Ломовка. Здесь, в колхозе имени Чкалова, я стал работать трактористом».

В Красной Армии с августа 1942 года. Осенью 1942 года Яшу Форзуна направили в Ульяновск, в учебный танковый полк, где он три месяца проходил курс обучения на механика-водителя танка Т-34. В конце 1942 года вместо передовой, его с группой отобранных молодых красноармейцев, приказом направили в пехотное училище, дислоцированное в городе Чапаевск. Там Форзун проучился очень недолго, и вскоре, в составе 120-й отдельной курсантской стрелковой бригады, был отправлен на фронт. Начинал воевать рядовым автоматчиком, потом, полтора года, с перерывами на ранения и госпиталя, воевал первым номером в расчете пулемета «максим». Яков Форзун вспоминал:

«Летом сорок третьего года в бою за город Карачев я был первый раз тяжело ранен. Мы пошли в атаку, захватили первую линию немецкой обороны, закрепились на горке, стали отражать контратаку, рядом разорвался снаряд и мне крупный осколок попал в спину и застрял в легком. Несколько месяцев пролежал в госпитале в Арзамасе, врачи не могли достать и удалить этот осколок. После госпиталя вернулся на фронт, но в бою под Витебском получил пулевое ранение в ногу. Лежал два месяца в госпитале в Калинине. Опять оказался на передовой, и в очередной раз был ранен».

Отличился Яков Форзун при прорыве обороны противника у деревни Сиротино (Городокский район Витебской области) 22-23 июня 1944 года и при форсировании 24 июня Западной Двины у деревни Буй (Бешенковичский район той же области), через которую переправился первым в роте. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года за отвагу и мужество, проявленные при форсировании Западной Двины рядовому Якову Цалевичу Форзуну присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5291). По прошествии лет Яков Цалевич Форзун вспоминал:

«22-го июня 1944 года в тяжелом бою, с рукопашным схватками, большой кровью, мы взяли деревню Сиротино и вышли к Западной Двине. Берега на нашем участке были болотистые, ни танки, ни артиллерия не могли подойти близко к реке. К нам в батальон пришел командир полка Дегтярев и стал вызывать добровольцев. Задачу добровольцам поставили следующую — ночью скрытно переправиться на немецкий берег, пробраться в глубину их обороны, и незадолго до того момента, когда начнется переправа основных сил полка, ударить немцам в тыл, отвлечь огонь и внимание на себя. Вызвалось добровольно три человека — сержант Зайцев, Жилин, и я.

Мы хорошо знали, на что идём, и что вряд ли останемся в живых… Связали маленький плотик, поставили на него пулемет «максим», положили боеприпасы по максимуму, гранаты, замаскировали плот под корягу, и перед рассветом поплыли через реку, держась за плот. Туман нас прикрыл, мы незаметно достигли западного берега, высадились, залегли. Метрах в тридцати от нас в окопе боевого охранения находился немецкий пулеметный расчет, три человека. У нас были с собой финки, мы подползли к ним, и одновременно кинулись на пулеметчиков, заранее договорившись, кто кого «берет на себя». Зарезали их без шума, с линии передовой немецкой траншеи никто ничего подозрительного не заметил. А дальше, мы пробрались вместе с «максимом» через две линии траншей, и заняли удобную позицию, замаскировались. Когда рассвело, мы открыли огонь. Но подразделения полка так и не смогли переправиться в это утро, все попытки форсировать реку были отбиты немцами, выжившие вернулись на исходный рубеж, а те, кто все же смог высадиться на западном берегу — были перебиты. И нам, втроем, пришлось выдержать за сутки одиннадцать немецких атак, отбивались своим и трофейным оружием, немецкими гранатами. В ходе непрерывного боя товарищей моих ранило, Жилин, например, получил три ранения, и я в одиночку продолжал стрелять.

Под вечер к нам смогли пробраться два человека из одной роты, погибшей при переправе. Один из них был старший лейтенант, по фамилии Серегов или Серегин, сейчас затрудняюсь точно вспомнить. Они помогли нам продержаться до темноты. А ночью полк предпринял еще одну попытку форсирования, и она оказалась успешной, плацдарм был захвачен. Мы продвинулись вперед, вырыли себе окопы и закрепились. Но уже на следующие сутки, немцы массированными атаками пытались сбросить нас обратно в реку. На нас пошли танки, часть пехоты выскочила из окопов и побежала. Я смотрю, а головной танк идет прямо на меня, на мой пулемет. И когда он подошел на считанные метры, я упал на дно траншеи, и как только танк перемахнул через траншею, поднялся и бросил на моторную часть противотанковую гранату. Повернулся, а совсем рядом, справа, прёт второй танк, я в него кинул связку, и подбил. Вот так, повезло… Остальные немецкие танки нас бы там, всех до единого, быстро бы передавили, но в это время, и по танкам, и по нашим позициям, стала бить наша артиллерия, добивая и своих, и чужих. Уцелевшие немецкие танки отошли назад. После этой танковой атаки от нашего батальона осталось меньше двадцати человек. Появились старшие командиры, жали мне руку, на позиции пришёл корреспондент из нашей дивизионной многотиражки, стал расспрашивать про обстоятельства боя, меня сфотографировали для газеты. О том, что меня, за переправу через Западную Двину и за эти два подбитых танка, представили к Герою, я поначалу не имел ни малейшего понятия.

Через несколько дней принесли в роту дивизионную газету «Боевой натиск», а там статья про меня и мой снимок, и в самом конце написано, что гвардии рядовой Форзун представлен к высшему званию. Я прочел, и положил газету в карман гимнастерки. Наша дивизия продолжала наступление в направлении на Латвию, шли непрерывные серьезные бои. Тринадцатого июля, во время немецкой танковой атаки, я получил тяжелое ранение в левую ногу. Крупный осколок танкового снаряда раздробил мне кости на ноге, санитары меня вытащили с поля боя.. Оказался в госпитале, в городе Фурманов, где мне пришлось пролежать полгода, пока меня не комиссовали из армии по инвалидности».

Золотую Звезду Героя Якову Форзуну вручал в Кремле Председатель Президиума Верховного Совета М. И. Калинин. Об этом эпизоде своей жизни Форзун вспоминал:

«Он меня поздравил, крепко пожал руку, сказал теплые слова. Я держу в руке коробочки с Золотой Звездой и с орденом Ленина, а там же еще полагалось вручить различные отдельные коробочки с Грамотой ВС СССР, с красной книжечкой — удостоверением Героя, с бесплатными проездными документами на пять лет, и так далее, а я даже принять их не могу, я же на костылях, как до своего места в зале все это донесу? Подошел какой-то генерал, и помог все донести. А на следующий день я пошел в Еврейский Антифашистский Комитет, где состоялась незабываемая для меня встреча с главой комитета Соломоном Михоэлсом».

В 1946 году гвардии рядовой Я. Ц. Форзун был демобилизован. Награждён медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденом Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени и медалями. Жил в Житомире, работал бригадиром на заводе «Рембыттехника». Был председателем первичной организации Общества охраны памятников истории и культуры при заводе. С 1991 года жил в Израиле, в городе Ор-Акива (ивр. ‏אור עקיבא‎‏‎‎ — «Свет Акивы»). 8 апреля 2010 года Генеральный консул России в Хайфе вручил последнему из живых в Израиле Героев Советского Союза Я. Ц. Форзуну медаль. «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Тогда он сказал:

«Я был простым рядовым солдатом-пулеметчиком, комсомольцем-патриотом, и на войне, не жалея своей крови, честно, как и миллионы других бойцов, выполнил свой святой долг перед Родиной и перед своим народом. Лучшие из нас пали смертью храбрых на той войне и над многими солдатскими могилами не то, что Золотую Звезду, до сих пор фанерную звезду не поставили. Вечная память погибшим».

Герой Советского Союза гвардии рядовой Яков Цалевич Форзун умер 6 июня 2015 года.

Источник: club.berkovich-zametki.com

Источник: newsland.com

Добавить комментарий