Доктор Штокман и Эльвира

Польский режиссер Ян Клята получает премию

на сцене Александринского театра.

Фото с официальной страницы в Facebook

Театра-фестиваля "Балтийский дом"

Второй раз церемония проводилась Театром-фестивалем «Балтийский дом». От России лауреатом 17-ой премии стал Валерий Фокин. В этом событии приняли участие деятели театрального движения всего мира. Были показаны спектакли российских и зарубежных лауреатов предыдущих лет.

Среди них «Враг народа» Генрика Ибсена Национального Старого театра имени Хелены Моджеевской из Кракова режиссера Яна Кляты.

Автор адаптации Михаль Бужевич превратил драму идей в драму действий. Динамизм и энергия режиссуры Яна Кляты подчеркнули бешеный темп происходящих событий, вызывающих ассоциации с современной жизнью, и не только в Польше. Проблемы маленького курортного городка, имеющие место в любой точке земного шара, выросли до огромных масштабов. Этому способствовала метафорическая сценография Юстины Лаговска с разрушающейся мебелью неуютной квартиры семейства доктора Штокмана, обнаружившего опасные микробы в водах целебного источника. Штокмана готова поддержать либеральная газета, но мэр и «отцы города» не допускают этого.

Идеалист Ибсена, одинокий бунтарь Штокман, в спектакле Кляты превращается в борца. Клят выбирает метод Брехта с зонгами, прямыми обращениями в зал, отказом от полного перевоплощения. Юлиус Хшонстовский (Штокман) – брехтовский актер, мгновенно в своих прямых обращениях к залу налаживающий контакт, делал зрителей единомышленниками. Он говорит о коррумпированных городских властях, продажности трусливой прессы, об экологических проблемах, об острых моментах общественной жизни, включая ситуацию с Кириллом Серебренниковым. Актер подчеркивает парадоксальность ситуации: «сплоченное большинство», которое громит Штокманн, в действительности – меньшинство. Шутовские приемы режиссера действенны: маски персонажей добавляют остроту. Шляпа мэра города, брата доктора Штокмана (Радослав Крзыжовский) – головной убор индейского вождя; владелец кожевенного завода, загрязняющий источник, – карикатурный водяной с огромной седой бородой и мертвенно-серым лицом (Збижек Ручинский). Ян Клята осмеивает политиканов, пророча им конец. Высвечиваются библейские слова, явленные вавилонскому царю Валтасару: мани, фекел, фарес – «сосчитано, взвешено, разделено».

Италия представила спектакль «Эльвира Жуве 40», созданный Миланским театром Пикколо в содружестве с театральной лабораторией «Teatri Uniti» Неаполя в постановке выдающегося актера и режиссера Тони Сервилло. Драматург Брижит Жак вдохновилась книгой знаменитого французского режиссера Луи Жуве «Мольер и классическая комедия», в основе которой стенограмма его занятий со студентами Парижской Национальной Консерватории с 14 февраля по 21 сентября 1940 года в оккупированном немцами Париже. Жуве работал с талантливой студенткой Паулой Диэлли над сценой прощания Эльвиры с Дон Жуаном из IV акта комедии Мольера. В пьесе студентку зовут Клаудиа. Тонио Сервилло, воплощающий Луи Жуве, настолько органичен, что невозможно отделить друг от друга этих мастеров. Педагогические заветы Жуве – это и его заветы. В интервью Сервилло говорил о «хрупкой магии взаимодействия актера и персонажа». Мы были свидетелями этой магии, но совсем не хрупкой. Как и Жуве, Сервилло считает, что актеры должны быть поэтами. Этому он учит свою ученицу и как режиссер данного спектакля, и как исполнитель роли Жуве. Отнюдь не старомодно звучит подлинный текст Жуве, стремящегося, чтобы юная актриса показала бы Эльвиру человеком, «одаренным милостью Божией». Он работает подробно, терпеливо, не раздражаясь, добиваясь нужного результата. Петра Валентини – чуткая тонкая актриса, и мы видим божественный результат педагогики Жуве – Сервилло. Как гром с ясного неба возникает на экране сообщение: Клаудиа за роль Эльвиры получила высшую оценку, но ей не дано было воплотить Эльвиру в театре. Она – еврейка: путь на сцену в оккупированном Париже ей закрыт.

Добавим, что стенографирующая занятия Жуве Шарлотта Дельбо, участница движения Сопротивления, оказалась в концлагере Аушвиц и чудом не погибла и после войны продолжила работать с Жуве. Спектакль оставляет сильнейшее впечатление благодаря классической педагогической режиссуре и классическому созданию характеров. Эффект присутствия на уроках Жуве усиливается тем, что действие происходит на сцене и в зрительном зале, куда иногда, чтобы дать указания, спускается режиссер Жуве или режиссер Сервилло?

Санкт-Петербург 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий